Долина смерти

 

Дошли сведения, что наши саперы налаживают узкоколейку от Мясного Бора до Ольховки. А пока со снарядами совсем туго. Комполка Квак вызвал меня однажды и говорит:

— Вот что, казак, сам знаешь, что снарядов осталось По 5 на орудие. Это на 20 секунд нормального боя. Не хватает продуктов, фуража. Назначаешься командиром специальной команды по доставке боеприпасов с армейского склада, что за Мясным Бором.

Это вот здесь, — уточнил он по карте. — Задание не из легких. Два раза в сутки вам придется пересекать «Долину смерти, о которой ты уже, наверное, слышал. Ну да народ вы обстрелянный, осмотритесь на месте.

— Есть, товарищ: гвардии подполковник!

Тронулись. Не доходя до «Долины смерти», которая простреливалась насквозь, рассредоточились. Встретились с командиром обороняющегося района, переговорили. Он посоветовал пересекать долину утром, часа в 3 — 4, и поздно вечером — около 9.

Тот, кто пытается проскочить днем, несет большие потери. А бежать нужно несколько километров, по простреливаемому коридору. Причем, бежать по скользким бревнам, которые служат шпалами узкоколейки. Насыпи нет, дорога построена на ряжах. Бревна уложены неравномерно, оступишься — упадешь в болото. А пока трепыхаешься — ты для врага неличная мишень.

Бои здесь не прекращались ни днем, ни ночью. Нашим солдатам еле-еле удавалось сдерживать натиск немцев, которые стремились снова перекрыть коридор. Рядом с узкоколейкой — лежневка из бревен.

По ней кое-как движутся машины, повозки с ранеными. Здесь же саперы восстанавливают пробоины от обстрела и бомбежек. Над просекой постоянно висят «юнкерсы» —то бомбят, то обстреливают. Взрывы и пулеметные очереди смешались с криком, матом, стоном раненых.

Каждый воин тащил по два 76-мм снаряда либо по одному гаубичному 122-мм С этой пудовой кладью нужно было скакать по шпалам узкоколейки. Километра два от «Долины смерти» устроили перевалочную базу, построили шалаши, отрыли ровики.

Утром нас ожидали подводы полкового транспорта, забирали снаряды и оставляли нам по два сухаря на сутки, Правда, в сумерках нам удавалось раздобыть кое-что из разбитых машин. Рискованное занятие, но голод не тетка

В первой декаде мая получаю предписание майора Минченка всей команде явиться в штаб полка. К тому времени за 14 дней работы мы успели «накрутить» по 400 километров. Из них километров по 80 по самой «Долине смерти».

Доставили около тысячи снарядов. Потерь не было, если не считать легких ранений у двух воинов команды. Моя полевая сумка тоже оказалась пробита пулей, но везло.

Минченок, выслушав доклад, поставил новую боевую задачу:

— Дивизии приказано отходить в сторону Мясного Бора. В арьергарде для прикрытия остается усиленный третий гвардейский стрелковый полк. Пушки тащить не кому — лошади в большинстве пали, а те, что остались такой путь не выдержат. Уточнит задачу комполка. Иду к нему.

Квак встретил сдержанно, будто я никуда не отлучался

— Первую задачу ты, казак, выполнил. Вторая будет не менее важной. Вот что, Федор, товарищ старший лейтенант, сформирован специальный отряд в 100 человек. Приказом командующего артиллерии ты назначен командиром этого отряда.

Комиссаром назначен старший лейтенант Фатеев. Пока займетесь строительством лежневки. Опыт у тебя есть. После того, кик части дивизии и наш полк пройдут «Долину смерти», твоя команда приступит к выносу оружия со склада в район Мясного Бора. Что задумался? Да, мы уходим, а ты остаешься во главе арьергарда.

Долина смерти Мясной Бор ВОВ

Честно говоря, грустно стало. Оставаться в самом пекле — занятие не из приятных. Даже после того, что пережито в окружении.

Построили воинов, объяснили задачу, познакомились. Начали работу. Под бомбежками и обстрелом делали по два рейса в день с оружием.

Искали в основном винтовки. Сдали, вернулись. Где-то за рекой Глушицей встретились с командиром арьергарда подполковником Слепко. Он предложил объединиться и прорываться вместе. Узнав, что наши ребята последнее время вообще не получают пайка, поделился сухарями.

А вот жажду утолить было нечем — кругом сплошная стена огня и дыма. Войска 2-й ударной и 59-й армий едва удерживали натиск врага. О том, что с нами было дальше, рассказывают записи в журнале боевых действий 23-й гвардейского артполка:

«14.5.1942 года. Команда из 100 человек во главе со старшим лейтенантом Березиным оставлена в районе Ольховки для выноса оружия. Дорога в районе Мясного Бора перерезана противником… 25—30 мая. Команда ст. лейтенанта Березина прибыла…»

И в журналах, и в донесениях, всего несколько строк. А за ними целая жизнь. По «Долине смерти» мы шли в обнимку со смертью. Да и потом она была всегда рядом. Кровь, боль, голод, душевные страдания от ежедневных утрат, страшно даже подумать, что пережито. И когда какой-нибудь бритоголовый или длинноволосый мальчишка ехидно смотрит на орденские ленточки ветерана, я невольно ловлю себя на мысли, а выдержали бы он такое? Ответа нет.

Тысячи воинов прорвались через огненное кольцо окружения, а многие тысячи остались навечно лежать в земле Новгородской. Большинство из них до сих пор лежит в волховских болотах.

8 комментариев на тему “Долина смерти
  1. Мой прадед там воевал во 2й Ударной армии, комроты ст.лейтенант Даньшин Александр Семенович. Бог миловал, Победу встретил на Эльбе.

  2. Мой прадед воевал и был взят там в плен, умер в концлагере. Николаев Иван Григорьевич — 2 ударная армия. Я помню.

  3. мой отец БОТНИКОВ ФЕДОСИЙ АРСЕНТЬЕВИЧ шофер 609 автобатальона 25 ОКД вышел из окружения 25 июня через мясной бор . Из пробивавшихся 2000 солдат осталось около 200 живых. По рассказам отца весной и летом ходил в валенках и полушубке. 25 ОКД почти вся погибла.Далее воевал в составе 19 гв.дивизии. Пришлось повоевать и с японцами…

  4. В боях под Синявино севернее Мясного Бора погиб Нехуров Антон Тарасович школьный учитель из села Баянгол Закаменского района. Служил он в другом подразделении называемом сибирской дивизией, поступившим на фронт под Москвой в ноябре1941 года.

    1. Добрый день Леонид, можно по подробнее: «из села Баянгол Закаменского района» территориально откуда (обл), т.к мой дед сам с Урала. И тоже начинал войну под Москвой в ноябре 1941, в Сибирской дивизии

  5. Мой дедуля тоже пал смертью храбрых под Мясным бором,был ст.лейтенантом ком.122мл арт.дивизионом.

  6. Мой дед там похоронен в 1941 году, практически первый бой августа 1941. Был там в 2011 году — это просто кошмар, сколько народу в одном месте похоронено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *