Отряд, который был на самом дне того мешка, в котором очутилась армия

отряд, который

Из описания военных действий отряда ген. Церпицкого. 25 февраля (10 марта) 1905 г.

Около часу ночи 25 февраля возвратился из Мукдена начальник штаба отряда полковник Марков, привезший с собою диспозицию по армии за № 17, в которой, вследствие приказания главнокомандующего, предписывалось 2-й армии в эту ночь начать отход к г. Телину. Тотчас же было передано по телефону во все боевые участки о предстоящем отходе отряда и о том, чтобы немедленно прекратить саперные работы и выслать по дороге на Телин все войсковые обозы, парки и батареи, не предназначенные в арьергард, снабдив их прикрытием. Затем в 2 часа ночи в развитие этой армейской диспозиции была отдана диспозиция по отряду за № 9.

В 2 часа ночи было получено извещение, что в час с половиною ночи войска 3-й армии, занимавшие форты на левом берегу р. Хунхэ, начали весьма поспешно отходить на ее правый берег. В 3 часа ночи было получено донесение, что все войска 3-й армии уже переправились на северный берег р. Хунхэ. В назначенное в диспозиции по отряду время части отряда начали сниматься с позиции, свертываться в походную колонну и не тревожимые противником отходить по указанным им путям.

По общему смыслу диспозиции по армии за № 17 отступление отряда генерал-лейтенанта Церпицкого вполне обеспечивалось: с востока 1-й и 3-й армиями, а с запада и северо-запада— 16-м и 1-м Сибирским корпусами, которым диспозицией предписывалось начать отходить лишь тогда, когда колонна отряда генерал-лейтенанта Церпицкого минует д. Ландюнтунь; арьергарды этих корпусов должны были сдерживать противника, действуя в связи с арьергардом отряда генерала Церпицкого, что однако же не было исполнено.

Отход же всех колонн 2-й армии должен был прикрывать ее с северо-запада от Мукдена отрядом генерал от кавалерии фон-дер-Лаунпца, которому указано было отходить только по мере отхода арьергарда соседних колонн.

Таким образом, отряду генерал-лейтенанта Церпицкого необходимо было прикрыться только с юга и с юго-запада до связи с 16-м корпусом. Для этого генерал-лейтенант Церпицкий назначил арьергард (55-й пех. Подольский полк, 3 бат. 241-го пех. Орского полка, 4-й стрелковый полк и 3 дивизиона 31-й артиллерийской бригады, под начальством генерал-майора Ганненфельда), который и занял линию дд. Уотаодянцзы — Паученцзы и Улихецзы.

По достижении около 6 часов утра головой походной колонны отряда Мукденского этапа движение войск приостановилось и продолжалось лишь очень медленно, так как дорога, указанная корпусу, была загромождена войсками 1- го Сибирского корпуса, парками и обозами 16-го корпуса и 3-й армии, а равно и многочисленными обозами других частей из числа бывших по разным случаям в Мукдене, а также из числа сосредоточенных под Мукденом и не успевших, вероятно, выступить ночью.

Поэтому загроможденный таким образом промежуток между северо-западным углом г. Мукдена и железной дорогой, несмотря на все принятые меры, очищался очень медленно. Только в 9 часов утра могли тронуться с переезда через железную дорогу у Ландюнтуня войска генерал-майора Чурина, составлявшие хвост колонны главных сил отряда. В 9 часов 45 минут утра было послано письменное приказание начальнику арьергарда начать немедленно отходить.

отряд, который

Дальнейшее движение отряда, вследствие беспрестанных задержек и остановок в обозах, шедших впереди, происходило также медленно, приходилось выбирать одно из двух: или бросить парки и обозы, или же отступать позади их, прикрывая собой их отступление. Пропустив мимо себя всю колонну главных сил отряда у переезда через железную дорогу близ. д. Ландюнтунь, генерал-лейтенант Церпицкий двинулся в хвосте ее.

Беспрестанные остановки движения колонны давали основания предполагать, что идущие впереди войск обозы следуют не в надлежащем порядке. Для установления правильного движения отряда генерал-лейтенант Церпицкий разослал всех находящихся при нем ординарцев, офицеров генерального штаба и личных адъютантов. Благодаря этому движение колонны наладилось, но когда впереди следовавшие войска, подойдя к переезду у д. Лаогу, попали под сильный артиллерийский и ружейный огонь с северо-востока от д. Эртайцзы и Унгонтунь, то они начали переваливать через полотно железной дороги к д. Вазые.

Здесь была масса войск, парков и обозов, принадлежавших к разным корпусам и ко всем трем армиям, шедших совершенно вразброд, почти без офицеров, в очень нестройной толпе. Им предстояло двигаться на север по узкому коридору, обстреливаемому с запада и востока сильным артиллерийским огнем.

Увидя, что противник совершенно безнаказанно поражает наши войска своим огнем и каждую минуту, перейдя в решительное наступление, может овладеть шедшими здесь батареями и обозами, генерал-лейтенант Церпицкий решил прикрыть движение, своих войск; он собрал очутившиеся под рукой слабые роты 7-го стрелкового полка и приказал им занять полотно железной дороги, открыть по наступающему противнику пачечный огонь и составить здесь заслон для прикрытия отхода обозов, артиллерии и войск. Кроме того начальник отряда приказал 8-му стрелковому полку занять позицию для действия во фланг неприятельским батареям и стрелкам.

Эти два полка должны были оставаться на месте до подхода генерала Ганненфельда, которому было послано извещение о положении дел. Во время отдачи этих приказаний под сильным огнем противника была ранена сперва лошадь генерал-лейтенанта Церпнцкого, а зате.м ружейной пулей и он сам в ногу навылет.

Возложив командование 7-м и 8-м стрелковыми полками на полковника Приморского драгунского полка Дружинина, начальник отряда пересел на казачью лошадь и поехал назад, откуда между императорскими могилами и д. Лидиоху открыт был японцами сильный шрапнельный, пулеметный и ружейный огонь. Все попытки генерал-лейтенанта Церпицкого организовать заслон со стороны императорских могил из нестройной толпы, образовавшейся из нижних чинов разных корпусов и армий, к сожалению, ни к чему не привели.

В это время казаки, посланные начальником отряда, в Унгентунь доложили ему, что в этой деревне, сильно обстреливаемой неприятельской артиллерией, находится несколько рот разных полков. Генерал-лейтенант Церпицкий решил поехать туда, собрать в ней войска, привести ее в оборонительное состояние и тем образовать заслон на случай дальнейшего наступления японцев.

По приезде в д. Унгентунь генерал-лейтенант Церпицкий нашел там несколько рот и батальонов разных частей, которым приказал занять западную и южную опушки деревни и открыть пачечный огонь по наступающему неприятелю, а деревню начать приводить в оборонительное состояние. Кроме того было лично приказано генералом Церпицким двум явившимся батареям, прикрываясь деревней, ехать на северо-запад и открыть самый частый огонь во фланг наступающему противнику. Войска исполнили в точности отданные им приказания.

В это время в д. Унгентунь прибыли генерал-майоры Домбровский и Васильев. Поручив этим генералам организовать заслон против японцев, начальник отряда приказал командиру сотни пограничной стражи, проходившей в это время мимо д. Унгентунь, выслать разъезды в разные стороны для выяснения обстановки. Скоро один из разъездов донес генерал-лейтенанту Церпицкому, что путь на север свободен, хотя и обстреливается сильным артиллерийским огнем и пулеметами.

Ввиду этого начальник отряда приказал отбить и задержать наступление противника, двинуться затем на север, направляясь вдоль полотна железной дороги, отстреливаясь от противника во время этого отхода. В это же время возвратившиеся ординарцы и конвойные казаки, посланные к генералу Ганненфельду, доложили генерал-лейтенанту Церпицкому, что им не удалось пробраться к генерал-майору Ганненфельду, так как между ним и хвостом колонны главных сил отряда двигается отряд генерала фон-дер-Лауница (1-й и 10-й полки), а также разные части других корпусов армии; вместе с тем получено донесение, что генерал-майор Ганненфельд получил приказание от генерала фон-дер- Лауница прикрыть собою общее отступление армии. От самого генерал- майора Ганненфельда генерал-лейтенантом Церпицким с самого утра не было получено ни одного донесения.

Подвигаясь вдоль полотна железной дороги на север, около 7 часов вечера генерал-лейтенант Церпицкий увидел у д. Сяосатхоза главно-командующего генерал-адъютанта Куропаткина, которому и доложил о всем происшедшем в течение дня, на что главнокомандующий сказал генерал-лейтенанту Церпицкому: «Я ожидал гораздо худшего, так как вы с отрядом были на самом дне того мешка, в котором очутилась армия, и если бы вы с войсками не пробились сюда, то пришлось бы пожалуй, вам капитулировать с отрядом».

Здесь же в 7 часов 30 минут вечера генералу Церпицкому была сделана первая перевязка раны. Вечером того же дня было приказано расформировать все бригады, части которых должны были собраться в свои корпуса. Впоследствии оказалось, что арьергард генерал-майора Ганненфельда был окружен и захвачен в плен японцами. При этом была захвачена и 6-|я батарея 31-й артиллерийской бригады… Начальник отряда генерал-лейтенант Церпицкий.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий