Стоять насмерть – клятва защитников Севастополя

Все труднее становилось сдерживать немецко-фашистские войска, окружавшие Севастополь. Вражеская авиация господствовала в воздухе, гитлеровское командование бросало на город свежие подкрепления. По нескольку кровопролитных атак за день, выдерживал Кафур со своими однополчанами. Его послали в разведку, и Мамедов привел «языка» — ефрейтора.

Кафур узнал, что такое жестокость, он научился ненавидеть врага. Это произошло после того, как на его глазах фашистские самолеты методично расстреливали из пулеметов женщин и детей, застигнутых на городской площади врасплох.

Перед глазами молодого краснофлотца все еще стояла эта страшная картина – девочка с косичками в луже крови и мать, в отчаянии склонившаяся над ней.

Стоять насмерть! Эту клятву дал Кафур с тысячами других красноармейцев и краснофлотцев севастопольского участка. Он далеко не единственный из азербайджанцев защищал город-герой.

И вместе со всеми бакинцами, оборонявшими крымскую твердыню, Кафур послал в суровые дни 1942 года письмо в родной Азербайджан. «Защищая Севастополь, — писали они, — мы знаем, что этим преграждаем немецко-фашистским бандам путь к Кавказу, к родному солнечному Азербайджану, славному городу Баку, к нашим городам, к цветущим селам, богатым колхозам, что этим мы защищаем свои семьи, своих матерей, отцов, жен и детей от кровожадного хищного зверя».

Клятва севастопольцев-азербайджанцев была опубликована во всех бакинских газетах, и вскоре Мамедов получил письмо от матери. «Кафур-джан, — писала она, — мой «сон бешик», как я тревожусь за тебя.

Я растила тебя, чтобы ты знал одно добро, а сейчас на нас надвинулось столько зла. Я мечтаю о том, чтобы скорее прижать тебя к своей груди. Приблизить час возвращения, но возвращайся с победой».

Помятый листок тетрадной бумаги, который еще сохранил тепло материнского дыхания, он спрятал за тельняшку, держал у самого сердца.

В тот день, когда Кафур получил от матери весточку, он услышал и другой голос — фашистского диктора: гитлеровцы подтянули радиорепродукторы поближе к позициям советских моряков, и с нарочитой небрежностью предлагали защитникам Севастополя капитуляцию.Защитники Севастополя ВОВ

Сдаваться?! Накось выкуси, — не сдержался пожилой моряк, сражавшийся рядом с Кафуром, и метнул гранату в сторону репродуктора.

Этот краснофлотец на глазах Кафура совершил подвиг. Пополз со связкой гранат к головному фашистскому танку и с криком Русские не сдаются, швырнул гранаты под самые гусеницы.

Танк был выведен из строя, но и отважный боец погиб. Кафур на минуту снял с головы бескозырку, отдавая должное памяти героя, и решил отомстить за него.

Он уже совсем не был похож на того краснофлотца Кафура Мамедова, который числился недавно в составе учебного отряда. С фотографии, посланной тогда матери, смотрел застенчивый юноша с тонким овалом лица и маленькими усиками над мягким изгибом рта.

Большие черные глаза, оттенявшие высокий гладкий лоб, светились лаской. Сейчас черты его лица заострились, стали мужественнее, строже.

В минуту затишья Мамедов раздобыл бритву, зеркальце с отбитыми краями и увидел в нем свое лицо. Нет, оно почернело не только потому, что заросло щетиной. Его опалил пороховой дым сражений, где-то у висков пробились первые морщинки от пережитого, глубоко запали глаза, настороженные, хмурые, с сухим блеском. Слишком часто видели они, как умирали настоящие люди, это было очень тяжело.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий

  1. Николай

    Жаль, что клятву, стоять на смерть, не давал адмирал Октябрский и генерал Петров, которые своими действиями сорвали оборону Севастополя и трусливо бежали из Севастополя, бросив 60 тыс. бойцов умирать в Севастополе.

    Ответить