Принудительная германизация детей

Преступления против детей

Трудности вызывает оценка численных показателей похищения и принудительной германизации польских детей. Можно лишь определить некоторые минимальные цифры и сопоставить ориентировочные данные, которые позволят представить масштабы вышеуказанных преступлений.

После окончания военных действий в отделе общественной опеки Лодзинского городского управления находилась картотека, охватывающая примерно 12 000 детей со всего города. Констатировано, что из этого приблизительно 1200 детей было вывезено в Германию. Упомянутые акты касались лишь отдела официальной опеки, но совершенно нет материалов, касающихся детей, отданных в приемные семьи и попечительные заведения.

В приговоре Верховного национального трибунала от 29 апреля по делу Альберта Форстера отмечалось.

«В целях отрыва от семьи и германизации национал-социалисты вывозили в рейх также польских детей, где отдавали их немецким семьям либо помещали в специальные заведения. Согласно неполным данным, приложенным к XIV тому актов, в период оккупации из провинции Гданьск-Западная Пруссия было вывезено около 1600 детей. Многие из них до сих пор не вернулись в Польшу, так как их адреса неизвестны. так что в большинстве своем они безвозвратно потеряны для польского народа».

Распоряжение Ульриха Грейфельта № 67/1 рекомендовало онемечивать польских детей, пребывавших в попечительных заведениях и в приемных семьях на территории Познанского и Лодзинского воеводства. Было установлено, что эти дети в действительности вывозились в Германию. Число детей только в этих учреждениях составляло перед самой войной, согласно статистическим данным министра труда и общественной опеки, 5226. Констатировалось, что процент детей, признанных «расово полноценными», был высокий.

Из отчета имперского комиссара по укреплению германской народности от 22 декабря 1942 года, находящегося в актах восьмого Нюрнбергского процесса, следует, что 30 ноября 1942 года на территории рейха в частных домах в городах работало 1127 девочек, в сельских хозяйствах — 5691, итого — 6818 девочек, «годных для онемечивания», занятых в качестве домработниц.

В списке транспортов, хранившемся в актах Главного опекунского совета в Варшаве, указывается, что 4454 ребенка было вывезено в Германию в 1943 году с Замойщины.

Обнаруженные в Силезии акты крейслейтунга НСДАП в Катовицах, отдел НСФ, касаются примерно 3000 детей, находившихся в польских семьях либо отнятых у родителей в целях германизации.

Преступления против детей

Обвиняемый на восьмом процессе руководящий состав Лебенсборна показал, что под опекой этой организации находилось примерно 92 000 детей, в том числе около 12 000 рожденных в заведениях Лебенсборна.

В связи с тем, что Лебенсборн окружал своей опекой, кроме немецких детей, также польских, югославских, чешских детей и детей других национальностей, обоснованным является предположение, что среди 80000 детей, находившихся в учреждениях Лебенсборна, значительную часть составляли дети, вывезенные из оккупированных стран, а прежде всего из Польши, где похищение детей эта организация начала раньше всего и проводила наиболее систематически.

Из материалов Международного бюро розыска в Арользене (ФРГ) вытекает, что около 70-80% всех разыскиваемых детей и найденных в Германии и Австрии, составляли польские дети.

Кроме того, следует принять во внимание тот факт, что Франция — в отношении которой немцы не вели планомерной акции вывоза детей — оценила свои потери детей, вывезенных в Германию либо рожденных в Германии французскими работницами, примерно на 100 000.

Чехословакия, которая имела возможность детально подсчитать потери ввиду незначительных военных разрушений, до середины 1948 года получила обратно всего лишь около 25% детей из тех, в отношении которых имелись бесспорные доказательства их отправки в Германию.

Некоторые сравнительные данные вытекают также из письма Ульриха Грейфельта Генриху Гиммлеру от 13 мая 1942 года, в котором он сообщает, что в рамках подготовки к акции германизации в Эстонии и Латвии уже взято под опеку 1167 эстонских и 3950 латышских детей. Итак, принимается, что вывоз детей в целях германизации охватил при-мерно 200 000 польских детей.

Оценивается, что вследствие гитлеровского террора и военных действий в период с 1939 года до 1945 года погибло 1 800 000 детей в возрасте до 16 лет, в том числе примерно 600 000 детей еврейской национальности. Эту цифру следовало бы дополнить следующими возрастными группами от 16 до 18 лет, которые во время гитлеровской оккупации были особенно подвержены опасности истребления, что составило бы около 225 000 малолетних. К этому следует прибавить 200 000 детей, вывезенных из Польши либо захваченных на территории третьего рейха в целях германизации, из которых на родину вернулось всего лишь около 20%. Однако число возвратившихся детей, наверняка, не превышает числа родившихся в Германии и там скончавшихся, так что приблизительно оно совпадает.

Следует также учесть, что несмотря на то, что прошло уже столько лет с момента окончания войны, раскрываются все новые, неизвестные факты гитлеровских преступлений и обнаруживаются новые жертвы как среди взрослых людей, так и детей.

Итак, общий урон Польши можно было бы определить по крайней мере в 2 225 000 детей. Это составляет около 35% всех людских потерь Польши, эта цифра реальна и отвечает направлениям и масштабам гитлеровского геноцида на польских землях.

Абсолютно невозможно представить в цифрах урон, причиненный частичным — физическим и психическим — уничтожением детей в период гитлеровской оккупации. Это прежде всего относится к малолетним узникам различных лагерей, тюрем и мест изоляции, а также выселенным, депортированным, тем, кого морили голодом и систематически лишали соответствующих жилищных и бытовых условий. В общей сложности из Польши было выселено 2 478 000 человек, в том числе примерно 110 000 человек с Замойщины, среди которых около 30 000 составляли дети. В числе поляков, выселенных с так называемых включенных в рейх земель, дети составляли большой процент. Кроме того, как установила ЮНЕСКО, в результате второй мировой войны в Европе было 13000000 беспризорных детей, в том числе 1 000 000 сирот в Польше.

Даже при поверхностном знании истории можно сделать выводы, что гитлеровский геноцид коренным образом отличается от геноцида, совершавшегося в другие исторические эпохи, который был обусловлен прежде всего стратегическими соображениями, требованиями текущего момента или, наконец, низким уровнем культуры либо эмоциональным состоянием преступников.

Геноцид в период существования третьего рейха, определяемого как государство чрезвычайного положения характеризуется, в частности:

  • пропагандой определенных «идеологических догм», таких как неравенство рас и народов, безоговорочный закон природы, обрекающий расы и народы на уничтожение и рабство;
  • программированием преступлений как текущим, так и перспективным, разработанным нередко до мельчайших деталей;
  • использованием закона в качестве инструмента преступлений для того, чтобы придать видимость законности действиям и большую целенаправленность совершаемым преступлениям;
  • целенаправленным раздуванием коллективного психоза;
  • использованием завоеваний науки и техники для совершения преступлений,, научных исследований и опытов для более эффективней организации геноцида;
  •   высшей степенью общественной опасности действий, выражающейся в концепции тотальной ВОЙНЫ;
  • максимальной степенью интеллектуализации преступлений, проявляю0щейся также в «цепной реакции» преступлений, из которых одно обуславливало последующие, как, например, идея финансирования организации Лебенсборн, которая воспитывала и заметала следы происхождения похищенных детей, денежных поступлений за счет вычитаемых из оплаты за рабский труд, а следовательно, в частности, и семей похищенных детей;
  • всесторонностью форм предметной стороны преступлений, где каждый ребенок был объектом пристального внимания,
  •  действиями виновников преступлений по прямому и косвенному умыслу, а также как подстрекателей и помощников.

Указанные особенности и элементы обосновывают тезис, что гитлеровские преступления геноцида характеризуются не только количественными, но прежде всего качественными изменениями. По отношению к детям их следует признать квалифицированными преступлениями геноцида с дополнительными, специфическими признаками

В международной судебной практике, а также в частных мнениях и взглядах констатируется, что факты преступлений геноцида в третьем рейхе намного превзошли опыт нормальных людей. Массовое убийство людей, противоречащее морали, достигло невиданных размеров.

Единодушный взгляд выразил Международный Военный Трибунал в Нюрнберге, отмечая, что гитлеровские военные преступления совершались в таком широком масштабе, которого не знала история войн.

Это мнение было выражено тогда, когда целый ряд различных видов преступлений еще не был известен и выявлен, в частности, преступления против детей, во всех его формах.

Преступления против детей — самая мрачная страница в анналах истории человечества.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий