Религиозные войны индейцев и белых

Религиозные войны индейцев и белых

Объединим общим названием пуэбло одну из основных групп индейского населения Северной Америки, которая имеет одинаковое общественное устройство, одинаково добывает продукты питания и одинаково строит себе жилища. Эти новомексиканские и аризонские племена некогда строили свои дома на плоских возвышенностях из плит песчаника, необожженного кирпича и т. п. Эти дома лепились один возле другого, так что поселения выглядели как города.

В новомексиканских и аризонских поселениях проживали одиннадцать различных племен, относящихся к пяти разным языковым группам. Начали эту индейскую войну тевы (теги), которые жили в восьми поселениях (а всего их насчитывалось несколько десятков).

Хотя члены отдельных племен пуэбло сохраняли верность собственному племени, эти племена все же не выступали как самостоятельные единицы, скорее, поселение было самостоятельным. Как и в большинстве индейских групп Северной Америки, среди пуэбло существовали две группы вождей: одни, которых можно назвать «гражданскими властями», правили в мирное время; другие, «военные», руководили в период войны. Но реальная власть была в руках местных шаманов-колдунов. Следует подчеркнуть, что нигде в Северной Америке «служители богов» не играли столь важной роли, как среди пуэбло.

Мексиканские индейцы

Так уж получилось, что именно в Мексике, центральной области верующих индейцев, судьба колоний зависела от католических священников и послушников ордена францисканцев. Нападкам священников в первую очередь подвергались «языческие» местные святыни. Поэтому неудивительно, что главными противниками новых, чуждых коренному населению проповедников и новых порядков стали стражи старых культов — индейские жрецы-колдуны.

Один из них, колдун Попе, сумел преодолеть свои ограниченные культовые взгляды. Восстание, которое он готовил, замышлялось не только как война против чужих богов и чужой религий, но и как война против подавления, против враждебной индейцам системы.

Мексиканские индейцыПодготовка к восстанию проходила необычно для племен Северной Америки — не на общих вече у ритуальных костров, а в мистических залах «храмов» в поселениях, которые назывались здесь киви. Колдун Попе уверял пуэбло, что он готовит восстание не по собственной воле, а только передает волю индейских богов, которые возмущены преступлениями христиан и их священников.

Организатор и вдохновитель этой святой войны Попе и его семья, так же как и многие, многие индейцы, пострадали от нового порядка. Один из его братьев был продан в рабство. Его самого, слугу индейских богов, лишили права проводить «поганые» обряды, и когда он ослушался, его арестовали, доставили в столицу провинции и на глазах у всех наказали бичом перед дворцом губернатора. Вскоре его арестовали вновь, никакие наказания не заставили колдуна отказаться от его намерений, от точно продуманного плана, конечной целью которого было изгнание испанцев и особенно их священников из Аризоны и Новой Мексики, возвращение к индейскому образу жизни и доколумбовым верованиям.

Более чем кто-либо из индейских вождей он старался сохранить подготовку восстания в тайне. Участники военных советов принимали обет молчания.

Восстание Попе

Попе не верил, что женщины могут держать язык за зубами, поэтому в целях конспирации на советы женщины не допускались. Тщательным проверкам подвергались и его близкие. К примеру, когда ему стало известно, что его двоюродный брат Буа симпатизирует бледнолицым, он поспешил объявить его шпионом францисканцев. Индейцы забили Буа камнями насмерть.

Попе стремился еще до начала восстания избавить пуэбло от всех предателей-индейцев, от осведомителей и шпионов-францисканцев. Однако к испанцам все равно просочились сведения о тайной деятельности одного из индейских колдунов.

Францисканцы решили предупредить события. На всякий случай они арестовали всех колдунов и каждого десятого повесили как «язычника, еретика, предателя и жида». Попе тоже оказался в числе арестованных, но роковым десятым, на его счастье, не оказался. Вместе с другими он был переведен в тюрьму в Санта-Фе.

Восстание ПопеИндейцы, в жизни которых верования играли важную роль, не могли оставаться без защиты от злых духов. И племена стали готовиться к боям самостоятельно, без своих предводителей. Первой акцией, естественно, должно было стать освобождение «святых» пленников из тюрьмы в Санта-Фе.

И вновь из всех поселений полетели в губернаторскую резиденцию тревожные сообщения, что индейцы полны решимости атаковать Санта-Фе, если их колдуны не получат свободу. Губернатор все взвесил: его солдаты не смогли бы оказать сопротивление объединенным племенам пуэбло. Он уступил, несмотря на бурные протесты францисканцев. Томящиеся в тюрьме «духовные вожди» были освобождены. Попе вернулся в свое поселение Таос.

Воодушевление индейцев

Эта первая бескровная победа наполнила сердца индейцев гордостью. Их «мессия», вернувшийся из губернаторской тюрьмы живым и здоровым, был принят всюду с еще большими почестями. Индейцы верили, что колдун из Таоса, которого не сломила темница и который возвратился в киви живым и здоровым, спасет всех индейцев племен Мексики, а боги, их индейские боги, ему в этом помогут.

Попе в первую очередь объехал десятки поселений и всюду призывал начать войну. В Таосе он организовал главный штаб предстоящей войны. В киви Таоса ежедневно в течение нескольких месяцев встречался с воинами всех племен пуэбло.

В середине 1680 года подготовка к «святой войне» достигла пика. Попе пригласил в свое киви всех вождей, сотни воинов своего племени и племен, расположенных поблизости. Перед своими верующими он устроил «выступление» трех богов. Боги в боевой раскраске начали гореть. Все части святынь извергали пламя. Боги при этом вещали, что этим святым огнем они помогут индейцам изгнать чужеземцев с их родной земли (вероятно, колдун гипнотизировал собравшихся). Одновременно «устами богов» он определил и день общенародного восстания — 13 августа 1680 года.

В каждое поселение полетели гонцы со шнурками, на которых узелками было отмечено, сколько дней остается до начала восстания. Монахи и на этот раз узнали о готовящемся выступлении. Они снова предупредили губернатора, но было уже поздно…

Тень колдуна накрыла испанскую Новую Мексику. В установленный день был освобожден Таос, индейцы восстали даже в поселении Тесук, соседствующем с Санта- Фе. Погибли все испанцы, жившие в поселении. В тот же день в десятках других поселений испанцы были изгнаны или убиты.

 Восстание мексиканских индейцев

Восстание было подготовлено настолько тщательно, что в течение двух дней индейцы освободили не только обширную территорию Новой Мексики, но и прилегающие области Аризоны и Колорадо. В отдаленных местах все испанцы погибли, в более близких — попытались спастись в Санта- Фе, столице провинции, хорошо укрепленной и с многочисленным гарнизоном.

Через день после начала восстания, 14 августа, первые индейские отряды из поселения Тесук подтянулись к Санта- Фе. Испанская конница кинулась в контратаку. В отличие от других пуэбло никогда не пользовались лошадьми и не владели огнестрельным оружием. Поэтому их шансы в бою с испанскими уланами были равны нулю. Но той же ночью к месту событий прибыл сам колдун Попе с воинами своего племени, и Санта-Фе был обречен.

В соответствии со своим точно разработанным планом Попе предполагал, что индейцы еще перед началом штурма Санта-Фе перекроют доступ воды в этот главный опорный пункт испанцев, расположенный в центре иссушенной жарой степи. И индейцам удалось перебить испанский отряд, охраняющий обширный водный резервуар, а запасы воды уничтожить.

Восстание мексиканских индейцевНа следующую ночь индейцы пробились в город и подобрались к главному дворцу — к крепости Санта-Фе, окруженной высокими валами. Тем временем город погибал в огне.
Белые уже не сомневались в своей участи, поэтому они решились на неожиданный контрудар. Атака получилась, индейцев удалось оттеснить от города. Испанцы захватили в плен несколько десятков воинов, спешно их казнили и бежали как от своих последних жертв, так и от своего последнего поселения на земле пуэбло. Не останавливаясь, они уходили вниз по течению Рио-Гранде в Мексику.

Шел двадцать первый день августа 1680 года. Колдун Попе победил. В течение следующих восьми дней стала свободной вся Новая Мексика, которую испанцы завоевывали целый век. Индейцы одновременно сровняли с землей тридцать оплотов миссионеров. В ходе восстания были убиты и большинство францисканских монахов — врагов, которых Попе ненавидел больше всего. Кроме того, восставшие убили еще 2350 испанцев.

И все это произошло за неполных восемь дней! Оставшиеся в живых испанцы погибали от голода и жажды. Спустя много недель часть их перешла границу Новой Мексики через Эль-Пасса. На земле пуэбло не осталось ни одного белого. Ни одна из индейских войн не заканчивалась так быстро, такой решительной для индейцев победой.

Вторая часть восстания Попе

Теперь Попе приступил к исполнению второй части своей программы. Первый этап — освобождение земли индейцев от белых — был завершен. На втором этапе было намечено освободить индейцев от влияния всего испанского и прежде всего от пут католической религии. В этих целях во всех поселениях индейцы, крещенные францисканцами, омывались соком юки — для очищения.

Для радикала Попе все католическое было «языческим». Поэтому все католические храмы подверглись разрушению, все храмовые предметы были уничтожены. Попе запретил также пользоваться христианскими именами.

Хуаны, Винценты и Франциско вернули себе свои прежние индейские имена. Под страхом смерти было запрещено разговаривать по-испански — на языке захватчиков и католических священников.

Пуэбло освободились от испанцев, от их религии и религиозных представлений, от их языка и нравов и вернулись в доколумбову эпоху, оставив только те элементы материальной культуры, которые в силу своей новизны и прогрессивности нельзя было не позаимствовать у белых.

Но герой победоносного восстания Попе, святой и воин, мистик и политик-реалист, не был удовлетворен этим триумфом. Со временем ему стали оказываться поистине королевские почести, и, к сожалению, Попе они пришлись по душе. Все то, что народ воздавал ему из любви, он стал считать обязанностью. Он требовал поклонов, завел прислугу, носил роскошные одежды. Дошло до того, что он, запрещавший все испанское, начал ездить в карете губернатора. Самые красивые индианки отбирались для него, а тех, кто ему надоедал, он передавал своим фаворитам. И тень колдуна, которая недавно повергла в прах испанцев и монахов, заслонила солнце свободы, которой он добился для индейцев на юго-западе Северной Америки.

Неудивительно поэтому, что вскоре жители поселеней стали выражать недовольство правлением Попе. Через некоторое время его собственное племя избрало себе нового вождя Тупатуа, который вершил дела племени вплоть до 1688 года.

Второе избрание вождя Попе

Но в 1688 году великий колдун и великий освободитель индейцев Попе вновь был избран высшим вождем. Сведения о тех годах недостаточны и не дают объяснений, почему свободный народ вновь избрал Попе. Хочется думать, что великий колдун очнулся от своего царственного сна и понял, что только одно дороже радости власти, дороже права сильного — свобода.

Победа Попе освободила от присутствия испанцев ту часть колоний в Северной Америке, которая была для них — из Мексики — наиболее доступной. В испанской Флориде в то время проживало мало европейцев, а в отдаленной Калифорнии на тихоокеанском побережье и того меньше. Таким образом, в Северной Америке, кроме английских поселений, оставались только французские колонии: на юге — Луизиана, на севере — более крупная и значительная Канада.

Вождь ПопеАнгличане по-прежнему размещались в своих традиционных областях: на востоке Северной Америки — на северном побережье в Массачусетсе, Коннектикуте и прилегающих районах, на юге — в Вирджинии и близ нее. Английские поселения на северо-востоке обеспечили себе спокойное существование в результате победы над Метакомом. На вирджинской границе было тихо в результате победы над Опечанкамугом.

Спустя какое-то время внутри появилась еще одна, третья, английская колония, основанная пресловутыми квакерами, которая в честь ее основателя Уильяма Пенна стала называться Пенсильванией. Пенн и пенсильванские квакеры вначале обеспечивали мир и безопасность своей американской колонии системой частных договоров с местными индейцами. Уильям Пенн был самым первым, кто заключил такой договор с аборигенами. В 1682 году он даже обратился к «королю канадскому» — так он окрестил вождя могучих ирокезов — с личным письмом, в котором изложил индейцам свой план экономического развития Пенсильвании, осуществление которого, по его замыслу, принесло бы процветание и индейцам. Лига ирокезов, дружески относившаяся к квакерам, уступила им обширные. территории. Но одновременно это могучее индейское племя вытеснило из охотничьих районов другие индейские племена, в результате чего «миролюбивая» и «осторожная» квакерская колонизация имела для индейцев все те же неблагоприятные последствия.

Французские колонии

Французские колонии появляются вдоль канадского побережья Атлантического океана, малонаселенного индейцами, и вдоль реки Св. Лаврентия. К западу от французских поселений жизнь протекала, как и раньше. Индейцы владели почти всей Северной Америкой, хотя и здесь, вне границ английских и французских поселений, бывали стычки с европейцами.

В глубь индейской территории вначале проникли первопроходцы, главным образом миссионеры: затем торговцы, английские и французские, которые закупали у индейцев меха и переправляли товар в Европу. Эти звенья торговли росли и приносили индейцам ощутимую выгоду.

Французские колонииВне границ британских и французских поселений в это время появляются английские и французские форты, торговые станции, где индейцы обменивают меха на оружие, спирт, топоры, а также на ножи для снятия скальпов. Торговцы в середине XVIII века основывают несколько таких фортов даже в столь важном стратегическом районе, как Великие северо-американские озера. Ключевую позицию здесь занимает крупный, хорошо укрепленный форт Детройт, который на реке того же названия строят французы. Вначале форт был заложен как опорный пункт на случай нападения приозерных индейцев. В 1747 году, например, гуроны во главе с вождем Оронтони убили нескольких торговцев из Детройта, но в целом детройтские французы смогли установить дружеские отношения со всеми местными племенами — оттавами, чиппевеями и поттаватоми, говорящими на алгонкинском языке. Все эти три алгонкинские группы когда-то входили в одно племя, проживающее в период завоевания Колумбом Америки севернее Великих озер. И именно оттавы (дословно: «торговцы»), которые в новой великой индейской войне сыграли решающую роль, были наиболее тесно связаны с французами. Они сами скупали у отдаленных племен меха и затем продавали их детройтским французам с немалой выгодой для себя.

Обещания французов индейцам

Французские торговцы при этом тешили своих индейских «торговых партнеров» игрой в равноправие, гарантировали полную неприкосновенность и защиту, в зоне французского влияния: «Великий отец — французский король — всегда придет вам на помощь в трудный момент». Такую же поддержку еще одного «великого отца»— английского короля — обещали «своим» индейцам англичане. В те годы такие обещания еще принимались на веру в Северной Америке, далеко от границ Европы.

«Великие отцы» почти три четверти века вели различные войны, иногда объявленные, иногда нет. Предпоследняя англо-французская война закончилась в 1748 году. А новая началась через восемь лет. На стороне Англии выступили Пруссия и Ганновер, на стороне Франции — Австрия, Польша, Россия, Саксония и Швеция. А в Северной Америке на стороне англичан — индейцы, на стороне французов — тоже индейцы. Например, в первый год войны правитель детройтского форта направляет на помощь французским войскам три сотни индейских воинов. И в письменных документах той эпохи мы впервые встречаем имя французского союзника — вождя оттавов Понтиака.

Победа в кровопролитных французско-английских боях за Канаду достается британцам. Англичане шаг за шагом завоевывают ряд поселений во французских владениях. А в сентябре 1760 года губернатор французских колоний в Канаде капитулирует перед англичанами.

Но в руках французов за пределами их территорий остается несколько фортов — торговых станций. И самый важный из них Детройт. Сюда, к Великим озерам, англичане еще не проникли. Эти крепости за «индейской границей» мог отбить у французских гарнизонов только человек особо опытный и отважный.

Майор Роберт Роджерс

У генерала Амхерста был на примете такой человек — молодой переселенец, майор ньюхэмпширских стрелков-рейнджеров — Роберт Роджерс. Ньюхэмпширский рейнджер, хотя ему только девятнадцать, неоднократно участвовал в стычках с индейцами в Канаде и других местах, а потом отличился вновь, уничтожив индейское поселение в Сан-Франциско, которое было главным связующим звеном между индейскими союзниками французов и канадскими французами.

Именно его выбрал Амхерст для опасной экспедиции. Рейнджер Роджерс до сих пор считается одним из самых славных героев этого периода. Мировую известность принес ему Кеннет Робертс своей неоднократно переиздаваемой книгой «Путь на северо-запад». Мы же не будем ссылаться на роман Робертса, давайте заглянем в книгу об индейцах, которую написал сам Роджерс. Она называется «Краткий справочник об индейцах Северной Америки» и впервые вышла в 1765 году в Лондоне.

Майор Роберт РоджерсИз книги следует, что Роджерс с двумя сотнями рейнджеров через четыре дня после захвата столицы французских переселенцев в Канаде Монреаля отплыл оттуда во главе пятнадцатикрупных судов на юг. В окрестностях Детройта они покинули судна и очутились на территории индейских племен. Об этих племенах Роджерс пишет: «Они составляли нечто вроде царства, вождь избирался из старшего племени — из оттавов. Некоторые из них проживали вокруг Детройта, другие — на западе по направлению к Миссисипи. Их верховным королем и царем являлся Понтиак, который правил в более обширной империи и имел больший авторитет, чем любой другой индейский вождь, когда- либо живший на континенте (в Северной Америке) с даты нашего прихода».

Роджерс заверил Понтиака, что он пришел как друг, заявил, что англичане-победители хотят по-прежнему с индейцами торговать, что будут покупать меха по более высокой цене, чем покупали побежденные французы. Но для того, чтобы англичане могли доставлять индейцам хорошие товары, он, Роджерс, должен, мол, получить от французского гарнизона форт Детройт, главный торговый центр на этой индейской территории. В доказательство своих добрых намерений Роджерс подарил Понтиаку несколько вампунов — особого вида пояса, которыми индейцы востока Северной Америки выражали свое намерение: объявляли войну и т. п. Понтиак эти вампуны принял. Он изъявил желание торговать с англичанами и согласился пропустить экспедицию к Детройту. Роберт Роджерс взял Детройт.

Вскоре Роджерс обосновался в другом приозерном форту. Позже он был обвинен в предательстве и вынужден был покинуть форт. В период американской революции он воевал на стороне англичан, затем эмигрировал в Англию и там, всеми забытый, в 1795 году умер. Однако перед отъездом из области Великих озер этот искатель приключений еще раз встретился с «царем» североамериканских индейцев. Правда, на этот раз не на дипломатических переговорах, а на военной тропе…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *