«Третья степень» допроса пленных парашютистов

"Третья степень" допроса пленных парашютистов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (8 оценок, среднее: 4,25 из 5)
Загрузка...

В 1941 —1943 годах гитлеровцы сталкивались — как в своих тылах на Восточном фронте, так и в оккупированных странах на Западе — почти исключительно с единичными советскими и англо-французскими парашютистами.

Ряд немецких приказов регламентировал обращение с захваченными парашютистами. Так, например, в приказе от 9 августа 1941 года штаб тыла группы армий «Юг» пространно излагал вопрос об обращении с парашютистами.

После преамбулы, в которой говорилось, что русские все больше и больше используют этот метод борьбы в тылу германских войск и что существует неясность в отношении того, как относиться к захваченным парашютистам, приказ рекомендовал каждого парашютиста, захваченного в штатской одежде, считать партизаном («Freischarler») и только в том случае, если он явился сам и добровольно сдался германским властям, приравнивать к военнопленным.

В приказе особо подчеркивалось, что не следует верить объяснениям захваченных парашютистов, будто они были принуждены к этой службе. Приказ также напоминал, что парашютисты могут давать показания в соответствии с полученными ими инструкциями, и потому надлежит беспощадно поступать с ними, ибо только так можно покончить с этим «парашютистским бесчинством» («Fallschirmjagerunwesen»).

Из вышесказанного можно ошибочно заключить, что парашютист, захваченный в военной форме, автоматически должен был считаться военнопленным. Но гитлеровская практика, установившаяся и на Востоке, и на Западе, особенно с 1941 года, была совершенно противоположной.

Сбрасываемых в одиночку или небольшими группами парашютистов в гражданской одежде обычно убивали без суда. А с течением времени гитлеровские военные власти категорически стали настаивать на «особом обращении» с парашютистами, даже если они носили военную форму.

Казни совершались непосредственно вермахтом (особенно на Востоке) или же СД — после передачи им захваченных вермахтом пленных, особенно на Западе. Некоторых парашютистов, после того как они прошли через ад гестаповских застенков, передавали на ликвидацию в концентрационные лагеря.

Перед ликвидацией захваченный парашютист подвергался допросу: гитлеровцы добивались получения сведений относительно цели замышляемых парашютистом или его командованием действий, условленного места сборного пункта, граждан из местного населения, которые сотрудничали с парашютистом, центра подготовки и т. д.

Для получения такого рода сведений гитлеровцы не стеснялись в средствах и методах, передавая дело «расследования» в опытные руки палачей из полиции безопасности, СД, тайной полевой полиции или контрразведки. Некоторое представление об этих «методах» дают сохранившиеся германские документы.

12 июня 1942 года начальник гестапо Мюллер в качестве заместителя шефа полиции безопасности и СД издал приказ, разрешавший применять методы «третьей степени» при допросах «…коммунистов, марксистов, «свидетелей Иеговы», саботажников, террористов, участников движения Сопротивления, сбрасываемых на парашютах агентов, антиобщественных элементов, польских и русских лодырей и бродяг». Приказ слегка приоткрывает завесу, скрывавшую тайны этого «метода».

«Третья степень среди других средств может заключаться в очень ограниченном питании (хлеб и вода), жестком ложе, темной камере, лишении сна, изнуряющих упражнениях и телесных наказаниях, если требуется больше двадцати ударов, необходимо заключение врача»

Из распоряжения Мюллера видно, что парашютист противника, как правило военный, попадал в СД после согласования вопроса с военными властями, разведка которых была заинтересована в его показаниях.

У вермахта было больше доверия к результативности методов «специалистов» СД, нежели к своим собственным военным органам (армейская контрразведка), в обязанности которых на подведомственных ОКВ территориях входил также и допрос захваченных пленных.

Но и офицеры гитлеровской военной разведки и контрразведки могут похвастаться своими «методами» допроса. Например, в ходе допроса сбитых союзных летчиков, производившегося в следственном центре около Франкфурта-на-Майне, применялся такой «метод»: в летнюю жару в камерах на полную мощность включалось центральное отопление! По мнению гитлеровских «следователей», эта мера должна была сделать пленных более склонными к даче показаний.

Практика следственных методов германских органов безопасности — в самом рейхе, но прежде всего в оккупированных странах, — применявшаяся также при допросах военнопленных, не могла не быть известной вермахту. Гестаповский и эсэсовский «репертуар» допросов не ограничивался перечисленными Мюллером способами («третья степень»).

Хорошо известно, что его подчиненные проявляли чрезвычайную изобретательность в подборе этих «других средств».

"Третья степень" допроса пленных парашютистов

Передача военнопленных в СД с целью принудить их к даче нужных показаний являлась двойным нарушением международного права: во-первых, передача пленных невоенному учреждению или органу, хорошо известному своими жестокими методами обращения, и, во-вторых, полное игнорирование постановлений конвенции, запрещающих использование средств принуждения с целью получения от пленных информации военного характера.

Каждый военнопленный при допросе обязан сообщить лишь свою фамилию, имя, звание и личный номер. Смысл такого предписания совершенно ясен: нельзя какими бы то ни было средствами физического или психического воздействия принуждать военнопленного к измене своему отечеству.

Даже сообщение своего возраста, а тем более номера своего полка — к чему, согласно конвенции, он не может быть принужден— позволяет противнику сделать важные выводы. Что же можно тогда сказать о принуждении давать иные военные сведения!

Гитлеровская практика допроса пленных выходила далеко за пределы «угроз, оскорблений и взысканий»: для того чтобы добыть нужные фашистам сведения, пленных избивали, подвергали пыткам и убивали.

Сотрудничество вермахта и СД в деле борьбы с парашютистами было отчетливо и официально установлено спустя два месяца после издания приказа Мюллера.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
6 комментариев на тему “«Третья степень» допроса пленных парашютистов
  1. «Третья степень».. Штирлица обсмотрелись? Конвенции запрещают передавать пленных «злому следователю», принуждать их к измене отечеству.. Не пойму, вы серьезно всё это пишете или прикалываетесь?
    СС-изверги-садисты, Вермахт-каратели-палачи, СД-убийцы-душегубы, куда ни плюнь, одни выродки и чудовища, нация нелюдей и отморозков. Единственная во всем мире. То ли дело — Англия, Россия, США.. Всегда воюют честно, благородно и дружелюбно.
    Боже, как устал я от вас, псевдоисториков и псевдопатриотов..
    Оставьте уже несчастную Германию в покое и займитесь более полезным.
    «Только то, что приятно читать».. оно и видно — пишете не то, что есть, а что «читать приятно». Вопрос только, кому..

    1. Во-первых тогда была не Россия (ныне чуть более 140 млн. население, да и то далеко не все русские), а Советский Союз (более 290 млн. душ!)
      Во-вторых, можно подумать, что англичане и Советы пленных по головушке гладили)))
      В-третьих, не несите чепуху и не умничайте

    2. Сам то хоть понял,что напис ал?Оно и понятно,ахинею нести легче,чем бревно.

    3. СССР к Конвенции не присоединился. Т.е. сам не собирался обращаться с военнопленными в соответствие с regulations Конвенции. Что тогда ожидать от Германцев?
      И про партизан.. в соответствие с международными правилами ведения войны на территории, оставленной регулярными войсками военные действия прекращаются. Продолжающие воевать считаются бандитами и правила обращения с военнопленными на них не распространяются. Так что не надо жаловаться…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *