Мы стали объектом внимания противника

Мы стали объектом внимания противника

Рекогносцировка переднего края показала, что строить оборону нужно главным образом на применении сплошного, многослойного и перекрестного огня — противотанкового и противопехотного. В условиях открытой степи это могло дать нам большие преимущества.

Приняв такой вариант, мы договорились на совещании командиров н политработников также о том, что площадки для орудий, минометов, пулеметов и противотанковых ружей должны представлять собой составную часть траншеи, которая таким образом свяжет их для начала хотя бы в ротном звене.

И строительство началось.

Сначала оно шло довольно медленно: сказывалась непривычка многих солдат к земляным работам, да и грунт попался тяжелый. Все же в некоторых частях и подразделениях работа сразу пошла успешно, а это оказало положительное воздействие на всех.

Бойцы начали соревнование за высокую производительность труда. Инициатива в этом принадлежала коммунистам и комсомольцам. Очень полезную роль сыграло специальное совещание командиров и политработников всего укрепленного района, па котором представители батальонов, хорошо зарекомендовавших себя на строительстве рубежа, подробно рассказали о своем опыте. Затем в ротах этот вопрос обсудили на партийных и комсомольских собраниях.

К отстающим подразделениям прикрепили опытных специалистов из саперных батальонов. Чтобы компенсировать нехватку инструмента, организовали работы посменно, днем и ночью. И результаты превзошли наши ожидания: все батальоны стали перевыполнять задания на строительстве почти вдвое.

Бойцы спешили. Они прекрасно понимали, как много значил их тяжелый труд: фронт был рядом.

Там был враг, который в эти дни еще упорнее рвался вперед. На рассвете 14 октября после сильной авиационной и артиллерийской подготовки 150 танков противника, сопровождаемые пехотой, атаковали тракторный завод. После восьмичасового кровопролитного сражения немецкое командование вынуждено было ввести в бой еще пять дивизий, поддерживаемых крупными силами авиации. Овладев тракторным, фашисты вышли в этом районе к Волге. Вскоре они захватили Рынок, Спартаковку и с трех сторон окружили группу полковника С. Ф. Горохова в северной части города.

Мы стали объектом внимания противника

Фронт приближался. От нас его отделяли теперь 15-20 километров. Теперь уже и мы стали объектом внимания противника. Пришлось усилить боевое обеспечение — разведку, противотанковую и противовоздушную оборону.

Вражеские самолеты ни днем, ни ночью не оставляли нас в покое. Они гонялись даже за одиночными бойцами.

Послали однажды в штаб фронта казначея техника-интенданта II ранга А. И. Матюкова. Прошло несколько дней, а его все нет. Наконец, начальник финансового отдела В. Ф. Маслов доложил, что казначей в управление фронта не являлся. В общем, пропал без вести.

Это показалось мне странным. Матюков был хорошим, дисциплинированным офицером. Да и выехал он но один — с ним были два сопровождающих солдата на повозке. Куда же все они девались?

Об их участи мы вскоре узнали. В степи нашли перевернутую повозку, а рядом с ней — трупы двух солдат и Матюкова. Видимо, фашистский самолет настиг их в открытой степи и расстрелял и людей, и лошадей.

Фашистские летчики вели себя нагло, и многие из них поплатились за это. Наши бойцы не раз сбивали их. Сержант И. Ф. Бражников, например, вышел победителем из единоборства с «Ме-109».

Это произошло так.

Отстояв в дозоре, Бражников степью возвращался в роту. Появившийся вражеский самолет погнался за ним. Сержант не растерялся, лег на спину, изготовил винтовку по всем правилам стрельбы по воздушному противнику и открыл огонь. Пуля перебила трассу управления самолета, и летчику пришлось приземлиться. Пытался убежать. Бражников — за ним. Метким выстрелом ранил фашиста и взял его в плен.

Сержант Бражников был награжден орденом Отечественной войны. Его примеру старались подражать все бойцы. Это помогло многим из них отделаться от «воздухобоязни». Борьба с самолетами врага становилась все более успешной.

День 20 октября был радостным для всего личного состава укрепрайона: мы досрочно закончили оборудование рубежа, и батальоны смогли занять созданные ими самими позиции.

Дело в том, что обстановка на фронте к этому времени изменилась коренным образом. С переднего края к нам начали поступать первые хорошие вести. Наступление врага было везде остановлено. Героической, беспримерной обороной и мощными ответными ударами наши войска сумели надломить силы немецко-фашистских армий, вынудив противника отказаться от дальнейшего наступления и перейти к обороне. А наши силы тем временем росли не по дням, а по часам. В район Сталинграда непрерывно подтягивались свежие резервы Красной Армии.

В тот день, когда мы закончили строительство рубежа, через пего проследовали к фронту три новые дивизии, а еще три начали сосредотачиваться на правом фланге нашей полосы — у Дона. Над укрепрайоном одна за другой пролетали эскадрильи советских бомбардировщиков под охраной истребителей. Они шли откуда-то с севера — тоже к Сталинграду.

Чувствовалось, что назревают большие события. И смысл их становился все более ясным: условия благоприятствовали подготовке контрнаступления советских войск, и оно, несомненно, должно было вскоре начаться.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий