Форт Красная горка

Форт Красная горка
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В канун нового, 1942 года мы попытались выгнать гитлеровцев на мороз. Дело в том, что в прифронтовой полосе Ораниенбаумского плацдарма захватчики заняли жилые дома, а их обитателей выставили на улицу. Когда до наступления Нового года оставалось несколько минут, батареи укрепленного сектора открыли огонь по гитлеровцам.

Случилось так, что в этот час через один из населенных пунктов, подвергшихся обстрелу из 305-миллиметровых орудий, проходила группа наших разведчиков. Они потом рассказывали:

— При ударе о мерзлую землю спарят разрушал сразу два-три дома, набитых оккупантами Из других домов гитлеровцы полуодетыми выскакивали в двери, окна и бежали в лес, А мороз стоял под тридцать градусов, в лесу не нагреешься.

Таким был наш «тост» в честь Нового, 1942 года.

Oт начала и до конца войны укрепленному сектору ставилась задача обеспечить безопасный проход наших кораблей по коммуникациям восточной части Финского залива. Стоило вражеским батареям открыть огонь, включить прожекторы, тотчас вступали в дело наши батареи, огонь противника подавлялся.

Утром 5 декабря 1941 года мимо нас прошел последний караван с защитниками Ханко и Гогланда. Следуя за ледоколом, корабли пробивались к Кронштадту. На меридиане Красной Горки с северного берега Финского залива по каравану открыли стрельбу три фашистские батареи. Единственный в караване боевой корабль, эскадренный миноносец «Стойкий», не мог, конечно, защитить все суда, на борту которых находилось шесть тысяч человек. Несколькими залпами форта Красная Горка противник был подавлен. Караван благополучно достиг места назначения.

На борту одного из кораблей находился командир военно-морской базы Ханко генерал-лейтенант С. И. Кабанов, который впоследствии вспоминал:

— Когда противник начал обстрел нашего каравана, я сказал командиру корабля, что если Красная Горка нас не выручит, то мы потеряем много людей. Но Красная Горка не подвела. Мы без потерь прибыли в Кронштадт.

Форт Красная горка

Генерал Кабанов в свое время сам командовал фортом и Ижорским укрепленным сектором, хорошо знал их возможности.

Со стороны моря можно было ожидать вторжения врага на плацдарм. Опасность возрастала зимой, во время ледостава, и особенно по ночам. В районе Красной Горки провели несколько дальномерно-прожекторных учений с выходом личного состава на лед. Убедились, что противник будет лучше всего виден в лучах прожектора, если наблюдать не с берега, а со льда. Дозоры выходили на лед весь период боевых действий. Другие средства предупреждения, разработанные инженерными службами, оказались неэффективными. Проволочные заграждения, контрольную лыжню и т. д. — все плотно заносил снег.

Боевая деятельность береговой батареи в огромной степени зависит от эффективности электромеханической службы, в которой был занят и я. Именно эта служба обеспечивает батареи электроэнергией, сжатым воздухом. Орудия крупного калибра — технически очень сложный боевой организм. Ведение точного огня невозможно без надежной работы всех приборов управления стрельбой, точной регулировки механизмов наведения… Можно гордиться тем, что личный состав электромеханической службы находился на высоте поставленных задач, в любых условиях действовал умело, четко, организованно.

А условия блокадных зим, особенно первой, были очень трудными. Личный состав ослаб физически. Командир 330-й батареи капитан В. Ф. Горелов позже вспоминал:

— Как-то случайно опрокинулся ящик со снарядами. Раньше один человек поднимал снаряд, теперь на каждый встало семеро…

Очень важно было делать максимально возможное, чтобы укрепить здоровье людей. Это оставалось в центре внимания командиров, политработников, наших медиков. Помню военфельдшера Татьяну Ивановну, молодую женщину, которая сама полной мерой испытывала все тяготы блокады. Еще до побудки она на ногах, готов к раздаче хвойный настой, проверены нормы и качество пищи. В ее подразделении ни один боец или командир не заболел цингой!

Нельзя не отметить самоотверженную помощь, которую всю войну нам оказывали рабочие и инженерно-технические работники заводов Ленинграда и Кронштадта. На плечи этих людей легли ответственные операции, связанные с ремонтом, наладкой и монтажом боевой техники. Работы часто велись под огнем противника. Высококвалифицированные специалисты, попав на батареи, щедро делились опытом с личным составом, учили молодых бойцов и командиров надежному обслуживанию механизмов.

На одной из двух башен 311-й батареи (калибр — 305 миллиметров) 6 сентября 1941 года в самый напряженный момент вышли из строя оба орудийных ствола. Замена их даже в мирные дни требовала по меньшей мере месяца. Кто бы согласился, чтобы башня молчала так долго? Рабочие бригады, возглавляемые опытными мастерами А. Н. Хмуровым и Н. П. Барановым, заменили стволы в рекордный срок. 11 сентября, то есть на шестые сутки, башня снова ожила.

Подобное в первые недели войны произошло на силовой станции 31-го отдельного артиллерийского дивизиона. Надо было срочно заменить два сильно изношенных и устаревших дизель-агрегата. Сколько самоотверженности проявили при этом наши штатские помощники — бригады мастеров А. М. Феклистова и А. Позднякова. Они справились с заданием, которое можно смело отнести к боевому, очень быстро и хорошо. По ходатайству командования «Красной Горки» оба специалиста были оставлены на силовой станции. Бывший шеф- монтажник завода «Русский дизель» Алексей Михайлович Феклистов — один из авторов этой книги. Он сам рассказывает, как воевал и работал, что пережил.

Настал час разгрома фашистских войск под Ленин-градом. При подготовке к этой операции всю морскую артиллерию калибров 100—406 миллиметров (402 орудия) объединили в четыре группы. Возникли новые сложности. Теперь надо было учиться поддерживать не-прерывную связь с двигавшимися вперед частями, быстро открывать огонь на подавление и уничтожение узлов сопротивления противника, вести стрельбу по заявкам наступающих. И все эго —в условиях быстро меняющейся обстановки, в непосредственной близости целей от своих войск. Особая четкость требовалась от штабов, групп управления и связи.

Как освоили мы эту науку — показал ход наступления 2-й ударной армии. Артиллеристы, связисты, разведчики, оперативные работники укрепленного сектора, по общему признанию, действовали должным образом. В приказах были отмечены генерал К. А. Большаков, полковник В. Т. Румянцев, подполковник Е. А. Проскурин, майоры П. Е. Мельников, Г. В. Коптев, старшины А. Б. Чуев, Е. Н. Поленов, многие другие. Весь личный состав ЙУСа выполнил свой долг перед Родиной.

Январское сражение 1944 года было венцом боевой деятельности Ижорского укрепленного района на Ораниенбаумском плацдарме. Последние залпы батарей прогремели в середине 1944 года в операции по разгрому противника на Карельском перешейке.

В честь заслуг артиллеристов КБФ в битве за Ленинград на форту Красная Горка, награжденном орденом Красного Знамени, открыт мемориал. Каждый год в День Победы на этом старом форту встречаются ветераны Ижорского укрепленного сектора и других частей береговой обороны.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *