Лагерь для детей в Лодзи

Лагерь для детей в Лодзи
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Решение о создании концентрационного лагеря для молодежи старше 16 лет, которая нуждалась в так называемой общественной опеке, было принято гитлеровскими властями в 1941 году. Он открылся в Моринген- Золинге 1 января 1942 года. Подобный концентрационный лагерь для девочек начал функционировать в Уккермарке с 1 июня 1942 года. Оба лагеря находились в ведении отдела инспектора концентрационных лагерей, который был включен в марте 1942 года в систему Главного хозяйственно-административного управления СС (ВФХА).

Идея создания лагеря такого типа была подсказана Гиммлером, рейхсфюрером СС и начальником полиции, который в распоряжении от 10 июня 1941 года приказывал не окружать общественной опекой «малолетних польских преступников», а немедленно отправлять их в концентрационные лагеря. Поскольку Гиммлер не уточнил ни возрастную границу, ни критерии «преступности», начальник Зипо и СД Гейдрих порекомендовал ему «по принципиальным соображениям» направлять в концентрационные лагеря молодежь, начиная с 16 лет и старше, а для детей от 7 до 16 лет организовать отдельные лагеря, и предложил выбрать для этой цели местечко Дзержонжня около Лодзи, что Гиммлер одобрил в решении от 15 ноября 1941 года.

Так родилась идея организации концентрационных лагерей двух категорий: для заключенных старше и моложе 16 лет. Полиция безопасности и служба безопасности СС (Зипо и СД) так мотивировали в секретном документе свою позицию по этому вопросу:

«На наших восточных территориях Германии, особенно в области Варты, беспризорность среди польской молодежи настолько серьезна, что представляет немалую угрозу немецкой молодежи. Причины такой беспризорности объясняются прежде всего невероятно примитивным стандартом поляков. Война разбила много семей, а те, кому поручено дело воспитания, не в состоянии выполнить свои обязанности, польские же школы закрыты. И поэтому польские дети оказались без присмотра и без дела, побираются, торгуют, воруют, являя дурной пример немецкой молодежи».

Уже в августе 1941 года было официально решено, что все такого рода лагеря, как запланированный для польской молодежи в Лодзи, должны находиться в ведении отдела инспектора концентрационных лагерей, ответственного за организацию надзора в лагерях. Эта идея была поддержана на конференции, состоявшейся в июле 1941 года у начальника полиции в Лодзи, с участием представителей РСХА, Главного управления финансов и зданий, инспектора концентрационных лагерей, познанского Зипо, СД, крипо и др.

Впервые лагерь для польской молодежи, организованный в Лодзи, был упомянут в рапорте от 30 апреля 1942 года начальника Главного административно-хозяйственного управления (ВФХА) Освальда Поля (он был главным обвиняемым на четвертом нюрнбергском процессе), который доложил о выполнении приказа Гиммлера от 3 марта 1942 года о включении отдела инспектора концентрационных лагерей в ВФХА103.

Лагеря для польских беспризорников были включены в организационную систему уголовной полиции. Юридическим актом, санкционировавшим открытие лагеря в Лодзи 1 декабря 1942 года, явилось распоряжение Главного имперского управления безопасности от 28 ноября 1941 года.

Уже сама история организации лодзинского лагеря говорит о том, что он не был воспитательно-профилактическим учреждением. Польских детей лишили всякой юридической защиты; в лагерь их направляли на основе бесконтрольных административных решений, опиравшихся на одностороннюю информацию, чаще всего представленную полицией. Решения принимались без приговора суда и без определения срока заключения.

Лагерь для детей в Лодзи

Характер лодзинского лагеря нужно оценивать не по его официальному названию и указанной формально й юридических документах цели — охрана немецкой молодежи от «беспризорной польской молодежи», а на основе фактов, истинных целей и практически применяемых мер.

Рейнгард Гейдрих сформулировал программу «воспитания» молодежи следующим образом:

«По отношению к несовершеннолетним полякам не следует применять никаких воспитательных методов, кроме привития им чувства порядка, чистоты и трудолюбия. В области знаний и умений необходимо им дать ровно столько, чтобы они смогли прочитать простую рабочую инструкцию, понять, что в ней говорится и соответствующим образом применить ее на практике».

Более детальную инструкцию, касающуюся принудительной работы в лодзинском лагере, разработала уголовная полиция Лодзи105. Расовый отбор в лагере проходил в соответствии с известными директивами Генриха Гиммлера.

Детский лагерь в Лодзи был по своему характеру концентрационным лагерем в том значении, в каком такого рода лагеря определяет международное право, нюрнбергский приговор и наука, с той лишь разницей, что в этот лагерь отправляли детей и молодежь польской национальности моложе 16 лет.

Систематизируя причины отправки в лагерь, немецкие документы классифицировали их следующим образом: «бродяжничество» в публичных местах, отсутствие жилища, отлынивание от принудительных работ, подозрение в участии в движении Сопротивления, принадлежность к семьям, отказывающимся подписать «немецкий национальный список» (фолькслисте), пребывание родителей в лагере или тюрьме, их смерть там, физическая и психическая неполноценность, а также без определенных причин.

Следует отметить, что официальные сведения оккупационных властей о совершенных детьми нарушениях и преступлениях, никоим образом нельзя рассматривать как доказательство с юридической точки зрения. Как правило, отсутствует состав преступления, то есть место, время совершения, предмет и размер ущерба, пострадавшее лицо и т.п.

В заключениях об отправке нарушителя в лагерь содержались к примеру следующие формулировки:

  • мальчик не выполняет свою работу, занимается нелегальной торговлей, пойман на мелкой краже;
  • находился в лагере в Мысловицах;
  •  приобрел из-под полы продовольственные карточки.

Но есть заключения, хотя и весьма немногочисленные, в которых указаны уже более конкретные обвинения, как например:

  • является членом воровской шайки, которая занимается кражей продовольственных карточек и продает купленные на эти карточки товары на черном рынке;
  • мальчик вместе с братом Францишеком занимается нелегальной торговлей, оба ездят с этой целью в генерал-губернаторство. Мать разыскивает полиция за то же самое;
  • ворует вместе с другими детьми фрукты в чужих садах, а главным образом, в садах немецких граждан. Мать им не занимается, отца нет в живых;
  • нелегальный переход границы с суммой в 720 рейхсмарок.

Часто встречается следующая характерная мотивировка, указывающая на особенно тяжелое семейное положение и трудные условия жизни:

  • отец в концлагере, мать-полька имеет дурное влияние на девочку, которая бродяжничает и уже два раза была задержана полицией;
  • мальчик бродяжничает и побирается, то, что насобирает, приносит домой, мать умерла;
  • отца нет в живых, мальчик все время на улице. Младший брат Генрик уже находится в лагере в Лодзи;
  • мальчик бродяжничает и не ходит в школу, зарабатывает как носильщик на вокзале в Катавицах;
  • отца нет в живых, мать арестована, родные на работах в рейхе, мальчик бродяжничает, у него нет крыши над головой;
  • отец умер в концлагере Маутхаузен, мать не может работать и заниматься ребенком (10 лет), который бродяжничает и ворует;
  • плохое воспитание, отец арестован, мать умерла, ребенок бродяжничает, не ходит в школу.

Значительное число детей этой категории прежде находилось в тюрьме в Мысловицах, одной из самых страшных в Силезии.

Характерен случай, когда 12-летнего Тадеуша Паненковского отправили в лагерь за отлынивание от работы, потому что работая пастухом, он оставил коров без присмотра.

В заключениях об отправке в лагерь несовершеннолетних, подозреваемых в сотрудничестве с движением Сопротивления, говорилось:

  • связан с группой саботажников и десантниками из Советского Союза, которых снабжает едой и билетами;
  •  матери нет в живых, мальчика поймали, когда он клал камни на железнодорожные пути;
  • бросал камнями в поезд на участке Мышков-Порай;
  •  положил на железнодорожные пути чугунную крышку от канализационного люка.

В лагерь направляли также несовершеннолетних по принципу коллективной ответственности родных, применявшемуся оккупантами. Например, в лагерь было отправлено приблизительно 80 детей из деревни Мосины Познанского воеводства, родителей которых обвинили в саботаже — массовом отравлении скота и уничтожении кормов.

Многочисленную группу составляли дети, чьих родителей отправили в концентрационные лагеря, посадили в тюрьму, угнали на принудительные работы, расстреляли. Гитлеровцы считали, что единственное средство предотвратить беспризорность — отправка в лодзинский лагерь, и поэтому в документах указывались следующие причины:

  • отец находится на работах в Германии, мать — в освенцимском концлагере, детям угрожает беспризорность;
  • отец на работах, мать в концлагере, ребенок бродяжничает, находится без присмотра;
  • у мальчика нет отца, мать в освенцимском лагере.

Психически и физически неполноценные дети были в третьем рейхе обречены на смерть, как это предусматривала программа «эвтаназии» согласно нацистской идеологии. Отправляли их в лодзинский лагерь, что подтверждают документы:

  • заключение о помещении глухонемых сестры и брата Ренаты и Ежи Камня (7 лет) в лодзинский лагерь;
  • ребенок 3-х лет находился, как установлено, в приюте в Катовицах, трудно поддается воспитанию, калека, трясет головой, мочится в постель, обнаруживает воровские наклонности.

Их считали в гитлеровской Германии «лишними ртами».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *