Десантники идут

десантники
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Итак, провалилась еще одна попытка противника уничтожить десант. Почему? Неужели фашистская армия не в состоянии собрать силы, достаточные для подавления парашютных и партизанских частей в свои тылу? Да, не в состоянии. Этому есть самое неопровержимое доказательство: опыт.

Не в состоянии потому, что десантники умело организуют боевые действия, разрушая и преграждая дороги, владея лесами. Лес — это зеленая броня десантников и партизан. И еще потому бессильны фашисты, что районов таких в тылу много, и районы эти помогают друг другу, не позволяя врагу снимать гарнизоны в одном месте для наступления в другом. Форма этой взаимопомощи — боевая активность.

Вот и на этот раз, отбросив наступающего противника, десантники уже на следующий день по приказу командования выступают в дальний поход.

В лес уходит разведка. У разведчиков — лопаты и топоры за поясом, компасы на руке. Разведчики должны проложить путь в глубину вражеского расположения. Вечером донесение: «Идем по пояс в воде и в снегу, достигли такого-то пункта».

Командир одной из бригад полковник Курышев развертывает карту: за день разведка прошла семь километров. Это неплохо. Десантники, которым знакомы скорости современных самолетов, знают также, что значит пройти километр по глубокому снегу и по пояс в воде.

За разведкой втягиваются в лес подразделения. Уже и в лесах снег теперь с каждым днем оседает. Сплошной черной сеткой лежат на нем древесные ветки, кусочки коры, желтые дубовые листья. В глубине снег зернист и сыпуч, как песок, он теперь лишен вязкости, и нога тонет до земли, до воды.

Едва заметная тропа ведет то просекой, а то и прямо так, чащобой. Люди несут личное оружие, пулеметы, минометы, боеприпасы. Связисты тянут телефонный провод.

Когда тропа уже широко протоптана, направляется в лес санный обоз, причем через чащобы дорога прокладывается топором. Однако полозья то и дело захватывают оттаивающую землю, обессилевшие лошади встают или падают в оврагах, уже наполнившихся водой. Ездовые бросают сани и везут грузы вьюками, а когда лошадь все-таки выбивается из сил, берут груз на свои плечи.

десантники

Но идут и идут десантники битой лесной тропой, идут, выпустив вперед щупальца разведки, выставляя скрытые засады с обеих сторон, перед вражескими гарнизонами, а эти гарнизоны есть и слева и справа.

Сжует боец сухарь, запьет верховой, талой водицей и идет, и идет по сыпучему снегу, по воде. Во время привала выжмет портянки — и дальше.

Но вот объявлен ночной отдых. Где-нибудь под навесом развесистой ели разгребается снег для костра. Вокруг делается настил из еловых лапок, и бойцы садятся вокруг огонька, греют мокрые ноги, сушат сапоги и портянки, дремлют, склонившись друг другу на плечо. Это называется так: спать по-цыгански. Помаленьку просыхают ватные брюки, но теперь берегись: щелкнет горящая ветка, выстрелив искрой, и затлеет вата.

Кто-то читает письма. Пятнадцать писем подряд. Их доставил с «Большой земли» самолет. Потом берет карандаш и пишет матери, пишет своей любимой. Ни слова о том, как трудно идти битой тропой — через лес, на опушках которого сидят фашисты. Таков уж русский человек. Может быть, и расскажет он все о пережитом, но только после войны.

Команда. Десантники поднимаются и идут дальше.

Но вот разведчики видят просвет между деревьями. Это населенный пункт, занятый врагом. Камень, под которым укрылись змеи, приползшие с чужбины. То пригнувшись, то ползком разведчики выходят на опушку. Фашисты безмятежно гуляют по улице. Разведчик умеет ценить время, но он умеет также терпеливо выслеживать врага.

Час, другой, третий сидят разведчики на опушке. Теперь, наконец, они взяли-на учет всех часовых вражеского гарнизона. Вброд через речушку, по огородам входят в населенный пункт, входят в дом и спрашивают у изумленной, остолбеневшей от радости русской женщины о вражеском гарнизоне. И затем возвращаются в подразделение. Теперь они дорожат каждой минутой. И каждой минутой дорожит подполковник Ануфриев, которому разведчики докладывают об обстановке.

Итак, противник не подозревает о том, что над ним нанесена железная рука. Тем хуже для него. Ануфриев решает атаковать врага с хода.

Подразделения развертываются в лесу. Ануфриев сам ведет десантников в атаку.

…Комиссар бригады полковника Курышева — Щербина быстро пробирается через лес. Он идет напролом, не успевая раздвигать руками ветки кустарников на опушке. Стараюсь и я не отставать. Вот болото. Ноги вязнут, вода набирается за голенища сапог. Впереди идет уличный бой. Перебегая от дома к дому, входим на окраину села.

Противник еще держится в центре. На водонапорной башне его пулемет, все промежутки между домами простреливаются.

Тяжело ранен, упал и не может подняться боец, вы-двинувшийся с ручным пулеметом за угол дома. Все кругом простреливается. А бойца надо вынести. И ручной пулемет нужен в бою. И вот, пригнувшись, во весь дух бежит через прогалину боец. Подхватив пулемет, он благополучно скрывается в сарае и открывает огонь по башне.

Инициатива его подхвачена всеми. Прячась за плетневыми заборами, из-за сараев десантники открывают ружейный огонь по дому, где засели солдаты противника. Огонь редеет. Группы, обтекающие село с флангов, быстрей устремляются вперед. То в одном, то в другом месте слышится извечное могучее «ура». Фашисты выскакивают на улицу и падают мертвыми. Опять между домами летят-поют пули.

Уже захвачен хозяйственный двор вражеского гарнизона. Освобождены наши военнопленные. Изможденные люди сбрасывают свое отрепье, надевают полушубки, оставленные противником в доме. Зная, где у гитлеровцев сани, где сложена сбруя, они быстро запрягают лошадей и под обстрелом увозят в лес раненых десантников. С радостью покрикивают они на лошадей. Не замечая воды и грязи, бредут рядом с повозками. Потом они скачут назад и нагружают повозки продовольствием с гитлеровского склада. Они хотят приготовить своим освободителям добрый трофейный ужин.

А уличный бой продолжается. Умолкла, наконец, водонапорная башня. Крики «ура» время от времени раздаются уже только па далекой окраине. То, что осталось от вражеского гарнизона, катится в лес.

Гарнизон разгромлен.

Десантники идут по домам, вытаскивают из-под нар наиболее трусливых вражеских солдат. Жители указывают, где надо искать. Десантник входит, направляет под нары луч своего фонарика и сразу видит подошвы немецкого сапога с белыми металлическими шипами.

Десантник торжествующе восклицает:

— Эй, фриц. Навоевался, вылезай.

Ночью в шалаше Ануфриев говорит:

— Торжествовать мы будем после, когда вернемся назначенному месту, благополучно завершив операцию. Завтра нам придется выдержать большой бой.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *