Аркебуза — огнестрельное оружие

аркебуза

Аркебуза происходит от нидерландского слова, означающего “крючок пистолет” и является ранним дульным огнестрельным оружием, использовавшимся в 15-17 веках. В отличие от своего предшественника, ручной пушки, она имеет спичечный замок. Как и его преемник, мушкет, это гладкоствольное огнестрельное оружие, но оно легче в переноске. Это предшественник винтовки и другого огнестрельного оружия.

Эффективность

В качестве низкоскоростного огнестрельного оружия аркебуза использовалась против врагов, которые частично или полностью защищались стальной броней. Пластинчатая броня являлась стандартом в Европе с 1400 года до середины 17-го века. Это была эпоха аркебузы. Хорошие доспехи обычно останавливали пули аркебузы на большом расстоянии. Обычной практикой было тестировать броню, стреляя из пистолета или аркебузы по новому нагруднику. Маленькую вмятину обводили гравировкой, чтобы привлечь к ней внимание. Однако на близком расстоянии можно было пробить даже доспехи рыцарей и другой тяжелой кавалерии. Это привело к изменениям в конструкции брони вплоть до полного отказа от нее.

Механизм

Аркебуза имела фитильный замок и больший калибр, чем у предшественников. С середины 16 века началось использование нового колесцового замка вместо старых фитильных колодок. Расширенное на конце дуло некоторых образцов облегчало заряжание оружия. Буквальное название “крюк пистолет” часто объясняют изогнутой формой приклада аркебузы. Возможно также, что некоторые из оригинальных аркебуз имели металлический крюк возле дула, которое могло быть использовано для фиксации на твердой поверхности для поглощения отдачи. Поскольку все аркебузы были изготовлены вручную различными оружейными мастерами, типичного образца нет.

История

Аркебузы были стандартным вооружением “Божественного дивизиона” китайской армии династии Мин в конце 14 века. В кампании по изгнанию монголов из Китая сочетание кавалерии и аркебуз было обычной практикой. В 1387 году китайская армия разработала метод трех линий вблизи бирманской границы, чтобы уничтожить повстанческие формирования с боевыми слонами. Трехлинейный метод позволял двум линиям перезаряжаться, в то время как одна линия вела огонь. Такая тактика позволила сбалансировать огневую мощь, компенсировав низкую точность разумной скорострельностью.

Вооруженные аркебузами воины были очень эффективны против кавалерии и вражеской пехоты, особенно при размещении с пикинерами в смешанную формацию, что коренным образом изменило испанские вооруженные силы. Примером того, где такая формация была успешно использована, является Битва при Чериньоле (1503), ставшая первой битвой, выигранной при помощи порохового стрелкового оружия.

Аркебузы использовались в итальянских войнах первой половины 1500-х годов. Португальские и испанские завоеватели также применяли их за рубежом. Аркебузы носили некоторые солдаты Эрнана Кортеса, участвовавшие в завоевании Мексики в 1520-е годы; и сыграли важную роль в победах Криштована (Христофора) да Гамы в эфиопских военных кампаниях 1541-42 годов. Использование аркебуз также принесло победу марокканцам над империей Сонгай в битве при Тондиби в 1590 году.

Первые аркебузы были завезены в Японию в 1543 году португальскими торговцами, которые случайно высадились на о. Танегасима к югу от о. Кюсю в регионе, контролируемом кланом Симадзу. К 1550 году копии португальской аркебузы стали выпускаться в больших количествах, их частенько можно было увидеть на полях сражений по всей Японии. В битве при Нагасино в 1575 году, Лорд Ода Нобунага разместил три линии асигару, вооруженных этим оружием за деревянными частоколами, приготовившись к нападению вражеской кавалерии. Использование аркебуз и другого огнестрельного оружия было остановлено в Японии во время и до конца правления сегуната Токугава по указу сегуна. Это один из наиболее эффективных примеров в истории разоружения и добровольного отказа от технологии.

Аркебузы

К концу 16-го века по всей Европе аркебузы постепенно стали заменять на мушкеты.

Аркебуза против лука

Аркебуза не могла сравниться с точностью лука в руках высококвалифицированного лучника. Впрочем, у аркебуз была большая скорострельность, чем у самого мощного арбалета, и большая сила выстрела. Обучение стрельбе из аркебузы занимало меньше времени. Аркебузир мог нести больше боеприпасов и пороха, чем арбалетчик или лучник болтов и стрел. Легче наладить массовое производство пороха и пуль, в то время как изготовление стрел – подлинное ремесло. Пройдут годы, прежде чем ученик научится делать стрелы товарного качества без помощи или надзора наставника. Оружие также имело дополнительное преимущество, пугая врага (и лошадей) шумом. Ветер мог снизить точность стрельбы из лука, но на точность стрельбы из аркебузы он имел меньшее влияние. Пожалуй, самое главное, обучить аркебузира требовало гораздо меньше времени, чем искусного лучника. Во время осады было легче стрелять аркебузой из бойниц, чем луком и стрелами.

Негативным фактором в использовании аркебузы было то, что уже отстрелянные боеприпасы не могли быть повторно использованы, в отличие от болтов и стрел, которые позволяли снизить стоимость практики или пополнить запасы, если сохранялся контроль над полем боя после окончания сражения.

Аркебуза был более чувствительна к влажной погоде. Порох сыреет гораздо быстрее, чем стрела или болт, особенно при неправильном хранении. Кроме того, ресурсы, необходимые для производства пороха, были менее доступны, чем ресурсы, необходимые для изготовления болтов и стрел. Пуля должна соответствовать стволу гораздо точнее, чем стрела или болт должны соответствовать луку, поэтому производство аркебуз требовало большей стандартизации. Порох оказался гораздо опаснее, чем стрелы.

Аркебуза также была значительно более опасна. Аркебузир нес на себе много пороха и постоянно горящий прут в одной руке. На фоне растерянности, стресса и неразберихи боя, аркебузиры становились потенциально опасными для себя и окружающих. Ранние аркебузы, как правило, имели резкую отдачу. Они долго заряжались, если не использовалась стратегия “непрерывного огня”, где одна линия стреляла и перезаряжалась во время следующего выстрела. Намокшее оружие было практически бесполезно. Аркебузы также часто перегревались. Во время повторной стрельбы оружие могло засориться и взорваться. Разорвавшиеся куски металла и дерева представляли опасность для самого стрелка и находящихся рядом солдат.

Кроме того, дым от сгорания черного пороха затруднял видимость противника после нескольких залпов, если быстро не рассеивался ветром. До изобретения колесцового замка, потребность в постоянно горящем пруте делала почти невозможной скрытность, в частности ночью. Количество дыма, испускаемого при одном единственном выстреле аркебузы, и шума от выстрела, было достаточно, чтобы демаскировать стрелка. В то время, как арбалет или лук позволял стрелять бесшумно и без демаскировки. Шум аркебуз и звон в ушах, который он вызывал, могли затруднить восприятие голосовых команд. В долгосрочной перспективе оружие могло вызвать у стрелка снижение слуха. С помощью лука и арбалета можно стрелять из-за укрытия, по высокой дуге, огибая препятствия, поражая врага сверху, где не имелось мощной защиты, подобной передней лобовой броне – хотя и с гораздо меньшей точностью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *