Огневой мешок — вынужденный способ обороны немцев

Советская армия идет вперед

20 марта 313-я стрелковая дивизия получила боевую задачу — с 751-м легким артиллерийским полком, 884-м истребительно-противотанковым артиллерийским полком, во взаимодействии с 40-й танковой бригадой наступать в направлении города Клайн-Катц и овладеть им.

В 10 часов утра после артиллерийской подготовки полки дивизии перешли в наступление. 1-й батальон 1070-го стрелкового полка (командир батальона майор А. А. Федоров), действуя в качестве танкового десанта, завязал бой на западной окраине населенного пункта Клайн-Катц, с юга его атаковал посаженный на танки 40-й танковой бригады 3-й батальон 1072-го полка.

Противник оказал ожесточенное сопротивление. Здесь он применил характерный для лесного боя способ обороны. Он создал в районе Гросс-Катц своего рода огневой мешок. Сам населенный пункт противником не занимался и был прикрыт с фронта только небольшой группой пехоты. Основные силы обороняющегося врага были сосредоточены на прилегающих высотах.

Как только наши танки с десантом 1070-го и 1072-го стрелковых полков ворвались по лощине в населенный пункт, противник открыл с высот уничтожающий огонь пулеметов и артиллерии. Пехоту гитлеровцев поддерживали артиллерией два бронепоезда и военные корабли.

Бой за Гросс-Катц шел весь день. 1-й батальон 1070-го полка, несмотря на значительные потери, разгромил обороняющегося противника и к исходу дня вышел на восточную окраину Гросс-Катц, где закрепился на достигнутом рубеже. За мужество, отвагу и умелое командование подразделением командир 1-го батальона 1070-го стрелкового полка майор А. А. Федоров был награжден орденом Александра Невского.

В 19 часов противник численностью до 200 человек контратаковал 2-й батальон 1068-го стрелкового полка. Контратака была отбита. Враг потерял 120 человек убитыми, 10 солдат было взято в плен.

В этих боях геройски сражался с врагом, командир орудия 57-мм батареи 1072-го стрелкового полка сержант Петр Зорихин. С высоты по пехоте 3-го батальона открыл огонь танк противника. Зорихин увидел фашистскую машину и быстро навел орудие в цель.

Танк стоял бортом к орудию. Первым выстрелом Зорихин почти не причинил танку никакого вреда. Второй снаряд попал в моторную группу. «Тигр» задымил. Выскочивший из танка экипаж был расстрелян нашей пехотой. Зорихин был дважды ранен, но оставался у орудия.

Немецкие автоматчики прячутся за домом

Вражеские автоматчики мешали продвигаться 1-му взводу 3-й стрелковой роты. Укрывшись за каменными зданиями, они вели огонь по нашим наступающим бойцам. Абдурахману Марову было приказано выдвинуться влево и огнем своего станкового пулемета с фланга уничтожать фашистов. Маскируясь за кустарником, Маров быстро установил пулемет и дал очередь по гитлеровцам. Трое фашистов замертво рухнули на землю. В ту же минуту расчет Марова был обстрелян с чердака фашистами. Второй номер расчета был убит.

Ах, гады! — со злостью проговорил Маров.— Получайте! — Он дал длинную очередь по слуховому окну, и вражеские пулеметчики замолкли навсегда. Сменив огневую позицию, Маров увидел двух гитлеровцев, которые прятались за оградой. Двумя короткими очередями он уничтожил их, но и сам был ранен. Только в этом бою он истребил восемь гитлеровцев.

21 марта с самого утра противник переходил несколько раз в контратаки, пытался сорвать наше наступление. Выполняя ранее поставленную боевую задачу, дивизия с прежними средствами усиления в 12 часов дня перешла в наступление и к полудню 2-й и 3-й батальоны 1070-го полка вышли к железной дороге, 1072-й полк с утра атаковал высоту 160,8, но безуспешно.

В 12 часов 30 минут 21 марта, когда солдаты лейтенанта Якова Нечепуренко обменивались мнениями о прошедших боях, а штабе 1072-го полка над картой склонились комдив В. А. Асафьев и командир полка В. ф. Бабенко. Командир дивизии карандашом обвел кружком высоту и сказал:

Взять эту высоту, и город будет наш!

Фашисты укрепились на высоте, которая позволяла им держать под сосредоточенным и прицельным минометным и ружейно-пулеметным огнем ближайшие подступы к городу Гдыня.
Высота опоясывалась тремя линиями траншей, широким и глубоким противотанковым рвом, проволочными заграждениями в три кола, спиралью Бруно. Справа подступы к высоте поливал огнем из дзота крупнокалиберный пулемет немцев.

Подойти к высоте нельзя. В это утро бойцы 1-го батальона майора Кораблина 1072-го полка несколько раз атаковали высоту со своих крайне невыгодных позиций но безуспешно. Командир полка полковник В. Ф. Бабенко поставил перед разведчиками лейтенанта Нечепуренко задачу первыми пробиться к высоте.

Майор Кораблин Василий Васильевич предупредил лейтенанта Нечепуренко:

Будем действовать без поддержки артиллерии, расстояние между нами и передовой линией фашистских траншей — 50 метров.

В бою весь расчет станкового пулемета был выведен из строя. К пулемету лег сам майор Кораблин. Нечепуренко взял в обе руки гранаты. Гранатами вооружились и разведчики Борисов, Копылов, Макаров, Козырев, Рудалев и Миндалов.

Остальные солдаты и разведчики батальона Кораблина с места открыли ураганный автоматный огонь по вражеским траншеям. Лейтенант Нечепуренко повел своих бойцов в атаку. Одним рывком, не переводя дыхания, они достигли проволочного заграждения. Разведчик Миндалов лег на проволоку, через него перешагнули в траншею Нечепуренко и остальные.

немецкие солдаты кидают гранаты вов

Немцы засыпали их гранатами. Все кругом горело и дымилось от разрывов, осколки гранат свистели и жужжали. К лейтенанту Нечепуренко прорвалось еще несколько разведчиков. Командир отделения сержант Копылов, разведчики Платов и Семин поползли в сторону дзота. Кораблин все бил и бил по его амбразуре, и немецкий пулемет на несколько минут замолчал. Семин и Платов подобрались почти вплотную к дзоту.

Внезапно огневая точка противника ожила, и первой же очередью врага Платов был ранен. Но Семин был уже около амбразуры. Одна за другой полетели гранаты в дзот. Разрывы. Тишина. А лейтенант Нечепуренко и его бойцы уже выбивали немцев из третьей траншеи. Вслед за разведчиками шли стрелки. На вершине высоты, среди трупов фашистов, окровавленный, но живой и бодрый Нечепуренко скомандовал разведчику Миндалову:

К полковнику! Быстро! Доложишь, что находимся на высоте. Высота 160,8 была взята. У подножия высоты лежал большой город.

В этом бою героизм и мужество проявил командир отделения разведчиков карел Копылов Василий Федорович из деревни Вехкусельга Олонецкого района Карелии. С двумя разведчиками он ворвался во вторую траншею врага. Неожиданно на него наскочил фашистский офицер. Сильным ударом Копылов выбил у него пистолет и захватил офицера в плен.

Двигаясь по траншеям, разведчики увидели, что к ним наперерез бегут до 20 фашистов. По команде Копылова разведчики открыли сильный автоматный огонь, уничтожили девять фашистов, остальные убежали в лес. В этом бою сержант Копылов лично уничтожил пять немецких солдат.

Немцы вылезают из окопов

Враг частыми контратаками пытался задержать наступление частей дивизии. Рота фашистских солдат вышла к расположению штаба 1070-го полка и атаковала спецподразделения и штаб. Начальник штаба полка майор М. Б. Зак поднял офицеров штаба, связистов и взвод охраны и повел их в контратаку. Гитлеровцы не выдержали смелой контратаки офицеров штаба и спец-подразделений и бежали, оставив 20 убитых и несколько раненых. 16 фашистских солдат в этом бою было захвачено в плен.

2-й и 3-й батальоны 1070-го полка за день боя отразили четыре контратаки врага с большими для него потерями. Противник был отброшен на исходный рубеж.

22 марта дивизия должна была развивать наступление на город Клайн-Катц. Но на пути наступления наших частей лежала сильно укрепленная противником высота 120,7. Командир дивизии полковник В. А. Асафьев решил: 1068-м стрелковым полком и 3-м батальоном 1072-го стрелкового полка окружить высоту, разгромить обороняющего высоту противника, после чего развивать наступление на Клайн-Катц.

В течение ночи части дивизии совершили обходный маневр и к утру 22 марта с боями вышли на исходное положение для наступления, завершив окружение высоты. 2-й и 3-й батальоны 1070-го полка продолжали наступление в восточном направлении в течение часа с 7 до 8 утра, отразили две контратаки фашистов численностью до двух рот каждая.

1068-й стрелковый полк и 3-й батальон 1072-го полка, подвергнув мощному огневому налету высоту 120,7, в 11 часов перешли в атаку и после трахчасового ожесточенного боя штурмом овладели высотой, разгромив оборонявшийся вражеский гарнизон. Противник понес потери до 300 человек убитыми и ранеными.
В боях за овладение высотой солдаты и сержанты проявляли массовый героизм.

Немецкие солдаты бегут в атаку ВОВ

Немецкие контратаки следовали одна за другой. Гитлеровцы, невзирая на потери, стремились сбить наших бойцов с тактически важной высоты, прикрывавшей подступы к городу. Младший сержант 8-й роты 1068-го полка Николай Хлюпта с тремя солдатами выдвинулся вперед, навстречу контратакующим цепям вражеских солдат. Враг заметил храбрецов и сделал попытку захватить их в плен.

Шквальный огонь роты немецких головорезов обрушился на четверку отважных воинов. Группа фашистов во главе с офицером стала пробираться в тыл к нашим бойцам. Два наших солдата было убито и один тяжело ранен. Вражеское кольцо сжималось вокруг Николая Хлюпта.

— Рус, хенде хох! — кричали гитлеровцы.

Хлюпта бил из автомата во все стороны по окружающим его немцам. Не стало патронов в его автомате. Не стало патронов в автоматах выведенных из строя его боевых товарищей. Фашистский офицер был уже рядом с ним. Он держал в руке пистолет, но не стрелял, он уже торжествовал победу над безоружным русским солдатом.

Позади офицера бежало пять фашистских автоматчиков. Младший сержант Хлюпта схватил валявшийся на земле немецкий ручной пулемет и прикладом размозжил череп фашистского офицера. Упав на труп офицера, Хлюпта выхватил у него из руки пистолет и в упор расстрелял бежавших к нему вражеских автоматчиков.

К Николаю подбежали солдаты взвода, вокруг него валялось 16 трупов гитлеровцев. В этот момент был выведен из строя командир отделения. Младший сержант Николай Хлюпта принял командование отделением на себя и повел бойцов в атаку. Высота осталась в наших руках. В числе первых Николай Хлюпта ворвался в город Гдыня. Герои был награжден орденом Красного Знамени.

Прикрывать перегруппировку батальона командир капитан Плигунов приказал пулеметному расчету Пекшуева. В то время, когда 6-я рота 2-го батальона 1070-го полка снялась с позиций, немцы предприняли контратаку.

Пять раз фашисты приближались вплотную к позиции наших пулеметчиков и пять раз, отброшенные смертоносным огнем, откатывались назад. Тогда они подтянули на прямую наводку пушку и одновременно открыли по позиции пулеметчиков минометный огонь. Снаряды и мины осыпали позицию пулеметчиков градом осколков. Весь расчет оказался выведенным из строя.

У пулемета остался только раненый наводчик Пекшуев. Немцы снова пошли в атаку. Они подошли к позиции расчета на 30—40 метров и брошенной гранатой вывели из строя пулемет. Гитлеровцы стали обходить окоп Пекшуева.

«Рус, сдавайс! Рус, плен!» — неистово кричали они Пекшуеву.

В ответ на их крики Пекшуев бросил одну за другой четыре гранаты. Восемь фашистов было убито, остальные отошли. Атака гитлеровцев была отбита. Они оставили на поле боя только убитыми двадцать трупов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *