Западный поход монголов

Монголы в Европе

Вторжение монголов в Европу основывалось на разрушении российских княжеств, таких как Киев и Владимир, под руководством Субэдэя. После завоеваний в России монголы вторглись в Королевство Венгрии и Польшу, раздробленную после вторжения Батыя, внука Чингисхана.

Причины вторжения

Историки с 13-го века спорят о том, имели ли военные кампании монголов в Восточной Европе макроисторическую важность. Большинство военных историков полагает, что изначально монголы просто хотели напугать западные державы, чтобы те не вмешивались в дела их народа на Востоке, в частности, в России.

Но свидетельства доказывают, что Батый был особенно заинтересован в укреплении западных границ своих русских завоеваний, и только после быстрого уничтожения венгерской и польской армий он начал думать о покорении Западной Европы.

Монгольские хроники указывают, что Субэдэй планировал полное покорение оставшихся европейских держав и начал с зимней атаки на Австрию и другие государства Священной Римской Империи, но затем был вынужден вернуться в Монголию после смерти Угэдэя.

Для монголов вторжение в Европу стало третьим театром военных действий после Ближнего Востока и Империи Сун. Монгольские набеги на Европу помогли привлечь внимание мира к землям за пределами Европы, особенно к Китаю, который во времена Монгольской империи стал еще более открытым для торговли, пока Шелковый путь был хорошо защищен.

В середине XIII века, когда арабский халифат также покорился монголам, появилась некоторая возможность – хоть так и не реализованная – христианско-монгольского союза против Ислама. В какой-то степени Монгольская империя и вторжение монголов в Европу стали эдаким мостом между различными культурными мирами.

Пересечение европейской границы

Монголы вторглись в Центральную Европу тремя армиями. Одна из них одержала победу над союзом, состоявшим из вооруженных сил раздробленной Польши и членов различных христианских орденов во главе с Генрихом II Набожным, князем Силезии в Легнице.

Вторая армия пересекла Карпатские горы, а третья пошла по Дунаю. Армии перегруппировались и вторглись в Венгрию в 1241 году, разбив венгерскую армию в Битве на реке Шайо 11 апреля 1241 года. В результате разрушительного вторжения монголов погибла почти половина населения Венгрии.

Армии подчистили равнины Венгрии в течение лета, а весной 1242 года возобновили свое движение и расширили свой контроль, захватив Австрию и Далмацию, а также вторгнувшись в Моравию. Затем Великий Хан умер, и его чингизиды (прямые потомки Чингисхана) вернулись в Монголию, чтобы выбрать нового Хана.

Вторжение в Польшу

Разграбив Киев, Батый отправил небольшую группу монголов в Польшу. Одна их часть уничтожила Люблин и разгромила слабую польскую армию. Однако другие группы столкнулись со сложностями у польской границы, в городе Галич.

Хотя это была не основная монгольская сила. Вторжение в Польшу и Венгрию не были разведкой, это была месть за убийство монгольских послов и повод разбогатеть. В Моравском городе Оломоуц монголы понесли серьезные потери: «общеевропейская армия» превосходила их числом, да и территория была неудобной для использования конных войск.

Затем татары дошли до Поланца на реке Ганьча, где разбили лагерь. Там на них напал воевода с оставшимися рыцарскими войсками Краковии, которые хоть и были малочисленны, все же решили сражаться.

Неожиданность дала полякам первое преимущество, и им удалось убить многих монгольских солдат. Но когда монголы осознали реальную численную силу поляков, они перегруппировались, прорвались в польские ряды и разбили их.

Во время боя многие польские военнопленные сумели сбежать и спрятаться в соседних лесах; воодушевившись первоначальным успехом, польские рыцари отправились на поиски добычи, и эта алчность привела их к поражению. Несмотря на победу, монголы ужаснулись своим потерям и решили отступить, испугавшись, что свежие силы могут напасть на них.

До Сецехува монгольская армия дошла без особого ущерба для окрестных земель; пару дней они прятались в густом лесу, чтобы сбросить возможный хвост. Но стоило только разведчикам сообщить полководцам, что погони нет, как они вернулись к Рутении, где пополнили свои ряды свежими солдатами, и вернулись в Польшу, чтобы отомстить за поражение.

План нападения на Европу разрабатывал и реализовывал Субэдэй, который своими победами в этом регионе обрел, пожалуй, самую долгую славу. Разграбив различные княжества Руси, он отправил своих шпионов в Польшу, Венгрию и даже в Австрию, готовя атаку в самое сердце Европы.

Имея четкое представление о европейских государствах, он сумел спланировать гениальную атаку, которую проводил Батый и еще двое чингизидов. Батый – сын Джучи – был общепризнанным лидером, но Субэдэй был полководцем и, таким образом, присутствовал как в северной, так и в южной военной кампании по завоеванию княжеств Руси.

Он также командовал центральной армией, которая пошла против Венгрии. Пока северная армия Кадана выигрывала Битву при Легнице, а армия Гуюка триумфально шла по Трансильвании, Субудэй спокойно ждал их на равнине Альфёльд. Затем воссоединившаяся армия пошла к реке Шайо, где громогласно разбила войска венгерского короля Бела IV в Битве на реке Шайо. Субудэй стал главным «мозгом» этой операции, которая в итоге стала одной из его величайших побед.

Вторжение в Венгрию

В 1241 году Венгрия была похожа на любое другое враждебное королевство Европы. Хотя на троне по-прежнему восседали преемники Арпада, авторитет и власть короля сильно ослабли.
Богатые феодалы все меньше внимания уделяли безопасности всего королевства, и все чаще враждовали между собой. Золотая булла 1222 года позволила дворянству ограничить власть монарха, сделав короля, по сути, лишь первым среди равных.

Бела IV пытался восстановить былую власть королей, но не преуспел. Таким образом, когда монголы начали расширять свое влияние в Европе, Венгрия жила в состоянии враждебной анархии.

Впервые о монгольской угрозе венгры узнали в 1229 году, когда король Андраш предоставил политическое убежище бежавшим русским боярам. После миграции по Среднедунайской низменности некоторые венгры остались жить на берегах верхнего русла Волги.

В 1237 году монах-доминиканец Юлиан Венгерский отправился туда, чтобы вернуть венгров. Вернулся он к королю Бела с письмом от Батыя. В этом письме Батый призывал венгерского короля к безоговорочной капитуляции или познать полное разрушение. Бела не ответил. До Венгрии дошли еще два монгольских послания: первое в 1239 году – от разгромленных половцев, которые просили убежища в Венгрии (и получили его), а второе – в феврале 1241 года, от понесших поражение польских князей.

Только тогда король Бела призвал своих дворян объединить силы для обороны страны. Также он обратился за помощью к папству и другим западноевропейским правителям. Поддержка пришла в виде небольшого рыцарского войска под руководством Фридриха, князя Австрийского, но их было слишком мало, чтобы как-то повлиять на исход битвы.

Большая часть венгерского дворянства попросту не верила в серьезность монгольской опасности. Некоторые даже надеялись, что поражение королевской армии вынудил Белу оставить свои попытки централизовать власть, и таким образом укрепит власть дворянства.

Несмотря на то, что опасность со стороны монголов была вполне серьезна и реальна, Венгрия была не готова к ней – люди, которые несколько поколений не знали страха перед вторжениями кочевников, считали это невозможным.

Монголы

Основное население страны состояло уже не из солдат. Лишь богатые представители знати обучались военному искусству, да и то только бронекавалерийскому. Они давно забыли тактику легкой кавалерии, которой славились их предки, а ведь именно ее придерживались монголы.

Венгерская армия (около 60 000 накануне Битвы на реке Шайо) состояла, в основном, из отдельных рыцарей без каких-либо тактических знаний, дисциплины или талантливых и опытных командиров. Помимо того, что венгерская армия не разбиралась в военном стиле кочевников, король Бела также принял в своей стране половецкого хана Котяна и его сторонников.

Вскоре в Венгрии начали ходить слухи, что половцы были шпионами монголов. С другой стороны, сам Батый оправдывал свое вторжение в Венгрию как раз потому, что король Бела предоставил убежище половцам, которых в Монгольской империи считали мятежниками и предателями.

Если это правда, то король Бела пошел на неоправданный риск, который нанес непоправимый ущерб его планам. Когда некоторые разгоряченные венгерские дворяне напали на лагерь половцев и убили их предводителя, половцы бежали на юг, по пути грабя и убивая ничего не подозревающих венгров. Вскоре после этого австрийские войска вернулись в Австрию. Венгры остались одни.

Прибыв на реку Горнад, венгерская армия разбила лагерь 10 апреля 1241 года. Монголы атаковали уже ночью. Вскоре стало понятно, что венгры проигрывают. Король бежал с помощью своего верного и отважного дружинника, но остальные солдаты либо были перебиты безжалостными монголами, либо утонули в реке во время побега.

Теперь монголы уверенно покоряли Альфёльд, а также северную часть Карпат и Трансильванию. Если встречали сопротивление – беспощадно убивали всех. Если венгры не сопротивлялись, мужчин заставляли служить в монгольской армии, а женщин и детей либо убивали, либо забирали с собой.

Десятки тысяч сумели избежать смерти или рабства, укрывшись за стенами малочисленных крепостей или в густых лесах и болотах. Монголы же, вместо того чтобы оставить уже покоренные и беспомощные народы и продолжать продвигаться через Паннонию дальше в Западную Европу, целое лето и осень провели за укреплением и «наведением порядка» на оккупированных ими территориях.

Затем зимой, вопреки традиционной стратегии кочевнических армий, которые обычно начинали военную кампанию весной, они перешли Дунай и продолжили завоевывать земли, в том числе Паннонию. В итоге они дошли до австрийских границ и адриатических берегов Далмации.

Весной 1242 года в возрасте пятидесяти шести лет умер Угэдэй. Батый был одним из главных претендентов на трон, поэтому вместе со своими армиями сразу же вернулся в Азию (перед уходом Батый приказал казнить всех военнопленных), оставив всю Восточную Европу в разорении и руинах. Но Западная Европа осталась невредимой.

Некоторые венгерские историки утверждают, что именно долгое сопротивление Венгрии монголам спасло Западную Европу от катастрофы. Другие историки опровергают это предположение, утверждая, что Западную Европу спасла неожиданная кончина Угэдэя, а не борьба венгров.
Многие историки часто спорят о том, смогли бы и вообще захотели бы монголы продолжать свое вторжение в Европу к западу от Альфёльда, ведь это было неудобно и невыгодно с точки зрения растраты военных сил.

Монгольское вторжение научило венгров одному: несмотря на то, что монголы уничтожили сельскую местность, крепости и укрепленные города выстояли. Чтобы улучшить свою оборону в будущем, им нужно было строить крепости не только на границах, но и внутри страны. В последующие десятилетия XIII века и весь XIV век короли предоставляли все больше и больше земли дворянству при условии, что те будут строить на ней крепостные сооружения и оборонять свои земли.

Конец вторжения

Некоторые историки считают, что Европа выстояла только потому, что монголы не захотели сражаться в более густонаселенных немецких княжествах, где влажный климат был им обузой.
Территория Западной Европы с обилием лесов и замков, а также хорошими возможностями для контратак тяжелых кавалерийских войск сделала этот регион серьезным противником.

Монголы

Кроме того, несмотря на степные тактики аваров и ранних венгров, оба народа были покорены западными государствами в IX и X веке. Многие важные замки и города Венгрии также сумели противостоять сокрушительной и кровавой тактике осады монголов.

Однако ответ на вопрос, почему Батый остановился после реки Шайо, скорее всего, намного проще – он и не собирался продвигаться дальше. Он закрепил покорение Руси на десять следующих поколений, и когда Великий Хан умер, он спешно вернулся в Монголию, чтобы заявить свои права на власть, и это покончило с планами расширения на запад.

Одновременно с ним вернулся домой и Субэдэй, и его монгольские армии остались без духовного лидера и главного стратега. Батый смог возобновить свои планы покорения «Великого моря» (Атлантического океана) только в 1255 году, когда смута после смерти Угэдэя, наконец, улеглась, и Мунке был избран новым Великим Ханом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *