Спор иосифлян и нестяжателей

Иосифляне и нестяжатели
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Одной из характерных черт развития русской общественной мысли начала XVI в. является борьба двух идеологических течений — иосифлянства и нестяжательства. Согласно традиционной точке зрения, они представляют собой два противоположных (в рамках православия) направления: для иосифлянства характерны защита вотчинных прав монастырей и приняв к искоренению ересей путем беспощадного уничтожения их носителей, для нестяжательства — отрицание прав монастырей на владение вотчинами и относительно терпимое отношение к еретикам.

Попытку пересмотра традиционного взгляда предпринял Я. С. Лурье. Сопоставляя взгляды Нила Сорского и Иосифа Полоцкого, он отметил, что «в конце XV в. в сочинениях обоих авторов яснее выступали черты сходства, нежели различия». Черты сходства исследователь усматривал главным образом в наличии в произведениях как Нила Сорского, так и Иосифа Полоцкого принципа личного нестяжания иноков. Близким ныло, по мнению Я- С. Лурье, и отношение иосифлян и нестяжателей к еретикам: не случайно поэтому Нил Сорский участвовал в работе собора 1490 года, осудившего еретиков, а призывы его ученика Вассиана Патрикеева к наказаниям не покаявшихся еретиков весьма напоминали инквизиционную программу Иосифа Волоцкого.

Концепция Я.С. Лурье

Мы не можем согласиться с концепцией Я. С. Лурье, но, не имея возможности в рамках настоящей статьи дать детальный разбор его аргументации, приведем лишь главные возражения. Проповедь личного нестяжания иноков сочеталась у Иосифа Волоцкого с признанием их права на коллективное стяжание, на владение монастырскими вотчинами и эксплуатацию крестьянского труда; призыву же к личному нестяжанию иноков у Нила Сорского гармонически соответствовало представление о ските как о наилучшей форме организации монашества, исключавшей возможность владения вотчинами: скит — объединение нескольких иноков, добывающих пропитание своим трудом.

Итак, в своем отношении к главному вопросу жизни монашества — к вопросу о его социально-экономической организации — позиции иосифлян и нестяжателей с самого начала были противоположны: иосифляне выражали интересы крупных церковных феодалов, нестяжатели — той части духовенства, которая стремилась поднять авторитет церкви путем коренной реформы монашества, заключавшейся в первую очередь в ликвидации монастырского вотчинновладения.

Недостаточно убедительны, по нашему мнению, и аргументы Я. С. Лурье в пользу близости взглядов иосифлян и нестяжателей на еретиков. На собор 1490 года Нил Сорский мог быть приглашен в качестве видного церковного деятеля (а отнюдь не как сторонник воинствующих церковников), его роль в деятельности собора источники не освещают, и поэтому нет никаких оснований считать, что позиция Нила на соборе совпадала с позицией русских инквизиторов. Что касается Вассиана Патрикеева, то он в своих сочинениях выдвигал два четко сформулированных тезиса:

  1. еретиков покаявшихся нужно прощать, и их «церковь божиа приемлет простертыми дланма»,
  2. еретиков не покаявшихся следует «не убивати, но или в темници затворити их, или в заточение отсылати».

Беспощадно истреблять всех еретиков

Вряд ли нужны особые разъяснения для того, чтобы увидеть принципиальное отличие позиции Вассиана от требования Иосифа Волоцкого беспощадно истреблять всех еретиков — как покаявшихся, так и не покаявшихся.

В дореволюционной историографии при исследовании полемики нестяжателей и иосифлян не ставился вопрос о времени ее возникновения (в рамках первой трети XVI в, когда эта полемика имела место). Датировки начала полемики, предложены в советской историографии.

иосифляне и нестяжатели

Решения первого собора побудили Вассиана Патрикеева, находившегося тогда в ссылке в Кирилло-Белозерском монастыре, написать свое первое произведение «Собрание- некоего старше, в котором он вступил в полемику с «Докладом» собора игликому князю, обосновывающим незыблемость вотчинных крив церкви. Решения второго собора, вынесшего смертные приговоры еретикам, вызвали появление полемического «Ответы кирилловских старцев» (его автором был Вассиан), в котором формулируются изложенные выше особенности отношения Вассиана к еретикам.

Согласно концепции Я. С. Лурье, полемика между иосифлянами и нестяжателями началась после разгрома еретического движения. Первые памятники этой полемики, с точки зрении автора, были связаны не с соборами 1503 и 1504 годов, а с передачей Иосифом Волоцким, Волоколамского монастыря в 1507 году под патронат великого князя, к чему Иосифа побудили покушения на владения монастыря со стороны его прежнего сюзерена, удельного волоцкого князя Федора Борисовича. Тогда же Иосиф написал трактат в защиту вотчинных прав церквей и монастырей — «Яко не подобает святым божиим церквам и монастырем обиды творити».

Время написания Вассианом Патрикеевым «Собрания некоего старца» Я. С. Лурье отодвигал на московский период жизни Вассиана после возвращения его около 1509 года из ссылки, аргументируя свою датировку указанием на то, что спорить с «Докладом» собора 1503 года в защиту вотчинных прав церкви можно было не обязательно вскоре после собора, но и позже.

Написание «Ответа кирилловских старцев» исследователь относит ко времени после казней epетиков в 1504 году, обосновывая эту датировку двумя аргументами:

  • читающееся в «Ответе» в замечании о еретике Кассии не обращение к Иосифу в настоящем времени («почто не испытаешь своей святости, не связа Каснана архимандрита своеи манатиею, донележе бы он сгорел?») было «естественным после смерти Кассиана — ведь волоцкий игумен так и не испытал своей святости»,
  • в «Ответе» речь идет о дифферентированном подходе к покаявшимся и не покаявшимся еретикам а еретики стали каяться только после казней их лидеров (этот аргумент Я. С. Лурье считает главным).

Полемика между иосифлянами и нестяжателями

Мы полагаем, что начало полемики между нестяжателями и иосифлянами вряд ли следует связывать с покушениями волоцкого князя Федора Борисовича на владения Волоколамского монастыря и последующей передачей монастыря под власть великого князя.

И хотя полемика с решениями соборов могла иметь место, как справедливо указывает Я. С. Лурье, и спустя значительный хронологический промежуток после завершения их работы, но логичнее будет предположить, что она возникла под непосредственным впечатлением деятельности соборов, когда острота и глубина этих впечатлений еще не были сглажены временем. Руководствуясь высказанными соображениями, мы по-прежнему считаем, что «Собрание некоего старца», в котором прямо оспаривается «Доклад» собора 1503 года в защиту вотчинных прав церкви, было написано Вассианом Патрикеевым скорее в ближайшее после собора время, нежели по прошествии целого ряда лет, как это думает Я. С. Лурье.

Не убеждает нас и предложенная Я. С. Лурье датировка «Ответа кирилловских старцев» временем после казни еретиков. Во-первых, если бы «Ответ» был написан после казни еретиков, и в частности после казни юрьевского архимандрита Кассиана, то в ироническом обращении к Иосифу Волоцкому, н замечании по поводу Кассиана Вассиан такой талантливый и эрудированный писатель употребил бы не настоящее, а обязательно прошедшее время. Во-вторых, в основе дифференцированного подхода к покаявшимся и не покаявшимся еретикам в «Ответе кирилловских старцев» лежит не факт покаяния части русских еретиков после казни их лидеров, как это считает Я. С. Лурье, а историческая традиция, заимствованные из церковной литературы примеры покаяния грешников и инаковерующих и соответственно их прощения; что касается казней и покаяния части русских еретиков, то они в «Ответе» вообще не упоминаются. Следовательно, «Ответ кирилловских старцев» был написан зимой 1504 года после приговора собора, но еще до казней еретиков.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *