Было ли татаро монгольское иго на самом деле

igo

В то время как зарубежная традиция изучения истории Золотой Орды берет начало с середины XIX в. и нарастает во времени по восходящей линии, в отечественной историографии золотоордынская тема если и не была запретной, то нежелательной она была явно. Эта особенность объясняется тем, что в российской исторической науке длительное время господствовал подход, согласно которому монгольские, а затем и ордынские походы были сугубо разрушительным, деструктивным явлением, не только задержавшим всеобщий исторический прогресс, но и «опрокинувшим» цивилизованный мир, повернувшим историческое поступательное движение вспять.

Взаимодействия Золотой Орды с русскими княжествами

Начало наиболее тесных ордыно-русских взаимоотношений в науке обычно связывают с упоминающимся в Лаврентьевской летописи приездом в 1243 году великого князя Ярослава Всеволодовича в ставку хана Батыя, где он получил ярлык на княжение. Батый, таким образом, поставил себя в равнозначное положение с монгольскими ханами Каракорума, хотя лишь спустя почти четверть века при хане Менгу-Тимуре Золотая Орда стала самостоятельной. Вслед за Ярославом Всеволодовичем Батыевы ярлыки получили князья Владимир Константинович, Борис Васильевич, Василий Всеволодович и армянский царевич Сумбат.

han batiyДо строительства собственной столицы Батый имел свою ставку в «Болгарских землях, в городе Брягове» (Великом Булгаре), как именует его «Казанский летописец». Своим ярлыком Батый утвердил Ярослава Всеволодовича великим князем всей земли Русской, в том числе и киевской земли. Через год ханские ярлыки на княжение получили все русские князья. Так начался процесс консолидации русских земель, преодоления феодально-территориальной раздробленности. Л.Н.Гумилев увидел в этих процессах продолжение традиции соподчинения власти у русских князей.

В процессе длительного взаимодействия Золотой Орды с русскими княжествами между ними установилась определенная система отношений. Российская имперская церковно-дворянская историография, создавшая концепцию «татаро-монгольского ига» («татарского ига»), односторонне трактовала эти отношения исключительно с негативной точки зрения, оценивая ордынский фактор как первопричину исторической отсталости и всех проблем последующего развития России.

Советская историография (особенно сталинского периода) не только не пересмотрела миф о татаро-монгольском иге, но и усугубила его пороки классово-политическими аргументами. Только в последние десятилетия обозначилась смена подходов к оценке места и роли Золотой Орды как в общемировой, так и в национальных историях народов.

Да, ордынско-русские (тюрко-славянские) отношения никогда не были однозначными. Ныне все больше оснований утверждать, что они строились на основе продуманной схемы «центр — провинции» и отвечали императивам конкретного исторического времени. Потому Золотая Орда вошла в общемировую историю как образец прорыва и на этом направлении исторического прогресса. Золотая Орда никогда не была колонизатором, и «Русь в ее состав вошла добровольно принудительно, а не была покорена, как о том трубили на всех перекрестках. Русь была нужна этой империи не как колония, а как союзная держава».

Итак, несомненен особый характер отношений Золотой Орды к Руси. Во многом им присущ формальный характер вассалитета, установление политики веротерпимости и охраны привилегий русской церкви, сохранение армии и права ведения русскими княжествами внешних дел, в том числе и права объявлять войны и заключать мир. Союзнический характер ордыно-русских отношений диктовался и соображениями геополитического характера. Совсем не случайно, что в армии Батыя насчитывалось почти 600 000 человек, из которых 75% составляли христиане. Именно такая мощь и сдерживала Западную Европу от желания осуществить крестовый поход против татар и «окатоличить» Русь.

igo

Непредвзятый анализ взаимоотношений Орды и Руси показывает, что Золотой Орде удалось создать такую систему управления, при которой традиционная власть русских князей над своими подданными даже усилилась, опираясь на военную мощь ордынского «хана-царя». «Ордынский фактор» умерял амбициозность удельных князей, толкавших русские земли к кровопролитным и разорительным усобицам. При этом толерантная природа Золотой Орды давала возможность усилить влияние церкви на развитие центростремительных процессов на Руси.

Роль Золотой Орды в трансформации русской церковной системы

Православная церковь в средние века являлась одним из государствообразующих начал. Ее возможности возрастали по мере получения в рамках Золотой Орды того, чего она не могла получить от своей духовной праматери — византийской церкви. Речь идет о дефиците (недостатке) жизненного пространства, что задерживало процесс трансформации основы русской духовной культуры — церкви и превращению ее из локально-региональной системы ценностей в универсалистскую.

Известно, что одним из факторов гибели Византии было внутреннее противоречие между универсалистской интенцией христианства и нарастающим локализмом сжимающегося пространства, сведенного в конечном счете до сингулярной точки — Константинополя. «Само географическое положение Константинополя-Стамбула как будто специально промыслено для демонстрации византийской уникальности — а потому и обреченности: христианский универсализм, не имеющий себе адекватной формы и потому оказавшийся в локальной скорлупе, по сути, низводится до локализма азиатских цивилизаций».

Парадоксально, — отмечают Ю.Пивоваров и А.Фурсов, — но факт: именно монголо-ордынцы обеспечили русской церкви жизненное пространство, создали условия для ее трансформации. Они не были лишь обычными степными завоевателями, очередным выбросом «социальной радиации» из кочевой зоны. Гигантский масштаб и мировой размах монголо-ордынских завоеваний (Монгольская империя и Золотая Орда были первыми по-настоящему мировыми империями, объединившими тогдашний евразийский Универсум) были обусловлены и тем, что завоевания опирались на все основные азиатские оседлые общества, на их военные, социально-организационные и культурные достижения. В этом смысле, если Великая монгольская империя, став Великостепным подведением итогов азиатского цивилизованного мира Прибрежного Пояса, достигнутым им к XII в., создала возможность трансформации русской церковной системы, то Золотая Орда «проделала для православной церкви ту работу, которую последняя не была в состоянии выполнить самостоятельно». Она сломала «за нее и для нее исходный фактический локализм, придала ей универсалистскую интенцию».

Ордынско-русские взаимоотношения и взаимовлияния

При оценке характера и последствий ордынско-русских взаимоотношений важно подчеркнуть, что на протяжении столетий сожительства, взаимной ассимиляции, особенно в элитных слоях общества, происходило взаимопроникновение некоторых весьма значительных ментальных черт. Интересны размышления одного из столпов концепции евразийства князя Н.С.Трубецкого, утверждавшего, что «громадная русская держава» возникла «во многом благодаря прививке тюркских черт». В результате пребывания под властью татарских ханов создалось «неладно скроенное», но «крепко сшитое» Московское государство. Правы Юрий Пивоваров и Андрей Фурсов, утверждая, что «Русь заимствовала у Орды технологию власти, фискальные формы, централизованные структуры». А ведь технология власти, централизованное правление страной, толерантная природа ордынской цивилизации влияли и на выбор направления развития русской государственности, русского языка, национального менталитета. «Ордынский излом русской истории, — писали они, — один из самых богатых, если не самый богатый по обилию пород».

Природа Золотой Орды выгодно отличала ее от колонизаторской политики западных европейских соседей Руси, от агрессивных немецких и шведских феодалов, стремившихся к крестовому походу на Восток—в православные русские земли Пскова, Новгорода и других прилегающих русских княжеств. В XIII в. Русь встала перед выбором: на кого опереться в борьбе за сохранение национальной идентичности — на католическую Европу в борьбе против Золотой Орды или на Золотую Орду в противостоянии крестовому походу из Европы. Европа условием союза видела обращение Руси в католицизм или как минимум признание верховенства папы Римского, то есть унию православия и католицизма под ее властью. Пример западнорусских земель показал, что вслед за таким союзом может последовать иноземное феодально-религиозное вмешательство в светскую и духовную жизнь: земельная колонизация, обращение населения в католичество, строительство замков и костелов, т.е. усиление европейского культурно-цивилизационного давления. Союз с Ордой представлялся для русских князей и церковных иерархов меньшей опасностью.

rus i orda

Важно отметить и то, что ордыно-русская модель взаимодействия обеспечивала не только внутригосударственную автономность и независимость от внешнего мира. Золотоордынское влияние имело широкий и многогранный характер. Оно «осело» в глубинных нишах исторической памяти русского народа, сохранилось в его культурных традициях, фольклоре, литературе. Оно запечатлелось и в современном русском языке, где пятая-шестая часть его словарного запаса имеет тюркское происхождение.

Перечень элементов, составляющих ордынское наследие в значимых для становления и развития русской государственности, культуры и цивилизации величинах, широк и объемен. Он вряд ли может быть ограничен дворянскими родами татарского происхождения (500 таких русских фамилий); гербами Российской империи (где три короны символизируют Казанское, Астраханское и Сибирское ханства); языковыми и культурно-бытовыми заимствованиями; опытом создания сложносоставленного в этноконфессиональном, хозяйственном и культурно-цивилизационном плане централизованного государства и формирования нового этноса.

Уходя от искушения войти в дискуссионное поле проблемы ордынско-русского взаимовлияния, попытаемся сформулировать обобщенное мнение. Если русский фактор способствовал расцвету Золотой Орды и длительности ее воздействия на ход мирового развития, то Золотая Орда в свою очередь была фактором «собирания» русских земель и создания централизованного Русского государства. При этом нельзя не отметить, что путь к единению русских земель начался с Москвы — региона, где складывались наиболее тесные плодотворные двусторонние (ордынско-русские) связи и где ход истории предопределил минимальный среди русских княжеств уровень ксенофобии — неприязни к чужеземному, в том числе и прежде всего к ордынскому началу. Культурный слой ордынской толерантности в наибольшей степени концентрировался, оседал и укреплялся на московской «точке» русского цивилизационного роста.

 

3 thoughts on “Было ли татаро монгольское иго на самом деле

  1. Подсознательное ощущение что мы взяли от татар принципы построение государства не покидало меня со школы. Ну а очернение Орды москоскими князьями и их наследниками понятно. Достаточно сегодня взглянуть на украину, где идут те же процессы.

  2. Сам Путин намекнул, что не было вообще монгольского нашествия и прямо сказал, что на Куликовом поле сражались новгородцы с москвичами, а татары там были с обеих сторон как наемная конница. Если уж президент говорит, а не конспирологи, то это заставляет задуматься.

  3. Хорошо организованная государственная система, развитой бюрократический аппарат —
    это не свойственно малограмотному кочевому народу, который в принципе не склонен к
    централизованной власти. А вот многовековые бюрократические традиции императорского Китая больше совпадают со структурой Золотой Орды. Следует учесть, что невероятная жестокость в подавлении любого сопротивления как раз характерна именно для китайских императоров. Выдача ярлыков на правление типичная китайская паспортизация, и тд. и тп.
    Любую оккупацию можно назвать игом, но за это время на Руси прекратились религиозные междоусобицы, укрепилась централизованная власть. Даже православная церковь признает, что становление христианства на Руси заняло 300 лет а это странным образом совпадает с продолжительностью «Татаро-монгольского ига».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *