Лицом к лицу

лицом к лицу

В ночь на 21 июля дивизия выступила в новый район сосредоточения. Впереди и сзади безопасность пути обеспечивали зоркие походные заставы, на ответвления дорог также выбрасывались неподвижные боковые заставы, которые пропускали мимо себя колонны. Впереди действовали разведчики.

Во время ночного движения и произошла первая встреча с противником. Случилось так: прорвавшиеся моторизованные части немцев внезапно атаковали передовой отряд дивизии и в районе Борки обрушились на главные силы. Офицеры связи и конные связные не успели предупредить части и штаб. Так как дорога оказалась перерезанной немцами, связным пришлось добираться в обход, по заболоченной местности.

События развивались настолько стремительно, что оказать организованное сопротивление врагу нам не удалось. Части дивизии, зажатые лесным болотистым массивом, не смогли организованно развернуться для боя и вынуждены были отходить в район Нелидово.

Этот встречный ночной бой серьезно встревожил наш штаб. Казалось, все меры боевого обеспечения были продуманы со всей тщательностью и неплохо организованы. Определен был и порядок развертывания частей на тех или иных рубежах в случае внезапного возникновения встречного боя. Противник был обнаружен своевременно. Что же помешало нам встретить врага организованно и своевременно?

Очевидно, здесь сказалось, прежде всего, отсутствие хорошей радиосвязи. Танки и мотопехота противника сумели с ходу сломить сопротивление передового отряда. Что же касается главных сил, то они, не получив своевременного донесения о встрече с врагом, были внезапно атакованы численно превосходящими силами немцев. Из этого внезапного боя части дивизии вышли с первыми потерями, полностью не выполнив задачу.

В районе Нелидово дивизия быстро привела себя в порядок. Во время короткой паузы мы разобрались в причинах, приведших к такой неожиданности, сделали из них правильные выводы. Были проведены партийно-комсомольские собрания в подразделениях, где были обсуждены эти выводы.

Кстати сказать, отсутствие радиосвязи было бедой не только нашей дивизии. В начале войны у нас в войсках по разным причинам недооценивали радиосвязь. Это было серьезным недостатком в управлении войсками. Не случайно поэтому, что уже 23 июля 1941 года народный комиссар обороны издал специальный приказ «Об улучшении работы связи в Красной Армии», в котором подчеркивалось значение радиосвязи для управления войсками, требовалось от всех командиров и штабов решительно улучшить использование радиосвязи.

В этом бою проявили храбрость и отвагу, умение бить врага многие командиры и красноармейцы, кого можно было поставить в пример. Затем наши действия были продолжены. Следующие сто километров нашего маневрирования были пройдены без особых и неожиданных воздействий со стороны противника, и к утру 23 июля дивизия сосредоточилась на заданном районе в лесу южнее Глинской.

лицом к лицу

К этому времени 30-я армия втянулась в тяжелые бои на рубеже Канат, Глинская, Ордынск. Соединения ее вступали в бой не одновременно, а по мере подхода к рубежу соприкосновения с противником, что, разумеется, было крайне невыгодно для наших войск. Но к этому вынуждала обстановка.

50-й кавдивизии была поставлена задача: действуя на широком фронте, вести активную разведку в направлении Канат, Зекеево, оз. Щучье и готовиться к предстоящим активным действиям.

Высланные вперед разведчики донесли, что в Жабоедово, Пронино и в районе оз. Щучье происходит скопление войск противника. Однако полученные сведения были далеко неполными и по ним было трудно составить полную картину группировки вражеских сил. Поэтому и было принято решение организовать в тылу противника разведку. Объектом разведки было избрано село Троицкое. Это село находилось километрах в пятнадцати западнее крупного населенного пункта Жарковский, в глубине лесного массива. За рекой Межа от него тянулись большаки на Старую Торопу и г. Белый, со стороны которых разведчики слышали непрекращающийся шум моторов. По предварительным сведениям в селе расположился гарнизон противника.

В штаб были вызваны назначенные в разведку командиры эскадронов: капитан Батлук из 37-го кавполка, старший лейтенант Г. Я. Лющенко из 43-го кавполка и другие. Им и была поставлена задача — в ночь на 24 июля, переправившись через реку Межа, скрытно выйти в район Троицкого. Днем организовать наблюдение за большаком на Старую Торопу и Белый, одновременно произвести разведку окрестностей Троицкого. С наступлением темноты окружить заставами Троицкое, а перед рассветом, после артиллерийского налета, захватить село и уничтожить гарнизон немцев.

Чтобы успешно выполнить поставленную задачу, усиленному сабельному взводу лейтенанта Г. Ф. Криворотько из эскадрона Батлука было приказано: во время действий в направлении Троицкого, с боем установив силы противника в Пронино, сковать его гарнизон.

Эскадроны усиливались артиллерией и станковыми пулеметами.

Командование дивизии потребовало от командиров частей и эскадронов действовать дерзко, стремительно, организованно, взять побольше «языков» и документов.

Командиры сделали на картах необходимые пометки. Сосредоточенные, возбужденные лица выражали внутренний подъем и собранность, чувствовалось, что боевая задача им по душе. Что ж, стремление к бою было присуще всем нашим конникам, никто из советских людей — подлинных патриотов своей Родины — не мог оставаться в стороне в великой битве, развернувшейся на огромных просторах земли советской.

Когда темнота спустилась на землю, наши разъезды и органы охранения двинулись по глухим лесным тропам в обход деревни Жабоедово. Вслед за ними бесшумно последовали и другие дивизии.

Эскадроны незаметно переправились через реку Межа, проскочили жабоедовский большак и, обойдя Троицкое с севера, сосредоточились в лесу западнее села.

В этом ночном бою было уничтожено до двух рот пехоты и минометная батарея, захвачен обоз с военным имуществом и боеприпасами, немало пленных, десятки пулеметов, минометов, много автоматов, различные документы и карты. По документам и допросу пленных удалось установить, что разгромленные подразделения принадлежали 106-й пехотной дивизии фашистов.

Выполнив задание, эскадроны двинулись в обратный путь. С первыми лучами восходящего солнца колонны возбужденных удачным рейдом кавалеристов вступили в расположение дивизии. Впереди, в окружении казаков, понуро брели десятки пленных немцев.

Итоги и опыт успешно проведенной в эту ночь операции стали основной темой бесед политаппарата и секретарей парторганизаций с личным составом всех подразделений кавдивизии. Конники на своем опыте убедились, что не так уж страшен враг, как его малюют.

— Фриц, як скаженный бык, — поучал своих товарищей старый казак Филипп Афанасьевич Шаповаленко, участник ночного боя у села Троицкого. — Прет себе вперед и всех, что не попадутся, на рога норовит поддеть.

Пленные на допросах показали, что на рубеже реки Межа действуют сильные заслоны соединений, которые прикрывают левый фланг наступающей армии противника и имеют задачу захватить город Белый, а потом — Можайск.

Подтвердилось также, что разгромленные нами роты являлись передовым отрядом 196-й пехотной немецкой дивизии, наносившей удар по городу Белый.

Было ясно, что командование 9-й немецкой армии, несмотря на большие потери, понесенные в предыдущих боях, бросает в бой все новые и новые части, стремясь прорваться в Можайск.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий