Воины, оборонявшие Одессу

Воины, оборонявшие Одессу

1-я кавалерийская дивизия

Она была сформирована в Одессе в начале августа 1941 года. Рождение и первые боевые успехи кавалерийской дивизии были тесно связаны с именем ее создателя и первого командира генерал-майора Ивана Ефимовича Петрова.

В восемнадцатом году Иван Ефимович вступил в большевистскую партию. Конец гражданской войны застал его на должности комиссара кавалерийского полка. Затем служба в Средней Азии — борьба с басмачами. Он командир полка, позже— кавалерийской бригады.

В начале Великой Отечественной войны прибыл в Одессу для формирования 1-й кавалерийской дивизии. В нее было зачислено немало старых кавалеристов, прошедших суровую школу гражданской войны. Некоторые из них служили в Первой конной армии под командованием С.М. Буденного. В вещевых мешках у них бережно хранились буденовки еще с тех далеких времен.

Своей полосы обороны дивизия вначале не имела и, став подвижным резервом Приморской армии, участвовала в боях то в одном секторе, то в другом.

Первым вступил в бой 5-й кавалерийский полк. Это произошло 7 августа у села Кайры. Командовал полком Ф. С. Блинов.

Через несколько дней жаркий бой разгорелся в районе села Кубанка. Артиллеристы полка подбили два танка. Их экипажи «огрызались» пулеметным огнем, надеясь на помощь своих, а затем, не дождавшись ее, открыли люки и сдались в плен.

Отразив вражескую атаку, кавалеристы тем самым доказали, что первый экзамен выдержали. Это было первое боевое крещение полка и первые бои только что созданной 1-й кавалерийской дивизии. Вскоре полк Блинова воевал уже в Южном секторе, а затем снова получил приказ возвратиться в Восточный сектор — в Лузановку.

На этот раз путь проходил по улицам Одессы. Вот и Пушкинская. На тротуарах толпы людей — не так часто горожанам приходится видеть дефиле кавалерийского полка.

Воины, оборонявшие Одессу

Всадники держались гордо, молодцевато. Впереди полковой оркестр играл «Мы красная кавалерия…» По мостовой громыхали пулеметные тачанки. Когда полк приблизился к домику, в котором жил А. С. Пушкин, оркестр внезапно смолк и Блинов скомандовал равнение.

Ни одним воинским уставом такая команда не предусмотрена. Но она была дана не по требованию устава, а по велению сердца.

20 августа — тяжелый бой у Вакаржан. Кавалеристы спрятались за скирдами и, пропустив фашистские танки, внезапно напали на двигавшуюся за ними пехоту. Засверкали клинки. Не выдержав натиска кавалеристов, вражеская пехота стала отходить. Пулеметные тачанки поливали ее свинцом, устилая поле боя многочисленными трупами. Конники ворвались в Вакаржаны. Так бесславно закончилось очередное наступление противника.

Боевые успехи не давались даром. Из-за больших потерь конников вывели с фронта на доукомплектование. Получив пополнение, с 29 августа 1-я кавалерийская дивизия стала именоваться 2-й. Была изменена и нумерация ее двух полков: 5-й полк стал 15-м, 3-й — 20-м. Лишь 7-й полк сохранил свой номер.

Последний бой кавалеристов произошел 19 сентября. Накануне поздним вечером и село ворвалась вражеская кавалерия (более пятисот сабель) и расположилась на ночлег. Ночью 15-й полк скрытно приблизился к Татарке, а на рассвете атаковал ее. В тот день вражеской коннице был нанесен такой сильный урон, что больше под Одессой она уже не появлялась.

Постепенно сокращалась линия обороны, повышалась плотность войск. Использовать в этих условиях боевые достоинства конницы — быстроту перемещения, внезапность — становилось невозможно. Недостатки же ее проявлялись все сильнее — очень трудно было скрытно размещать лошадей на безлесой степной равнине.

Пришлось кавалеристам распрощаться с конями — их отвели в город, в конюшни Каховских казарм. Кавалерийская дивизия стала воевать в спешенном строю. Ее полкам, как и другим пехотным частям, были выделены самостоятельные участки обороны в верховье Сухого лимана.

В ознаменование пресечения вражеского прорыва и последней кавалерийской атаки здесь, на окраине Татарки, был создан монумент, с которым мы уже ознакомились.

Кроме кавалеристов, в районе Татарки отважно сражались пулеметчики 65-го отдельного пулеметного батальона, а среди них снайпер Миронов, слава о котором разнеслась по всей Приморской армии. Ведь только в одном бою 19 сентября он из своей снайперской винтовки уничтожил 40 вражеских солдат и офицеров.

Таких напряженных боевых дней было очень много.

25-я Чапаевская дивизия

Прославленная 25-я Чапаевская ордена Ленина Краснознаменная стрелковая дивизия свой боевой путь начала еще в период гражданской войны, в жестоких схватках с войсками Колчака и бандами Дутова. Кому не известно имя легендарного комдива Василия Ивановича Чапаева? Ведь именно этой дивизией командовал он в те вихревые огненные годы.

На чапаевцев легла основная тяжесть обороны Южного сектора, протянувшегося от Днестра до восточной окраины села Дальник, где проходила разграничительная линия с соседней 95-й Молдавской дивизией. Трудно было сдерживать врага на таком растянутом фронте, тем более, когда за спиной каждого бойца уже чувствовалось дыхание Одессы. Бойцы понимали, что называться чапаевцем — это не только большая честь, но и большая ответственность. И помнили об этом всегда, а в бою особенно.

Дивизия состояла из трех стрелковых полков: 31-го Пугачевского, 54-го Разинского и 287-го, а также двух артиллерийских полков—69-го и 99-го. Однако разинцы воевали не в полосе дивизии — это будет потом, под конец обороны, — а на отдельном участке, расположенном в Восточном секторе, поскольку 54-й полк был временно придан сводному отряду комбрига Монахова.

Пугачевский полк

31-м Пугачевским стрелковым полком командовал смелый, опытный военачальник полковник К. М. Мухамедьяров.

Полк располагался в пограничном городке Рени, когда в первые минуты войны на его казармы обрушился град артиллерийских снарядов. Но серьезных потерь не было, поскольку еще ночью личный состав вывели из казарм поближе к границе.

С первого дня войны полк находился в непрерывных боях, нередко отражая одну атаку за другой. Так, например, только в течение одного дня 11 августа минометная батарея под командованием младшего лейтенанта Владимира Поликарповича Симонка отразила семь вражеских атак.

Наиболее трудным выдался день 2 сентября. В этот день минометчики батареи выпустили небывалое количество мин. И все-таки, хоть и на небольшом участке, противнику удалось прорвать оборону полка. Тогда Симонок во главе расчетов двух зенитно-пулеметных установок смело врезался в центр прорыва и с ошеломившей врага решительностью ликвидировал его. За этот подвиг Владимир Поликарпович Симонок был удостоен звания Героя Советского Союза.

Погиб он в 1942 году в боях под Севастополем. Захоронен в Одессе на аллее Славы.

287-й стрелковый полк

Плечом к плечу с пугачевцами воевал 287-й стрелковый полк Чапаевской дивизии. Командовал им бывший начальник дивизионной разведки капитан Андрей Игнатьевич Ковтун-Станкевич.

В первых же боях под Одессой полк доказал, что достоин прославленной дивизии и славу ее не уронит.

24 августа противник с раннего утра возобновил атаки, которые на участке 287-го полка были особенно ожесточенными. Земля, казалось, сто

нала, гудела, клокотала от неистового града взрывающихся снарядов и мин. А что делалось на самом опасном участке — на стыке третьего батальона с соседним 31-м полком, командир 287-го Ковтун-Станкевич не видел: мешала возвышенность между ними. И это очень волновало его.

Тогда он схватил телефонную трубку и, услышав голос телефониста третьего батальона, попросил позвать комбата капитана Комара или начальника штаба Черного.

— Так их же нет, товарищ командир. Оба они в бою, — ответил телефонист. И вдруг тут же обрадованно закричал:

— Пришел лейтенант Черный. Говорите с ним…

— Фашисты прорвались в стыке, — доложил лейтенант, — и сейчас заходят в тыл.

— Далеко зашли?

— Километров… — Разговор оборвался.

— Убило лейтенанта, — вдруг снова раздался голос телефониста. — Прямо в голову…

— Посмотри, откуда стреляют.

— Я сейчас… — В трубке отчетливо послышались одиночные выстрелы, а затем опять голос телефониста:

— Извините. Малость задержался. Спасибо вам, товарищ командир, что приказали посмотреть. Я высунулся, вижу, мать родная! — ко мне приближаются семь гитлеровцев. Чуть помедли, и накрыли бы меня!.. Так я им дал чесу: четырех наповал, остальные врассыпную. А вот и комбат идет. Передаю трубку.

— Что там у тебя за телефонист?— спросил командир полка. Капитан Комар забеспокоился и извиняющимся тоном ответил:

— Новенький, из пополнения. Не обстрелян еще.

— Передай ему благодарность и представь к награде, — заключил разговор командир полка.

Каждый бой был трудным испытанием. Но особенно ожесточенным оказался бой 27 августа, когда превосходящие силы врага потеснили 287-й полк. Положение было восстановлено благодаря успешным действиям артиллеристов 69-го артполка, которым командовал майор Лукьянченко.

Через день, 29 августа, снова жаркий бой в районе дороги, связывающей Одессу с Беляевкой. Враг пытался прорваться к городу, но безуспешно.

И вот теперь у этой дороги, недалеко от западной окраины села Дальник, установлен монумент.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий