8 дней боев за хутор Зеленый Гай

Советские солдаты в окопах готовятся к отражению атаки ВОВ

С небывалой ожесточенностью разыгралось сражение на подступах к небольшому хутору Зеленый Гай. Здесь фашисты создали сильно укрепленный оборонительный узел с разветвленной сетью траншей, дзотами, железобетонными колпаками.

Огневые точки оборудованы крупнокалиберными пулеметами, на вооружении у обороняющихся большое количество фаустпатронов. А засела в этих дотах и колпаках эсэсовская часть. Все подступы к обороне пристреляны.

Только что рассвело, как фашисты открыли упреждающий артиллерийский огонь. Затем несколько десятков Ю-807 подвергли наши позиции мощной бомбардировке. Все заволокло дымом и пылью.

Но когда показались фашистские танки, самоходные орудия и фашистские автоматчики, артиллеристы были уже у своих орудий. Бой шел весь день. Дивизион уничтожил три танка, два бронетранспортера и немало пехоты.

Метко били врага и пехотинцы.

Прошли сутки, вторые… пятые. Бой не стихает. И контратака не получилась. Пехотинцы пеняют на нас, дескать, не подавили огневые точки. Командир полка с присущей ему горячностью приказал:

Березин, отправляйтесь в батальон и вместе с его командиром организуйте атаку.

Приказы в армии не обсуждают, да еще на фронте. Беру с собой связного Гришу Копейкина, человека находчивого и бесстрашного, рядового Ивана Корявца — и бегом на передовую, 300 метров по зеленому полю озимых это не прогулка по Арбату.

Фашисты открыли огонь, мы залегли. Снова бросок, огонь, прижимаемся к земле… И так до самых окопов. Все обошлось. Комбат был страшно удивлен, но артачиться не стал. А с наступлением темноты Писанко дает отбой, и мы возвращаемся в дивизион.Пулеметчик с 2 солдатами за пулеметом ВОВ

Командир полка был на ПНП, настроение приподнятое. Много шутит и смеется. Надо отдать должное, это он умел. Но умел еще быть смелым, решительным. Обсудив итоги дня, мы разошлись по местам.

В период наступления, когда противнику удавалось приостановить наше продвижение, жизнь в ночное время мало чем отличалась от дневной. Атаки, в основном, прекращались, но артиллеристам был дан приказ постоянно обстреливать районы вероятного сосредоточения противника.

Нет-нет да и «катюши» пропоют фашистам за упокой души. Постоянно вспыхивала перестрелка между разведгруппами, которые отправлялись за «языками». Саперы и пехотинцы приводили в порядок окопы, совершенствовали линии обороны, чинили оружие.

А кто-то умудрялся и письмецо черкнуть домой. Старшины доставляют горячую пищу. Солдаты и офицеры материально-технических служб подвозят боеприпасы, медики эвакуируют раненых. Политработники и агитаторы проводят беседы, выпускают окопные листовки. На собраниях идет прием в партию. У командиров свои заботы. Каждый воин должен знать свою задачу в предстоящем бою. Словом, у каждого дел невпроворот. Но и для сна находится время.

Оттого, сколько успевали сделать ночью, в решающей степени зависел успех дневного боя. Да, война — дело тяжкое, но самым страшным всегда были потери боевых друзей.

Остался в памяти один младший лейтенант. Имени по я уже не помню, но помню, что это был 19-летний латыш. В те дни он прибыл в наш артполк с пополнением и буквально рвался в бой. 7-я батарея располагалась на танкоопасном направлении. Когда разгорелось сражение, он принял на себя командование огневым взводом вместо погибшего командира и успешно руководил огнем. На седьмой день сражения за Зеленый Гай, в день освобождения хутора, латыша нашли на станине разбитого орудия. Бился он до последнего снаряда, до последнего вздоха. В батарее осталось одно орудие. В других — не намного больше.

Похоронили мы своих однополчан на краю сожженного дотла хутора.

Один комментарий на тему “8 дней боев за хутор Зеленый Гай
  1. Как то не замечал ранее эпиграф «только то, что приятно читать»! Упаси Господи, это ….мягко говоря НЕдопустимо, Необъективно и Вредно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *