Конец пути под Сталинградом

Конец пути под Сталинградом

Многое было видно с наблюдательного пункта перед балкой Вишневой. Но не все. Поэтому, оставив на НП своего заместителя, я направился вперед.

По дороге подошел к одному орудию, которое, по всей видимости, бой закончило. Я узнал командира орудия, 18-летнего старшего сержанта Б. Альчикова. Он доложил, что только что разбил прямой наводкой немецкий дзот, мешавший нашему продвижению вперед. Больше целей нет.

Я вспомнил упрек Батова.

— Как нет целей? А вон перед соседом отходит группа гитлеровцев. Дайте ей!

— Вижу, — смущённо ответил юный командир и повернул орудие вправо.

Как на крыльях перемахнули мы через «вредную» Вишневую балку. Поднявшись на ее восточный берег, мы остановились осмотреться. Всюду в город шли и ехали массы людей, автомашины, сани, орудия. Ни одного выстрела не было слышно.

— Вот и победа, — обратился я к своим спутникам.

— Да, победа, Николай Иванович, — откликнулся Соболь. Он был рядом со мной в этот радостный час, мой комиссар и верный друг. Мы обнялись и крепко расцеловались. То ли от порохового дыма, то ли еще от чего запершило в горле. А глаза заслезились, наверное, от крепкого волжского ветра…

Конец пути под Сталинградом

Из подвалов, погребов и землянок начали появляться первые жители. Они не солдаты, они не стеснялись плакать.

На всю жизнь врезалась в память картина, увиденная нами в поселке Баррикады. Стоявшие на огневых позициях немецкие орудия были исковерканы и изрешечены осколками.

Около орудий валялись неубранные трупы прислуги. Землянки, блиндажи, подвалы до отказа забиты ранеными, больными и обмороженными солдатами армии Паулюса. Лишенные медицинского ухода, они лежали в хламье, в грязи, обросшие, немытые, с безразличными блуждающими взорами. Вокруг них — смрад и зловоние. А не потерявшие способности передвигаться стояли, закутавшись в женские шали, платья и одеяла. Всюду валялись обгрызенные лошадиные кости. Позже стало известно, что в окружении гитлеровцы съели 39 тысяч лошадей!

На одном из огородов мы увидели большое количество незахороненных трупов гитлеровских солдат. Видно, не один день они лежали здесь — живым было не до них. В другом месте авиабомбы попали в фашистское кладбище.

Так кончился для них поход на Сталинград.

На краю воронок рядом с незахороненными гитлеровцами лежали трупы тех, что уже побывали в могилах. Сталинградская земля вышвырнула их вон.

Тысячи оставшихся в живых вереницами двигались в пункты сбора военнопленных. Более чем трехсоттысячная армия немецко-фашистских войск перестала существовать.

Политотдел дивизии организовал митинг, посвященный небывалой победе над фашистскими войсками. На красном полотнище, протянутом между бортами трофейного автоприцепа, приспособленного под трибуну, было написано: «Отныне Сталинграду жить свободной жизнью!»

Выступления были короткими. В самом начале митинга я зачитал приветственную телеграмму и благодарность Верховного Главнокомандующего. Это вызвало бурный восторг. Во всех выступлениях звучала радость по поводу нашей победы, к которой мы долго и настойчиво шли от дальнего, Задонья до Волги, и горячая благодарность боевым товарищам, не щадившим жизни в жестоких боях с врагом.

Я смотрел на обветренные лица солдат и командиров, тесно, плечом к плечу стоявших вокруг нас. Вот командиры.

Дальше наши фронтовые пути разошлись, но я знал, что воины 214-й дивизии умножили славные боевые традиции, заложенные еще в битве на Волге.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий