Почему монголы были такими воинственными?

Почему монголы были такими воинственными?
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Воинственность того или иного народа чаще всего определяется условиями, в которых этот народ находится. По этой причине практически все кочевые народы можно смело заносить в списки воинственных. Что подталкивает кочевников к воинственности?

Постоянные перемещения и борьба за лучшие пастбища, охотничьи угодья создают необходимость постоянной всеобщей мобилизации всего мужского населения. Этот фактор дополнительно усиливается сравнительно низкой продуктивностью кочевого скотоводческого хозяйства, гораздо сильнее зависимого от природных условий, чем производящее хозяйство земледельцев.

Постоянные межплеменные войны также способствуют всеобщей вооруженности народа, прекрасным владением этим оружием, среди которого основное место занимает лук. Сочетание лука, обеспечивающего возможность дистанционного боя и лошади, столь же прекрасно обеспечивающей мобильность кочевника делает из него превосходную боевую единицу.

Усиливают боевые качества кочевой армии в организационном плане регулярные тренировки по взаимодействию отдельных отрядов кочевников, которые происходят во время облавных охот, которые представляли собой практически имитацию сражений с отработкой маневров, охватов, сигнальной системы.

Однако можно спросить, почему же именно монголы среди всех кочевников в наибольшей степени отличились и по размаху своих завоеваний, и по успешности их проведения? В случае с монголами сработали дополнительные факторы. Рядом с ними находилась одна из крупнейших земледельческих цивилизаций – Китай – замечательный объект для экспансии с целью добычи, но настолько мощный, что требовалась особая подготовка, высочайшая степень организованности.

Китай и раньше провоцировал создание на своих северных границах создание мощных империй кочевых народов: хунну, сяньби, жужаней, тюрок, киданей, чжурчжэней. Но в начале XIII в. совпали несколько процессов – в результате межплеменной войны образуется держава Чингисхана. Она с самого начала организована как военно-административная система, нацеленная только на войну.

И в это же время Китай представляет собой раздробленное государство, части которого сражаются между собой. Именно это подтолкнуло монголов Чингисхана на массированное вторжение. Именно закаленное, централизованное, высокоорганизованное войско позволило монголам добиться успеха в войне с государствами Си Ся, Цзинь, Сун на территории Китая. Именно эта первая война окончательно сделало государство монголов державой, для которой война становится способом существования.

Все население монгольской державы было поделено на десятки, сотни, тысячи, тумены (десять тысяч). Это были не воинские подразделения в чистом виде, а административные единицы, которые должны были выставить на войну определенное количество воинов. Но они подчинялись военному командиру, перекочевки шли по приказу последнего, покидать свой десяток и т.д. было запрещено. То есть, вся жизнь монголов протекала в военном режиме.

Почему монголы были такими воинственными?

При таком жестком военизированном строе внутреннюю социальную стабильность можно было поддерживать, только организуя постоянные походы, в которых каждый воин-участник получал свою долю добычи, поэтому в завоеваниях была заинтересована не только верхушка монгольской державы, но и простые кочевники.

Конечно же, кроме заинтересованности был еще и кнут – стальная дисциплина, которая была достижима только при высокой организованности. Малейшее неповиновение, даже зачастую ошибка карались смертью. Например, Яса Чингисхана указывала, что если у воина на марше выпала стрела, а следом едущий воин ее не поднял и не передал хозяину, то наказание не подавшему – смерть. Стоит ли говорить, что всем народам, столкнувшимся с монголами при такой организации службы, их армия казалась неутомимой боевой машиной.

Несомненно, впечатление об особой воинственности монголов подкреплялось их довольно жестоким отношением к противнику. Однако эта жестокость была по-своему прагматична. Любому городу, которому подходили монголы, предлагалось сдаться без боя. Если город сдавался без сопротивления, то конечно приходилось расплачиваться материально, однако жителям в основном сохраняли жизнь. После первой же посланной стрелы о какой-либо пощаде говорить уже не приходилось. И здесь дело не в особой жестокости монголов. Применение оружие означало для них, что все жители несут за это ответственность. Одновременно это было уроком для других городов.

Империя монголов, так, как она была выстроена, могла только воевать. Остановка для нее была смерти подобна. Именно поэтому монголы продолжали экспансию по самым разным направлениям. В течение XIII века монголы почти одновременно вели войну в Китае, завоевывали Корею, двигались на Запад через Русь, дойдя до границ Италии и германских княжеств, через территорию разгромленного ими Багдадского халифата вышли к Египту и Малой Азии. На южном направлении продвигались в Индокитай, высадились на островах Индонезии, и дважды пытались осуществить захват Японии. Именно в силу своей военной организации они не могли остановиться. Как только в силу начавшихся военных неудач, истощения сил это, в конце концов, произошло – начинается развал империи.

Таким образом, воинственность монголов не была связана с их этническими чертами, генетикой или чем-то врожденным. Она была порождена кочевым образом жизни при постоянных войнах и военным укладом монгольской державы, который был необходим как для внутренней стабильности, так и для победы над странами, многие из которых были куда более развиты в военно-техническом отношении. Об этом говорит хотя бы тот факт, что включавшиеся в состав монгольских войск подразделения вовсе не монгольского происхождения становились точно такими же воинственными.

Конечно же, в процессе войн вырабатывался и особенный менталитет воина, в числе ценностей которого была и воинственность. Об этом хорошо свидетельствуют беседы Чингисхана со своими соратниками, переданные в сказаниях. Он спросил их, в чем они видят счастье, и когда они ответили, что счастье в охоте, удаче и т.п., он сказал, что наивысшее счастье смотреть, как гибнут и мучаются враги, как горят их дома и плачут их вдовы.

Такой менталитет подпитывал монгольские завоевания, но как только они прекратились, военная держава распалась, монголы замкнулись в пределах своего этнического ареала, где находятся и по сей день, и со временем превратились в один из самых мирных народов.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “Почему монголы были такими воинственными?
  1. О «Батыях» и «Чингисханах». У тюрок, ну возьмем, на примере казахов, за основу ориентации в пространстве взяты направления на восход и заход солнца. В казахском языке восход — шыгыс, заход – батыс. Отсюда Восток-Шыгыс, а Запад-Батыс. Главным святым направлением тюрков (казахов) был и остается «Восток». Если встать лицом к востоку, то справа (в каз.языке «правая сторона» — «он») будет Онтустик–Юг, а слева (в каз.языке — «сол»), соответственно, Солтустик-Север. В связи с этим, все, что находится на западе от степи для казахов имело приставку «бату», а на восток-«шыгыс». Отсюда правитель любых западных от места обитания тюрок (казахов) назывался Бату-Хан (Батый). А тот, кто правил восточнее — ну например, Китаем — был Шыгыс хан (в нашем произношении Чингиз-Хан). То есть все эти Бату, Батыи, Батысы и Шагысы (Чингисы) могли быть (и были, ведь на Западе полно всяких «Карлов») именами как конкретных людей, так и нарицательными именами для всех ханов-правителей данных направлений и территорий. Кстати, Чингис-хан – просто любой «Солнечный хан» или «Восточный хан» и на языке ряда поволжских не-тюркских народов. Но видимо, поволжские народы все же этот термин, скорее всего, переняли, ну у татар к примеру. Чингис-Хан — это должность. Точнее, должность — это Хан. А Шагыс или Чингис — это Восточный. Просто «Восточный хан», коих за века было тысячи. Тут очевиден очередной прокол у профессианальных историков. Те путешественники, которые потом доводили до европейских дворов и придворных историков всю полученную информацию, когда они ходили (ездили) по тюркским землям, то на вопрос «А кто произвел те или иные разрушения» от своих тюркоязычных визави могли получить следующие ответы:
    1) Это сделал Шагыс-Хан (Чингис-хан). В понимании рассказчика какой-то ему известный Хан, земли которого располагались восточнее тех, кого опрашивали.
    2) Это сделал Батыс-Хан (Батый, Бату). Это любой Хан земель, располагавшихся западнее тех, кого опрашивали. Батыс — западный.
    Может быть даже назывались имена, типа чингисхан Рулон Обоев или чингизхан Кирдык Надоев. Но так как последние (собственно имена) составляющие были непостоянными — то запоминалось только первая неизменно постоянная часть — ЧИНГИС ХАН. Поскольку главным святым направлением у тюрков (казахов) был и остается «Восток», то само собой, что ныне в Азии каждый второй – потомок того или иного чингисхана (чингизид). Был бы у тюрок главным святым направлением не Восток, а Запад — то каждый второй казах или иной тюрок ныне был бы кем-то типа «батызида». Ну, видимо, поскольку с юга (пустыни и горы) и с севера (сибирские болота, Ледовитый Океан) на тюрок нападали не в пример меньше, то все основные претензии тюрко-язычные рассказчики выставляли в адреса «Чингис-хана» и «Бату-хана». Европейские же историки же, собрав такую массу претензий к «Чингис-Хану» и «Бату-Хану» и тупо не понимая, что им (ну тем путешественникам, которые потом доводили до европейских дворов и придворных историков всю эту информацию) местные рассказывали просто о своих локальных разборках с каким-то восточными или западными соседями на протяжении 300-400 лет, и считая, что «Чингис-Хан» и «Бату-Хан» — это имена конкретных людей решили, что столь масштабные деяния могли совершить исключительно великие люди. И честно заблуждаясь, историки начали лепить миф о «Великом Чингис-хане» и его внуке «Бату-Хане» (которого историки и оправили на самый запад).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *