За тебя, Отчизна

За тебя, Отчизна Войны

17 августа 1943 года орудие сержанта Николаева заняло оборону у села Качаловка Краснокутского района. Кругом степь. Над горизонтом встает тяжелый и дымный рассвет. Через несколько минут проснутся не успевшие отдохнуть артиллеристы, чтобы еще глубже зарыться в землю, приготовить позиции для круговой обороны.

Михаил Николаев еще раз посмотрел в степь. Давно не паханая, она заросла бурьянами и полынью, стояла хмурая и неприветливая. Воздух от высохшей полыни был горьким.

Орудие стояло на открытой местности, вражеские танки могли легко обнаружить его.

Сержант понимал, что менять позицию уже поздно. Надо было окопаться поглубже и хорошо замаскироваться, пока фашисты не перешли в контратаку.

После вчерашнего многочасового боя расчет поредел. Пополнение, которое должны были прислать ночью, еще не подошло. Но снарядов подбросили, есть чем бить фашистов.

Где-то высоко послышался гул самолета. Наш или фашистский? Летит с запада. Значит, враг.

— Воздух! — раздалась команда.

На местах остались только наблюдатели, остальные артиллеристы ушли в укрытия.

За тебя, Отчизна

«Юнкерсов» было не меньше тридцати. Они, словно коршуны, высматривали свою добычу. Передний край молчал. Самолеты сделали круг, а потом начали засыпать траншеи советских войск бомбами. Земля стонала от взрывов. Одна бомба разорвалась рядом с окопом, и его присыпало землей. Вслед за бомбежкой началась артподготовка. Враг не жалел снарядов.

— Фашистские танки! — подал сигнал тревоги наблюдатель. Сержант Николаев вместе с другими солдатами бросился к орудию, хотя артиллерийский обстрел все еще продолжался.

— Приготовиться к бою! — приказал командир дивизиона. Николаев прильнул к прицелу. Ему казалось, что вражеские танки медленно движутся, много тратят времени на остановки и стрельбу…

Расстояние сокращалось. Первыми открыли огонь орудия слева. Вражеские танки, набирая скорость, пытались обойти артиллеристов с фланга, но не успели. Один из «тигров» при развороте на секунду подставил бок крайнему орудию. Расчету было достаточно этого времени, чтобы послать снаряд точно в цель.

Орудие Михаила Николаева молчало. Еще под Сталинградом научился он подпускать врага на близкое расстояние — к смертельной черте, заранее отмеченной на местности. На этот раз черта проходила у еле заметного бугорка.

Вот и бугорок. «Тигр» раздавил его гусеницей, но в ту же секунду посланные один за другим снаряды снесли башню. Несколькими выстрелами Николаев поджег еще два танка.

Разорвавшийся возле орудия снаряд убил заряжающего и подносчика снарядов. А танки продолжали атаковать. Они были уже почти рядом. Загорелась еще одна машина, она загородила путь другим.

Наступила короткая передышка. Михаил огляделся. Орудия справа и слева были разбиты. Вокруг лежали убитые. В живых на позиции остался он один. Задумываться было некогда — полз следующий танк. Николаев прицелился, но выстрелить не успел. Раздался взрыв. Мощной воздушной волной его отбросило к блиндажу, а пушку перевернуло.

Минуту или две сержант лежал без сознания. А когда пришел в себя, то увидел, что танк мчится на его позицию. Превозмогая боль, Михаил схватил бронебойное ружье и выстрелил. Снаряд угодил в бензобак, и вражеская машина загорелась.

Отважный артиллерист, верный сын партии и народа, сражался до последнего дыхания. В этом бою он уничтожил восемь фашистских танков. Когда пришла помощь на батарею, бойцы увидели Михаила Николаевича недалеко от подбитого танка. Герой лежал мертвый, с крепко зажатым в руках противотанковым ружьем.

На боевом счету Николаева было 14 уничтоженных вражеских танков и около 100 убитых солдат и офицеров противника.

Прах Героя Советского Союза Михаила Архиповича Николаева покоится в селе Качаловка, за освобождение которого он отдал жизнь.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий