Демографические последствия Великой Отечественной войны

братские могилы

Трудно представить себе двадцать миллионов жизней, оборванных пулей, бомбой, снарядом, огнем, душегубкой. Всякий счет неестественных смертей должен повергать в ужас. Однако, чтобы стать подвластным чувству, его обязан постичь разум.

Узнаём сейчас, к примеру, что где-то в далекой стране в землетрясении погибли десятки или сотни людей,— душа разрывается. А как вообразить, охватить взором, пусть мысленным, миллионы?

И все-таки чем дальше от живой боли утрат, тем нужнее цифры. Разъятые, сравнительные, спроецированные на свое время и на грядущее, они должны питать не только нашу гордость воинским подвигом народа, но и нашу волю, не допустить нужды в его повторении.

Косвенные потери

Профессор-демограф Александр Яковлевич Кваша ввел в статистику войны. Она не сводится к погибшим на фронте и в тылу.

В 1959 году провели перепись. Исходя из сложившихся полутора процентов ежегодного прироста, должно было жить в государстве двести пятьдесят семь миллионов граждан. Оказалось — двести девять.

Недоставало около пятидесяти миллионов. Немногим больше половины — косвенные потери.

Нерожденные дети

Сопоставьте: в 1940 году появилось на свет шесть миллионов младенцев, в 1943-м — три миллиона. Ранние смерти. Нечеловеческое напряжение сил, скорбь, голод, болезни уносили не только стариков, но и тех, кому бы жить и жить.

демографические потери в войну

Войны не кончаются в день капитуляции врага. У демографических процессов, говорят ученые, огромная сила инерции.

Они употребляют понятие «качество населения»: уровень образования, состояние здоровья упало.

Век послевоенных детей оказался короче предназначенного. Когда они, ослабленные дети военных и послевоенных лет, становились родителями, начинала двигаться вторая волна недостаточного здоровья.

Их самих и детей их было мало. Российская Федерация добралась до предвоенных цифр в середине 50-х годов, Белоруссия — лишь к 1970 году. А волны того океана все катят и катят.

В родительский возраст опять вступают молодые люди малочисленных годов рождения — внуки детей войны.

Эти волны уйдут за пределы века и, прежде чем угаснуть, лизнут берега третьего тысячелетия.

Общие потери во время Великой Отечественной войны

Двадцать миллионов. Почти половина — мирные жители и военнопленные, замученные в лагерях. Остальные — погибли на поле боя (всего же было в армии двадцать пять миллионов — пять служили до 22 июня, двадцать — призваны в военные годы).

Никогда раньше не было на земле такого кровопролития. За три с половиной столетия, прошедших до него, все европейские страны во всех войнах потеряли убитыми столько же.

Послевоенная перепись

На страницах трудов, посвященных первой послевоенной переписи, встречаются различные «возрастные пирамиды». Одна из них — сравнительное число мужчин и женщин в 1959 году.

Ее боковая — мужская — грань вдруг резко проваливается в двух ярусах: 35—39 лет и 40—44. Строители пирамид ведут счет опять-таки на миллионы. А сложены они из единиц: Иван плюс Петр плюс Гурген плюс Тургунбай. Вот эти пирамиды увидеть проще.

Идете по грибы, раскидываете скатерть на пикнике, а где-то совсем рядом, под березой, на опушке — фанерные столбики со звездой, серые — под камень, красные — под кирпич или вовсе бесцветные, омытые дождями и снегами.

Ушли на войну практически все, и сколько не вернулось! Сорок первый, сорок второй — самое тяжкое время. Погибали очень скоро, в первых же боях.

Послужить в армии не успели, пороха не нюхали, войну представляли совсем другой. Много было среди них добровольцев: студенты, старшеклассники, будущие ученые, поэты, мастера — надежда нации.

По нынешним меркам — мальчики, да и по тогдашним — еще не мужчины. Писали домой: «все еще не курю», «свою двухнедельную поросль выдаю за бороду», «взводный наш краснеет от смущения, когда подает команду».

В подмосковном поселке Ильинское в школе лежит под стеклом дневник Вити Махрова. Незадолго перед тем, как уйти на фронт, он записал: «Наблюдаю, как умывается кролик. Встает на задние лапки, передние — мочит языком».

Один комментарий на тему “Демографические последствия Великой Отечественной войны
  1. Тяжело читать такое! После документов Нюрнбергского процесса, в которых есть планы немцев по уничтожению населения захваченных территорий, волосы «встают дыбом».
    Враги знали, что делали, поступая жестоко по отношению в военнопленным и населению оккупированных территорий.
    На защиту Советской Родины отправлялись самые здоровые и крепкие Духом мужчины — ядро генетического фонда русской цивилизации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *