Тяжелый ноябрь 1942 года для Кавказа

Тяжелый ноябрь 1942 года для Кавказа
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Благодаря хорошо организованной разведке и наблюдению, бесперебойно действующей связи, командир Орджоникидзевской дивизии правильно разгадал замысел противника, который решил повторно атаковать передний край обороны 26-го Краснознаменного пограничного полка, и провел ряд мероприятий по усилению его обороны.

Так, в ночь с 3 на 4 ноября подразделения Особого полка, которые занимали оборону на северо-западной окраине города и вместе с 26-м полком уже участвовали в контратаке по отражению наступления противника, вышли на его левый фланг и заняли оборону. Полк усиливался истребительно-противотанковой батареей, а 269-му гаубичному артиллерийскому полку ставилась задача на поддержку его боевых действий. Командир дивизии организовал также взаимодействие 26-го пограничного полка с 273-м стрелковым полком на случай возможного прорыва на стыке этих частей.

Захватив селение Гизель, противник 3 и 4 ноября пытался развивать наступление на Орджоникидзе. Но войска Северной группы остановили его продвижение и, отбивая вражеские атаки в районах Карджин, Кирово, Нарт, Ногир и восточнее Гизели местами переходили в контратаки18.

Воины Орджоникидзевской дивизии самоотверженно действовали в этих боях. Взвод курсантов Особого полка во главе с лейтенантом Л. П. Черноусовым под сильным миномётным огнем пробился на помощь бойцам 26-го пограничного полка, а затем в течение 36 часов отбивал на этом рубеже вражеские атаки. Почти половина бойцов осталась на поле брани, но взвод не пропустил врага.

Одновременно гитлеровцы наступали и в направлении Архонской и Ногира. Части 11-го гвардейского стрелкового корпуса героически отбивали атаки. Большие потери не останавливали врага: удары повторялись многократно, но нигде не приносили ему успеха. Были также попытки гитлеровцев прорваться из района Майрамадага в южном направлении, но все они тоже закончились неудачно.

4 ноября на участке обороны истребительного батальона дивизии НКВД, на северо-восточной окраине горы Лысой, гитлеровцы предприняли несколько танковых атак, рассчитывая прорваться на Военно-Грузинскую дорогу. Бывший комсорг роты истребительного батальона Э. В. Бураковский пишет об этих боях в своих воспоминаниях:

«В разгар боевых действий за город, являясь комсоргом роты, я был направлен на передний край линии обороны, у Лысой горы, в район вероятного танкового нападения противника» Участок обороны с северо-восточной стороны горы Лысой в инженерном отношении, в частности, противотанковом, был подготовлен хорошо и прикрывался артиллерийскими батареями дивизии. На этом участке враг несколько раз пытался силами танков прорваться к Военно-Грузинской дороге, но каждый раз его останавливали стойкость бойцов всех линий обороны, массированный огонь артиллерии, «катюш» и авиации. В батальоне царил высокий боевой Дух. «Умрем, но не пропустим врага дальше»,— говорили бойцы».

— Первый бой нашего батальона был для меня особенно памятным вот по какой причине,— рассказывал бывший комиссар Николай Григорьевич Наумов. — Комбата вызвали в Орджоникидзевский (Владикавказский) Комитет обороны, и я остался на наблюдательном пункте один. В это время прозвучал «зуммер». Звонил командир Орджоникидзевской дивизии генерал Киселев: «На вас идут девять танков. Ни шагу назад!» Вызвал политрука второй роты, преподавателя пединститута Василия Сергеевича Гальцева, приказал принять командование батальоном, а сам побежал на левый фланг — именно туда направлялись фашистские танки. Завязался бой, красноармейцы не дрогнули, танковая атака была отбита.

Тяжелый ноябрь 1942 года для Кавказа

Также были отражены остальные атаки врага.

Бои продолжались. Каждый день в батальон подвозили различные боеприпасы: патроны, бутылки с горючей смесью, гранаты. Подвозил боеприпасы боец Фидаров, которому было только 17 лет. Однажды он решил сократить путь и поехал через поле, не зная, что поле заминировано. Раздался взрыв, боец был тяжело ранен. Вскоре он скончался на руках медсестер Марии Ищенко и Ольги Наумовой.

В ночь с 4 на 5 ноября 26-й, 34-й и 273-й полки вели активный ночной поиск и разведку. Особенно отличилась разведгруппа 34-го полка под командованием старшего лейтенанта П. Ф. Болгарцева. Проникнув в тыл врага, разведчики подорвали автомашину с боеприпасами, уничтожили четырех гитлеровцев, а семерых захватили в плен. За этот подвиг Петр Федорович Болгарцев был награжден орденом Красной Звезды. 5-го ноября стал поворотным днем Нальчикско-Владикавказской операции. Фашисты были окончательно остановлены.

С утра после артиллерийской и авиационной подготовки враг начал штурм участков позиций 26-го пограничного и 273-го стрелкового полков Орджоникидзевской дивизии НКВД. Воины этого соединения встретили бешеные атаки врага мощным огнем всех видов оружия. Наша авиация и артиллерия непрерывно наносили удары по скоплению танков, пехоты, автомашин. Штурмовая авиация на бреющем полете расстреливала и сжигала врага, а огонь артиллерии был настолько плотным и мощным, что гитлеровцы вынуждены были повсеместно отказаться от наступления и перешли к обороне, им был нанесен основательный ущерб.

Привожу несколько боевых примеров, в которых воины дивизии показали в этот день героизм и отвагу во имя победы над врагом.

Рота врага с тремя танками атаковала позицию боевого охранения 3-го батальона 273-го стрелкового полка. При поддержке артиллерии взвод во главе с младшим политруком Шаповаловым в течение нескольких часов удерживал занимаемую высоту. Артиллеристы уничтожили один вражеский танк, второй подорвался на мине, но третьему удалось все же прорваться к позиции, занимаемой взводом. Однако бойцы не дрогнули. Следовавшая за танками пехота врага не выдержала плотного огня наших стрелков и была прижата к земле в 200-300 метрах от высоты. Прорвавшийся танк удалось подбить. И все-таки положение взвода оставалось тяжелым. Было много раненых. Шаповалова контузило, но он продолжал руководить боем. Доблесть и мужество наших воинов не позволили врагу взять высоту.

А вот еще образец героического сопротивления врагу, который показали 5 ноября воины 26-го пограничного и 454-го зенитного артиллерийского полков. Эпизод описан генерал-лейтенантом запаса В. Годуном.

…Под покровом ночи фашисты произвели перегруппировку, сосредоточили крупные силы пехоты и танков в районе аэродрома и с рассвета двинулись на город с северо-западного направления. Несмотря на мужество советских бойцов, врагу удалось просочиться в нашу оборону и блокировать гарнизоны дотов. В этот критический момент наши стрелковые роты вызвали огонь на себя. Не спавшие все эти сутки начальник штаба полка капитан Петриков и полковник Бахирев тщательно проверяли подготовленные дивизионами данные.

Вот батареи доложили о готовности, и Бахирев подал команду: — Пять снарядов, беглый огонь!

Этот удар по эффективности превзошел все ожидания. Было решено несколько раз повторить налеты. Враг не выдержал, блокада с дотов была снята.

Нельзя не отметить и отличившегося в этих боях воина Орджоникидзевской дивизии Баграта Васильевича Майсая.

Красноармеец-повар Б. Майсая, грузин по национальности, во время боя понес бойцам, находившимся на передовой линии, завтрак. В это время фашисты пошли в атаку на наши огневые точки. Майсая прекратил выдачу пищи и вместе со своими товарищами вступил в бой. Смело заходя с фланга и тыла наступающим фашистам, повар Майсая своей винтовкой уничтожил 15 немцев, и после того, как атака противника была отбита, Баграт накормил бойцов завтраком. 3а это боевое отличие Майсая награжден орденом Красной Звезды.

Итак, в завершившихся четырехдневных боях за столицу Северной Осетии воины Особого Владикавказского укрепрайона оказали упорное сопротивление и беззаветное мужество и остановили гитлеровцев у стен города. В этой битве важную роль сыграла наша артиллерия. В прошедших оборонительных боях большое мастерство по разгрому врага показали артиллеристы Северной группы войск, в частности 276-й стрелковой дивизии; 454-го зенитного артиллерийского полка; 93-го гвардейского Краснознаменного артиллерийского полка 11-го стрелкового корпуса; 26-го Краснознаменного пограничного и 279-го стрелковых полков Орджоникидзевской дивизии и других воинских формирований.

Большую роль в этой битве сыграли гвардейские минометные части («катюши»), которые своим огнем уничтожали фашистские орды, наводили на них отчаяние и страх.

В отражении атак противника активно действовала авиация 4-й воздушной армии. Поддерживая и прикрывая наземные войска, истребительная авиация в течение 10 дней (с 25 октября по 5 ноября) провела 100 воздушных боев, сбив при этом 60 самолетов противника.

В результате многодневных упорных боев в окрестностях города Орджоникидзе инициатива перешла в руки наших войск.

За 3-5 ноября дивизией было уничтожено до 2 полков пехоты, 20 танков и бронемашин, подавлено 9 артиллерийских и минометных батарей, взорвано 2 склада с боеприпасами.

Таким образом, к 5 ноября немецко-фашистским войскам ценой больших потерь удалось прорвать оборону 37-й армии, но выполнить основную задачу — овладеть Орджоникидзе и прорваться в район Грозного — они не смогли. Командование Северной группы войск, сосредоточив в районе прорыва необходимые силы, противопоставило удару танков врага надежную противотанковую оборону и прочно прикрыло подступы к Орджоникидзе. Понеся большие потери, ударная группа противника в первых числах ноября была окончательно остановлена нашими войсками в районе Владикавказа…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *