Поражение под Петрозаводском

Оборона Петразаводска 1941 год

22 сентября войска левого фланга Карельской армии финнов вновь начали наступление на Петрозаводск. Главный удар противник наносил силами 7-го армейского корпуса в направлении Пряжа, Петрозаводск. 7-я пехотная дивизия, часть сил 163-й немецкой дивизии и бригада Лагуса наступали на Петрозаводск с юга, вдоль Кировской железной дороги. Вышедшая в район станции Токари 3-я дивизия народного ополчения вела непрерывные бои с противником. Однако малочисленные части дивизии не могли сдержать продвижение вражеской группировки и с боями вынуждены были отходить.

Вражеские войска вечером 22 сентября обошли оборону 1070-го стрелкового полка и внезапным ударом захватили поселок Матросы, отрезав полку пути подвоза. Командир полка начал снимать подразделения с фронта и перебрасывать их в район Матросы, чем ослабил фронт на Пряжинском направлении. Контратака, предпринятая 23 сентября силами 24-го мотострелкового полка, ударом с востока на запад, успеха не имела. В это же время противник, совершив обходный маневр, вышел на дорогу Сямозеро — Петрозаводск. Создалась реальная угроза выхода вражеских войск в город Петрозаводск.

В этих условиях 1068-й и 1070-й стрелковые полки дивизии по приказу командара перебрасывались на Сямозерское направление северо-западнее Петрозаводска. Дивизия должна была занять оборону западнее населенного пункта Верхние Виданы и обеспечить отход южной группы войск армии.

Пять суток полки вели упорные оборонительные бои, отбили двенадцать атак противника и удерживали занимаемый рубеж. Так не могло продолжаться вечно и командующий армией принял единственно верное решение, 27 сентября дивизия начала маневры и передислоцировалась на северо-восточный берег реки Шуя. Развернув боевые порядки на 20 километровый фронт дивизия ввязалась в бои, продолжающиеся  до 2 октября 1941 года.

В активной обороне воины дивизии громили ненавистного врага. Противник потерял тогда убитыми и ранеными до 2700 солдат и офицеров. Части дивизии захватили 24 пулемета, четыре орудия, три миномета.

После ряда кровопролитных сражений финнам удалось сломить сопротивление советских защитников и выйти к Петрозаводску. 28 сентября противник силами 7-й пехотной дивизии, подразделениями бригады Лагуса подошел к городу с юга.

Одновременно часть сил 7-го армейского корпуса наносила удар севернее Петрозаводска, имея задачей обойти город с севера. С выходом на ближние подступы к Петрозаводску финны начали вести по городу массированный артиллерийский и минометный огонь. В городе начались пожары.

Обороной города руководил генерал-лейтенант 7-й армии Ф. Д. Гореленко. Из имеющихся частей и подразделений были созданы две легкие стрелковые бригады: первая во главе с генерал- майором Я. А. Аввакумовым, которая должна была оборонять Петрозаводск с юга, вторая во главе с полковником М. М. Потаповым, на которую возлагалась оборона города с северо-запада. 37-я стрелковая дивизия встала в оборону западнее Петрозаводска.

Оборона Петразаводска

30 сентября начались ожесточенные бои на ближних подступах к городу. Вражеские войска, неся огромные потери в людях и технике, вводили в бой новые и новые резервы. 2 октября 1941 года, после ожесточенных боев, наши части оставили Петрозаводск и с боями отходили на север, имея задачей создать прочную оборону по восточному берегу Шуи и севернее, вдоль шоссе и железной дороги.

Защитники Южной Карелии сражались за каждую пядь родной земли, но под нажимом превосходящих сил противника (особенно в технике) вынуждены были отходить от рубежа к рубежу, изматывая врага в тяжелых оборонительных боях.

С выходом финских частей к реке Свирь и Петрозаводску войска 7-й армии оказались разрезанными на две части. Южная группа армии вела бои на Свири, а части Петрозаводского направления отходили на север. 7-я армия потеряла связь с войсками, оборонявшими Петрозаводск.

Отступавшей армией должен был кто-то командовать, поэтому 14 октября 1941 года Верховное Главнокомандование преобразовала отступающие части в Медвежьегорскую оперативную группа Карельского фронта,  и назначило новых командиров: командующий группой — генерал-майор М. С. Князев, член Военнного совета — бригадный комиссар Б. И. Пугачевский, начальник штаба — полковник М. Н. Иванов

313-я стрелковая дивизия, ведя упорные оборонительные бои, отходила в северном направлении, сдерживая натиск противника на Кондопогу.

3 комментариев на тему “Поражение под Петрозаводском
  1. Что интересно, так то, что проклятые фошыссты не сломали статую товКирова в центре Петрозаводска, а заботливо закутали ее в прочный саван, чтобы, не дай Бог, не повредить случайно…

  2. Из воспоминаний моей бабушки Кузнецовой Нины Петровны (пишу по памяти, так как бабушки с 1994 года нет в живых) : Как только началась война, я сразу пошла в военкомат города Петрозаводска и подала рапорт о призыве меня в действующую армию как добровольца. В первой половине июля 1941 года на фронт ушел муж Кузнецов Петр Евгеньевич, а потом ушла и я. Направили меня служить в эвакогоспиталь. Вывозила раненых бойцов с поля боя на машинах, иногда вытаскивала на себе прямо с поля боя. Тащишь на себе бойца и его винтовку, а пули над головой, как птички посвистывают. Я вначале пыталась понять и посматривала, где это около головы птичка посвистывает. Только потом поняла, что это финны по мне стреляют. Финские снайпера опасные были, стреляли точно. Мы из «кукушками» называли. И злобные очень. Наших раненых они не щадили. Война шла, немецко-фашистские и финские войска наступали, и мы попали в окружение. Окружение — это страшная штука, особенно в 1941. Куда идти не знаешь всюду стрельба, кто-то из командиров стреляется, кто-то в атаку бойцов собирает. На войне и особенно в окружении сразу видно, кто чего стоит. Из окружения решили выходить группой, но вскоре осталось нас двое — я и моя подруга по госпиталю. Идем с ней по лесу, на какую-то дорожку вышли. И вдруг — звук машины. По лесной дорожке наша полуторка едет. Мы руками стали махать, машина остановилась. В кабине шофер и командир в звании, кузов забит ранеными. Он нам сказал, что взять в машину не может, места нет. Потом посмотрел внимательнее, увидел, что медички, и скомандовал кому-то в кузов : «Ладно, возьмите медичку, ту, которая посимпатичнее. Может и прорвемся». Взяли меня. Кузов полон раненых, весь пол в крови. Из окружения прорвались, а вот подруга в тех лесах так и сгинула в окружении. Мы тогда не знали всего масштаба катастрофы Карельского фронта, но погибло наших бойцов и командиров очень много. Документы нашей части в окружении тоже сгинули. Финны с немцами в это время Петрозаводск взяли. Госпиталь, в который мы возили раненых, располагался в Петрозаводске в каменном здании из нескольких этажей. Когда финны ворвались в Петрозаводск , они захватили госпиталь. Раненых советских военнослужащих они прямо с кроватей выкидывали из окон верхнего этажа на штыки находившихся внизу финских солдат. Других тяжелораненых добивали штыками прямо в госпитальных койках. Об этом бабушке рассказала хозяйка ее съемной квартиры, карелка по национальности, где бабушка жила до войны и работала учителем. Узнав от местных , что в квартире жила русская учительница и коммунист, финские фашисты пришли арестовывать бабушку. Не найдя ее, они разгромили квартиру, уничтожили вещи и разорвали все русские книги. Весь двор дома был засыпан разорванными листами книг. На фронте Кузнецова Нина Петровна была до середины 1942 года, была назначена политруком. Когда вышел приказ И.В.Сталина об отзыве из действующей армии учителей, то с фронта ее отозвали. Прожила долгую и достойную жизнь, воспитала дочь и внука, работала учителем в школе в пгт «Сосновец», некоторое время работала директором школы и председателем партийного контроля. Человек исключительной честности и порядочности. Умерла 30.10.1994 года на своей родине в деревне Липно Псковской области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *