Вождь Атуэй — первый освободитель Кубы

Индейцы таино

Корабли людей в одежде — парусники капитана Диего Веласкеса — бросили якоря в природной бухте, называемой испанцами Лас Палмас. Вовремя предупрежденный своими постами на побережье, Атуэй с отрядом индейцев успел прибыть на берег буквально через несколько минут после высадки там первого испанского отряда во главе с капитаном Франсиско де Моралесом.

Партизанская война индейцев

Индейцы напали первыми. Но их безграничной отваге противостояли испанские аркебузы. Атуэй оставил на поле боя несколько своих воинов. И после этого сражения он уже никогда не встречался с испанцами на земле Кубы в открытом бою. Он нашел по существу новый способ борьбы, который позднее в военной истории стали называть партизанской войной.

Вождь увел своих воинов в глубину лесов, затаился среди скал и в чащобах. И оттуда нападал на небольшие испанские отряды. Летописец того времени Овидео вспоминает, как индейцы завлекли отряды братьев Диего и Педро Ордазо в болота и уничтожили там большую часть этого испанского войска.

У индейцев не было равноценного оружия, но им помогали темный лес, глубокая река, непроходимые болота и, кроме того, смекалка и тактические способности их знаменитого вождя Атуэя. Не проведя с индейцами ни одного по-настоящему серьезного боя, они, тем не менее, теряли одного солдата за другим. Потом Веласкесу помогла счастливая случайность. И Атуэя сразила измена. Измена одного из тех, кто когда- то вместе с ним покинул Гаити. Как-то ночью испанцы бесшумно окружили лагерь Атуэя и захватили вождя и его личную охрану.

Казнь вождя Атуэя

Победители, естественно, прежде всего подвергли своего пленника жестокому допросу. Их интересовало индейское золото. Но Атуэй хранил молчание. Да испанцы ему все равно бы не поверили, что добровольно, по собственной воле, можно лишить себя того, что для конкистадоров составляло смысл жизни, цель всех-их усилий.

Индейское золото

Индейское золото, таким образом, не досталось испанцам. Но у них в руках оставался вождь индейцев. И теперь он должен был умереть. И умереть так же, как и Анакаона,— торжественно, со всей кастильской пышностью. Веласкес принял решение. На церемонии сожжения Атуэя должно было присутствовать как можно больше индейцев, поэтому отдельные испанские капитаны получили приказ согнать на казнь аборигенов из самых отдаленных областей острова. Казнь была назначена на 2 февраля 1512 года в Манакасе.

Тщательно подготовленный сценарий казни несколько изменил священник испанского войска францисканец Хуан де Тесин, который в последнюю минуту захотел окрестить грешника тайно. Давайте вновь обратимся к книге честного свидетеля индейско-испанских войн на Антилах епископу Бартоломье де лас Касас, который отразил и этот последний эпизод жизни великого вождя:

«Когда Атуэй уже был привязан к столбу, какой-то монах ордена Св. Франциска, человек добрый и честный, обратился к нему со словами о боге и принципах нашей веры, о которых Атуэй раньше не слышал. И пока не истекло предоставленное ему палачом время, монах обещал Атуэю вечную славу и спокойствие, если тот уверует в бога, а иначе вечную муку. Атуэй задумался на какое-то время и спросил монаха, открыты ли и для испанцев ворота в рай. И в ответ на его слова, что для хороших испанцев они открыты, Атуэй без колебаний сказал, что тогда он хочет попасть не в рай, а скорее — в ад, чтобы не жить вместе с такими жестокими людьми».

Казнь Атуэя

Вождь отказался от испанского рая. Отказался от крещения. Отказался от всего, что и в эту последнюю минуту его героической жизни связывало бы его с врагами индейцев. Отказался. И поэтому, теперь уже без малейшего промедления, должен был умереть.
Огорченный отец Хуан де Тесин отошел. Диего Веласкес поднял руку, палач подошел к костру и поджег сухие поленья. В дыму постепенно исчезало лицо первого освободителя Кубы — так вождя Атуэя до сих пор называют кубинцы.

Последователи вождя Атуэя

Со дня гибели Атуэя прошло уже полтысячи лет. Лицо героического вождя таино можно увидеть только на  памятнике, который в Баракоа поставили члены местной масонской ложи.

В недоступных восточных горах острова есть следы коренного местного населения — индейцев, якобы, как написано во всех учебниках, вымерших на Кубе вскоре после той мученической смерти своего вождя. В провинции Ориенте есть изолированная группа индейцев — кстати, очень невысокого роста. Эти люди называют себя по имени реки, которая протекает по их неприступному краю — Ятерас. И совершенно очевидно, что они являются потомками восточно-кубинских индейцев, которые после смерти Атуэя избегали контактов с испанцами, так что сумели в своих отрезанных от мира горах пережить ужасы конкисты.

Сначала эти кубинские индейцы тоже вели партизанскую войну. Сохранились лишь имена продолжателей дела Атуэя: Кагуас, Абаунех, Касигуйя и Гуама. Пример Атуэя научил слабых миролюбивых таино бороться с сильнейшим Голиафом и избежать судьбы, уготованной белыми для индейцев, уйдя в неприступные горы.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *