Миномет № 3349

Миномет № 3349

«236 тонн металла из миномета № 3349» — так названа одна из заметок дивизионной газеты «В бой за Родину». Вот что в ней напечатано: «Миномет № 3349 сержант Ковешников получил еще в 1942 году на Калининском фронте под Ржевом. За время войны сержант Ковешников выпустил из своего миномета 14 792 мины. 236 672 килограмма металла полетело в фашистских захватчиков!»

В 1946 году Егор Васильевич демобилизовался, вернулся в поселок Озерки Конаковского района Калининской области, работал машинистом тепловоза на торфо- предприятии. К его двум орденам Красной Звезды и четырем боевым медалям прибавился орден Октябрьской Революциию.

Проливные дожди залили дороги. Тысячи солдатских ног месили густую, липкую грязь. В ней увязали пушки и повозки. Надрываясь, старательные кони тянули и не могли вытянуть непосильный груз. Тяжело было пехоте, трудно приходилось артиллеристам, но, пожалуй, больше всего доставалось тогда батальонным минометчикам. Сменяя огневые позиции, они переносили на себе литые опорные плиты, стволы, лотки с минами.

Шесть 82-миллиметровых минометов установили в балочке. На косогоре только что отбитая у немцев деревня. За огородами лежит редкая цепь наших стрелков. Полковые артиллеристы еще не заняли позиций. Никак не могли выползти на косогор увязшие в балочке танки английского производства, которыми была вооружена часть, поддерживающая нашу пехоту.

Гитлеровцы вот-вот пойдут в контратаку. Простым глазом видно, как копошатся они в лесочке за несжатым ржаным полем.

Минометы подготовлены к бою. В ровиках — мины, только маловато их.

— На огневой оставить телефониста и наводчика первого миномета Ковешникова. Остальные — за минами!— приказал командир роты. Он надеялся, что бойцы успеют вернуться с минами до начала контратаки. Но противник будто ждал этого момента. Как только ушли минометчики, взрывы сплошной стеной встали перед деревней. Стреляя и гомоня, из леса выбежали немецкие автоматчики.

— Огонь! — кричал охрипшим голосом телефонист. Красноармеец Егор Ковешников, перебегая от миномета к миномету, опускал в стволы мины. Непрерывно ухали минометы. Трудно было поверить, что огонь ведет только один человек. Разрывы по-шахматному покрывали желтое поле черными пятнами. Более семидесяти мин выпустил Егор Ковешников. Автоматчики откатились к лесу. Многие остались на том ржаном поле.

Миномет № 3349

Было это в сентябре 1942 года недалеко от города Ржева.

За годы многое стерлось в памяти. Не помнит теперь Егор Васильевич, как называлась та деревня. Не помнит он и названия другой ржевской деревни, но то, что он там увидел, стояло перед его глазами всю войну.

Утихли дожди. Стояла осень, а солнце грело щедро, по-летнему. Быстро просыхали дороги. Бойцы сняли шинели и свернули их в походные скатки. Настроение было хорошее: противник отступал.

Дорога вела от деревни к деревне. Но это были не деревни, а пожарища: отступая, гитлеровцы сжигали все дотла. Сиротливо стояли печи с высокими трубами. Деревья, и те были обгорелые, израненные пулями и снарядами.

Тут он увидел, как из маленькой, совсем незаметной землянки вылезли дети — мальчик лет восьми и девочка немногим старше его. Опираясь на руку сестренки, мальчик прыгал на одной ноге. Другая у него была забинтована, и сквозь повязку просачивалась кровь.

Красноармейцы окружили детей. Девочка рассказала, что вчера вечером, когда немецкие солдаты убегали из деревни, братишка вышел из землянки и начал кидать вслед им камнями. Гитлеровец оглянулся и дал по нему очередь из автомата.

— Вот что делают гады! — в сердцах сказал пожилой боец.— Мало того, что жгут все кругом и грабят. Еще и в детей стреляют!

Он достал из кармана два сухаря и дал их детям. Мальчик тут же с жадностью стал грызть сухарь, а девочка, сглатывая слюну, сунула свой в карман. Видимо, припрятала для братишки.

Бойцы двинулись дальше. Шли молча. Перед глазами Егора стоял мальчик с окровавленной ногой и жадно грыз черный солдатский сухарь.

«Звери они, звери! Даже дети их ненавидят, — думал Егор. — «Мальчонка, а не побоялся…»

И тут же сами по себе родились строки: Зачем пришел в Россию ты? Зачем принес к нам меч кровавый? На вас, двуногие скоты, Поднялись все — большой и малый!

Такое водилось за Егором: если что очень взволнует его, начинает об этом складывать стихи. Пусть несовершенны они, зато идут от сердца. Солдаты одобряют, нравятся им Егоровы стихи.

В ноябре 1942 года отличного наводчика Егора Ковешникова из батальона перевели в полковую батарею 120-миллиметровых минометов.

С тех пор прошли десятки лет, но если сейчас среди ночи разбудить Ковешникова и спросить номер миномета, он, не задумываясь, ответит: 3349. Да и как его позабыть! Считай, с одним минометом всю войну прошел — от Ржева до Праги.

Много было боев, не все остались в памяти. Но были такие, которые не забываются. Один из них минометчики назвали дуэлью.

Расчет Ковешникова по приказу комбата «откочевал» за километр левее батареи. В густом кустарнике быстро оборудовали огневую. Впереди скрежетал немецкий шестиствольный миномет, прозванный нашими солдатами «ишаком». И еще его называли «скрипачом». Один за другим, через равные промежутки времени, раздавались протяжные уродливые звуки, чудовищный и зловещий скрип, и шесть мощных взрывов потрясали всю окрестность. Это были реактивные снаряды.

— Приготовиться! — передал команду комбата телефонист. — Заряд первый. Угломер 28-60. Прицел 8-20.

Точный поворот маховичка, риски совпали.

— Готово!

— Беглый огонь!

Мина за миной вылетают из грохочущего миномета. А натренированное ухо слышит противный и протяжный скрип. Опять шесть взрывов рвут землю.

«Близко кладет! Нащупал!» — думает каждый, но вслух никто не произносит ни слова. Так и тянет прыгнуть в спасительный ровик, прижаться к земле, укрыться от страшных взрывов, от воя осколков.

Опять тот же протяжный скрип, и опять разрывы. Кажется, уже совсем рядом. Кругом бушует огонь. Дыбится земля. Тяжелые комья закидывают минометчиков, но расчет упорно делает свое дело.

Никто из них не смог бы сказать, сколько длился этот бой. То ли совсем остановилось время, то ли превратились минуты в мгновенье. А кому эти минуты показались дольше иных часов. Но продолжался бой до тех пор, пока не смолк вражеский миномет. «Скрипач» был подавлен.

И когда наши войска ушли далеко на запад, в самые трудные минуты вспоминались бои под Ржевом.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий

  1. Александр

    Как в фильме “Кин-дза-дза” вышло: “Скрипач не нужен”. Накрыл его наш миномёт первым, повезло.

    Ответить