Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря XVI века

Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря XVI века

Вкладные книги русских монастырей XVI—XVII веков в литературе известны сравнительно давно. Часть их издана. Такая уникальная книга, как вкладная Троице-Сергиева монастыря 1673 года, введенная в научный оборот С. Б. Веселовским, широко используется в новейших исторических исследованиях. Недавно вкладная книга Симонова монастыря была объектом специального рассмотрения, предпринятого Л. И. Ивиной.

Подобного рода источники дают сведения по истории многочисленных представителей класса феодалов, купечества, монашества, а также совершенно необходимы для изучения сложной проблемы социальной структуры монастырей-вотчинников.

Происхождение

Волоколамские вкладные книги как самостоятельный вид источника появились в 50-х годах XVI века. Наиболее ранние из них были изданы А. А. Титовым без каких-либо комментариев и часто с грубыми фактическими ошибками.

Редактор записных книг Вассиан, бывший архимандрит Вотмицкий, был известным писателем и составителем ряда сборников церковно-нравоучительной литературы. Он написал житие своего учителя, старца Фотия, скончавшегося в 1554 году, слово о преставлении епископа Тверского Акакия, у которого он был духовником (окончался Акакий в январе 1567 года). Умер Вассиан около мая 1568 года. Во вкладных книгах Вассиана Вотмицкого чувствуется влияние Синодика Иосифа Санина.

В первой части книги плата за различные виды поминания сохранялась в размере, установленном еще при жизни Иосифа Санина: за 30 р. и больше покойного навечно записывали в синодик и в списки повседневного поминания. За 50-100 рублей кормился один корм, за 150-160 р. кормились два корма. Впоследствии, к концу XVI века, такса, установленная для кормов, изменилась. Кормы стали кормиться только в день памяти тех вкладчиков, которые внесли 100 р. и лишь изредка, когда было внесено меньше. Исключения делались для лиц, в память которых деньги просились самим царем.

Для вкладов менее значительных (до 30 р.) существовала специальная книга.В нее уставщик записывал имя вкладчика. Обычно исходили из расчета: год поминания стоил 1 р. После истечения урочных лет запись вычеркивалась но книга сохранялась «для споров». Поэтому, в конце концов, оказывалось, что почти все записи в книге были зачеркнуты. Последняя запись в книге датируется 7115 годом.

Евфимий Турков

В июле 1551 года в Волоколамский монастырь постригся  Турков (в иночестве Евфимий). В течение 12 лет Турков был учеником бывшего архиепископа новгородского Феодосия. В 60-х годах он назначается на должность уставщика и постепенно приобретает все большую популярность.

В 1571-1572 годах он становится казначеем. В 70-х годах XVI в. ему дважды предлагали быть игуменом. Только после настойчивых просьб со стороны Ивана Грозного это предложение было им принято. Он пробыл игуменом с 26 июля 1575 года до своей смерти в  1587 году Евфимий Турков — одни из наиболее плодовитых писателей Волоколамского монастыря. Он написал кроме новой редакции Жития Иосифа, Житие Феодосия, архиепископа новгородского, по словам В. О. Ключевского, «исполненный душевной скорби рассказ о последних днях учителя». Евфимий Турков был переписчиком ряда сборников церковно-нравоучительной литературы, в которых он сохранил для нас ценные материалы по истории Великого Новгорода.

Но наибольшее число произведений Евфимия Туркова посвящено распорядку монастырской жизни, который он досконально знал, проведя много лет уставщиком, а позднее игуменом Волоколамского монастыря. В 1573 году он составил опись библиотеки Волоколамского монастыря.

Без сомнения, наиболее значительным произведением Евфимия Туркова является монастырский Обиходник. Он сохранился в трех экземплярах, написанных рукою автора. Составлен он был, очевидно, в 1579 году сразу же после установления местного празднования памяти Иосифа Санина, когда исполнилось 100 лет со дня основания монастыря.

По мысли автора, Обиходник должен был явиться изложением и конкретным применением норм церковно-монастырской жизни, которые были завещаны основателем монастыря и содержались в его Уставе. «Монастырский устав Иосифа, — по словам В. В. Жмакина, — развивает теоретическую сторону, а Обиходник Евфимия — практическую. Он захватывает и обнимает всю жизненную и бытовую сторону Волоколамского монастыря». Поскольку Евфимий Турков долгое время был уставщиком, значительную часть Обиходника он посвятил распорядку церковных обрядов. Следующие три главы строго регламентируют порядок зажигания свечей и пения молебнов. Интересные детали приведены о порядке встречи государя в монастыре («О приеме государьском»), Приезды царя были столь частым явлением, что уже выработался строгий распорядок его приема.

Обиходник Евфимия Туркова

В основу четырех первых глав Обиходника были положены уставы о распорядке церковных служб Иосифова монастыря. Один из таких уставов, составленный в конце 30-х годов XVI века, до нас дошел.

Пятая глава Обиходника посвящена установлению порядка занесения имен монастырских вкладчиков в синодики и повседневные списки. Здесь уже есть некоторые изменения по сравнению с порядком, существовавшим при жизни Иосифа Санина. Во вседневные списки имя покойного, как и прежде, заносилось «по даче на рубле по году». Так было, если вкладчик давал до 20-30 р. включительно. Если в монастырь поступало 50 р., то имя покойного заносилось в повседневные списки «до века».

Он составился из деревни Насоновой, которая была оценена в 80 р., из землицы Заречье (10 р.) и 100 четвертей ржи (тоже в 10 р.). В монастыре различались три вида кормов. «Большие» кормились в день памяти членов царской фамилии и наиболее богатых вкладчиков. Такой корм обходился монастырю в 12 р. На «средний корм» выходило 6-7 р., а на меньший — 5 р.

Шестая глава Обиходника содержала расширенный кормовой список, в котором указан распорядок кормов в дни поминания покойных и Даны сведения о пище монахов не только во время различных праздников, но и в обычные дни. В основу его лег, очевидно, «Список большой», написанный Турковым. В обоих документах имена вкладчиков последовательно расположены по дням поминания с сентября месяца. В тексте списка дается ряд любопытных подробностей не только о величине корма, но также и о местонахождении родовых усыпальниц и отдельных захоронений вкладчиков и их родственников. Эти данные помогают определить ту социальную среду, которая наиболее тесно была связана с монастырем. Глава шестая в той части, в которой она трактует о пище монахов в обычные дни и в праздники, т. е. является столовым обиходником, восходит к Уставу Иосифа Волоцкого.

Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря XVI века

До нас дошел также столовый Обиходник 1589-1591 гг, тесно связанный с Обиходником Евфимия Туркова. После небольшой статьи о «любозазорных», составленной по образцу Иосифова слова о любозазорных, в которой Евфимий Турков отвечает на укоры по поводу монастырского общежития. В Обиходнике помещен рассказ о Богородном и Спировском монастырях, «приписных» к Иосифову. Кончается Обиходник росписью монастырских служебников.

В своем Обиходнике Евфимий Турков стремился реставрировать старые порядки, существовавшие в монастыре при Иосифе Санине. Однако требования строгого соблюдения «общежительского» устава, настойчиво повторяемые Евфимием, часто остаются лишь декларативными. Обиходник является ценным источником для характеристики быта монастыря-вотчинника XVI в. В нем можно обнаружить существование значительных следов неравенства среди монашеской братии. Он дает наглядную картину сложных взаимоотношений между монастырем и окружающей его социальной средой. Обиходник раскрывает тесную связь, которая существовала между московскими государями и Волоколамским монастырем.

Записные книги

Последним большим произведением Евфимия Туркова явились его Записные книги. Они были переработкой упомянутых выше вкладных книг Вассиана и основываются на составленных Евфимием Турковым ранее кормовых списках. Написаны Записные книги в 1584—1585 годах. Они состоят из трех частей. Первая и вторая главы их посвящены дачам государевым («записные книги» в собственном смысле слова), третья глава говорит о вкладах удельных князей, а с четвертой главы до конца сообщается о вкладах остальных лиц. Евфимий Турков произвел строгую редакционную переработку книг Вассиана соответственно с новыми нормами платы за поминания, установленными в его Обиходнике. В Записных книгах упомянуты только те лица, по которым к моменту их составления кормились кормы.

Исключены из них были вкладчики, которые внесли в монастырь 50 и менее рублей. Несколько лиц, сделавших небольшие вклады еще при жизни Иосифа и особенно почитаемых в монастыре как создатели его богатства, были оставлены. В Записных книгах имена вкладчиков с указанием на сумму, которую они внесли в монастырь, располагались соответственно тому, как это было в кормовых списках Евфимия Туркова, т. е. согласно дням, когда кормились по ним кормы. Этот принцип нарушался только в том случае, если вклады делали несколько представителей одной фамилии. Тогда составитель Записных книг стремился помещать всех этих вкладчиков в одной главе. Позднейшие приписки в конце Записных книг, а также вставки в их текст, датируемые концом XVI и половиной XVII века, естественно, уже нарушают этот первоначальный замысел автора.

Записные книги Евфимия Туркова являются одним из важных источников для характеристики социального состава вкладчиков в монастырь. Разбор состава вкладных книг Волоколамского монастыря XVI века показывает большую ценность этого комплекса источника. То серьезное значение, которое придавали монастырские власти тщательной регистрации вкладов «на помин души», явилось отражением стяжательской практики и теории этой цитадели воинствующих церковников XVI века.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *