Неравный бой

Начался неравный бой

В сентябре на Мурманском направлении по-прежнему шли тяжелые бои. Воины 14-й армии вместе с морскими пехотинцами и пограничниками, при активной помощи экипажей надводных кораблей и летчиков, сорвали план фашистского командования. Долина реки Западная Лица стала для немецко-фашистских оккупантов долиной смерти. Тысячи гитлеровцев нашли здесь свою могилу. Враг был отброшен с восточного берега реки и остановлен. На участке фронта наступил период позиционной войны. На это генерал Дитл явно не рассчитывал.

Оценив обстановку, главная ставка 22 сентября 1941 года издала директиву № 36 за подписью Гитлера. Горноегерскому корпусу было приказано приостановить наступление на Мурманск. В директиве говорилось, что для возобновления наступления на Мурманск предусмотрен подвоз всех новейших средств наступления, которые могут быть применены в тундре… «Нужно твердо придерживаться конечной цели операции в Северной и Центральной Финляндии — уничтожения вражеских сил, стоящих под Мурманском и по Мурманской железной дороге».

Одновременно Гитлер обращал особое внимание генерала Дитла на полуостров Рыбачий. Он приказывал:

«С учетом задач военно-морского флота еще до наступления зимы, по крайней мере, захватить западную часть Рыбачьего полуострова и устранить тем самым контроль вражеской артиллерии и торпедных катеров над входом в гавань Линахамари».

Дитлу пришлось немедленно начинать рекогносцировку и разработку плана наступления на советский полуостров.

2-я и 3-я горнострелковые дивизии, уже изрядно потрепанные в боях, были выведены в тыл. На смену прибыли свежие войска, в частности, 6-я горнострелковая дивизия.

В этой ситуации советское командование поставило перед войсками на сухопутном фронте ряд новых задач. В директиве от 20 октября 1941 года Военный совет Карельского фронта требовал от войск более активной обороны. Крупным отрядам, до батальона, предписывалось: постоянно действовать на коммуникациях противника, разрушать базы и средства связи на всем протяжении фронта. Авиации предстояло систематически, особенно ночью, бомбить мосты и переправы, ежедневно обстреливать передовые позиции врага. Большие задачи возлагались на лыжников-разведчиков и снайперов. Они должны были сковать передвижение внутри вражеской обороны.

Пришла зима с обильными снегопадами и частой пургой. Наступила долгая полярная ночь. А бои не утихали. На помощь армейцам подоспели сформированная в Архангельске 12-я бригада морской пехоты, 125-й и 126-й полки морской пехоты, состоявшие полностью из добровольцев. В суровых зимних условиях моряки дрались с врагом мужественно, как и раньше. Они по-прежнему совершали рейды в тыл врага, но теперь уже с разведывательными целями.

Начался неравный бой

23 октября малые охотники МО-142 и МО-162 высадили в районе Титовки первую разведгруппу. В ее составе находился молодой разведчик-доброволец, ныне дважды Герой Советского Союза Виктор Леонов.

Это была его первая встреча с врагом. Группа старшего лейтенанта Г. И. Лебедева получила задание высадиться в устье реки Западная Лица, разгромить опорный пункт противника на одной из высот и захватить «языка».

Под покровом ночи двадцать два разведчика прибыли в намеченный район. Сойдя с корабля, они разделились. Одна группа, во главе со старшиной С. Мотовилиным, решила обойти высоту с юга. Другая — под командованием старшины 1-й статьи А. Червоного должна была обойти опорный пункт с севера. Старший лейтенант Лебедев с бойцами готовился атаковать горных егерей в центре.

…Заняты исходные позиции. Чуть приподняв из-за камня голову, Леонов внимательно рассматривал егерей. Из укрытия вышел офицер, что-то приказал своим солдатам. «Его и подсеку», — решил Леонов и прицелился. В последний момент, когда разведчик уже хотел нажать на спусковой крючок, послышался голос командира:

— Взять живым!

Леонов опустил оружие и выбрал удобную позицию для наблюдения за фашистом. По команде «В атаку!» Леонов набросился на офицера. Но тот успел выхватить пистолет. К счастью, пуля не задела разведчика. И тотчас сильные руки моряка крепко обхватили фашистского офицера. Разгромив опорный пункт, разведчики на том же боте вернулись к своим, доставив «языка».

Через три дня отряд морских разведчиков, теперь уже в полном составе, снова отправился в тыл врага. На этот раз его вел офицер отдела разведки при штабе флота майор Л. В. Добротин, старый коммунист, опытный воин. На фронтах гражданской войны он командовал эскадроном легендарной конницы Буденного…

Закалились в боях воины морской пехоты. 6 ноября, в канун 24-й годовщины Великого Октября, в 3-й добровольческий отряд морской пехоты пришел приказ: выбить горных егерей с высоты «Важная». Секретарь комсомольской организации Александр Торцев первым ворвался в расположение противника. Высоту морские пехотинцы взяли штурмом.

Однако немцы попытались снова вернуть ее: горные егеря пошли в обход по лощине, готовясь к неожиданному контрудару. Торцев разгадал этот замысел и решил зайти в тыл к пробиравшимся немцам. Егеря не подозревали, что наши пехотинцы уже поджидают их. Автоматные очереди и огонь пулемета вызвали у врага страх и замешательство. Не зная сил нападавших, фашисты бросили против североморцев два взвода.

Начался неравный бой. Морские пехотинцы выдержали обрушившийся на них огненный шквал и натиск превосходящего врага. Но ряды смельчаков редели. Был убит пулеметчик, ранило и самого Торцева. Александр лежа продолжал стрелять из пулемета.

Настал момент, когда в живых остался лишь один Торцев. Однако бой продолжался. А. Торцев, дважды раненный, по- прежнему вел огонь.

Кончились патроны. Егеря уже совсем близко. Александр собрал последние остатки сил, поднялся во весь рост и бросил в наседавших фашистов последнюю гранату. Когда немцы были выбиты из лощины, морские пехотинцы нашли тело героя, окруженное фашистскими трупами.

Александру Григорьевичу Торцеву, повторившему подвиг Сивко, было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Отважные защитники Советского Заполярья продолжали укреплять свои позиции на Мурманском направлении. Как и раньше, их надежно прикрывали с воздуха наши летчики. Особенно отличались в воздушных боях сафоновцы. За четыре с половиной месяца летчики полка сбили сто восемнадцать вражеских машин, уничтожили двадцать четыре самолета на аэродромах, потопили три транспорта, разбили три береговых батареи, неоднократно штурмовали пехоту противника, разрушали причалы и сооружения в его портах. Высоко оценила страна заслуги сафоновцев — 18 января 1942 года полк стал гвардейским.

Это был знаменательный день: день рождения на Северном флоте гвардии. Военный совет флота тепло поздравил «именинников». Со словами привета к ним обратились Мурманский обком партии, исполнительный комитет областного Совета депутатов трудящихся, обком комсомола, рабочие мурманских предприятий.

1 мая член Военного совета флота дивизионный комиссар А. А. Николаев вручил сафоновцам гвардейское знамя.

— Пусть образ великого Ленина вдохновляет вас в боях за Родину! — напутствовал он летчиков.

Слово гвардейцев было твердым. 12 марта 1942 года восемь истребителей под командованием А. А. Коваленко навязали бой двадцати шести вражеским самолетам. Североморцы сбили две, повредили четыре немецких машины и без потерь вернулись на свой аэродром.

А через три дня два звена советских истребителей вступили в бой с тридцатью двумя гитлеровскими самолетами, летевшими бомбить Мурманск. Североморцы уничтожили восемь машин врага. Две из них сбил А. А. Коваленко. В активе Коваленко числилось двенадцать сбитых вражеских машин, большей частью — истребители.

На флоте об Александре Андреевиче говорили с уважением — «наш истребитель истребителей».

Другого летчика-североморца Павла Ивановича Орлова называли «рыцарем заполярного неба». Орлов долгое время летал под непосредственным руководством Бориса Сафонова. У своего боевого учителя перенял он поистине рыцарские качества — храбрость и мужество.

18 июня 1942 года тринадцать немецких самолетов пытались прорваться к Мурманску. Североморцы под командованием П. И. Орлова вступили в бой и сбили пять «юнкерсов». К этому времени на счету Орлова было одиннадцать самолетов противника. Столько же самолетов уничтожил и гвардии капитан П. Д. Климов.

31 декабря 1942 года с ведомым Юдиным он перехватил на подступах к Мурманску двадцать немецких бомбардировщиков. Коммунист Климов рассек строй противника и сбил два «юнкерса». Налет на город был предотвращен.

Тринадцать самолетов сбил гвардии капитан В. П. Покровский. В один из мартовских дней 1943 года звено под его командованием летело в сторону вражеских позиций. У наших летчиков было строго определенное задание — воздушная разведка. Но на пути им встретились четырнадцать фашистских самолетов. Североморцы не могли допустить, чтобы враг беспрепятственно сбросил смертельный груз. Они вступили в бой, сбили две гитлеровские машины. После этого звено Покровского вернулось на свой аэродром, доставив ценные разведданные.

Летчик сафоновского полка С. Г. Курзенков не раз попадал в казалось бы безвыходное положение. В боях летчик был трижды ранен. Два раза он совершал вынужденную посадку в скалистых расщелинах. Были случаи, когда многие однополчане уже не надеялись на его возвращение.

28 февраля 1943 года Сергей Георгиевич вылетел на штурм вражеского аэродрома. Немецкие зенитки подбили самолет североморца. Курзенков продолжал выполнять боевое задание на поврежденной машине. Сброшенные им бомбы легли точно в цель — на аэродроме загорелись два «юнкерса».

Раненый советский летчик довел горящий самолет до Кольского залива. Аэродром уже совсем близко. В этот момент Курзенков увидел, что пламя перекинулось на кабину самолета. Вот- вот могли взорваться бензобаки. Летчику пришлось покинуть машину. С усилием рванул Курзенков кольцо парашюта, но ремни, поддерживающие купол, были изрешечены осколками. Они лопнули, не выдержав рывка, и летчик камнем полетел вниз, в ущелье. К счастью, глубокий слой снега смягчил удар. Летчик упал в сугроб и потерял сознание.

Очнулся Курзенков от сильной боли. В ту ночь стоял тридцатипятиградусный мороз. При падении летчик потерял унты и рукавицу. Замерзшие пальцы не разгибались. Невероятными усилиями удалось Курзенкову достать пистолет и дважды нажать на курок. С расположенной неподалеку батареи прибежал на выстрел зенитчик. Он оказал первую помощь пострадавшему летчику.

А дальше борьба за жизнь Курзенкова продолжалась в госпитале. Четырнадцать суток находился он на грани смерти. Медики во главе с главным хирургом флота профессором Дмитрием Алексеевичем Араповым сделали все возможное, чтобы спасти летчика. Искусство врачей и могучий организм больного победили — он снова вернулся в строй.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий