Мародерство немецкой армии

ужасы немецкой оккупации
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (16 оценок, среднее: 4,44 из 5)
Загрузка...

Из сочинения ученика 10 класса Душкина Павла

13 октября 1941 года наш любимый город Калугу заняли немецкие оккупанты. С тех пор, как я услышал о том, что к городу подходят немцы, я не знал, что мне делать. Я хотел уехать в тыл, но уже было поздно, немецкие самолеты начали зверски бомбить эшелоны с эвакуированными гражданами. И второй причиной того, что я остался в городе, было жалко оставлять семью, которая при всем желании не могла уехать.

13 октября в город вошли немецкие палачи

В то время, когда немцы входили в город, я и мои родные сидели в убежище. Убежище наше выкопано на улице, а не где-нибудь в саду, поэтому немецкие солдаты подошли к нашему убежищу. Один из офицеров закричал: «Русь! Сдавайся!» И выстрелил из пистолета. Дети заплакали, а взрослые перепугались. После этого мы стали выходить из убежища. Перед нами стояли чужие люди в зеленых шинелях. Как только мы вышли, они начали просить водку, мед, сахар, масло, табак и другие знакомые им на русском языке предметы. Один офицер попросил у меня свечку, но у меня ее не было, а он еще раз потребовал свечку, приставив ко мне пистолет. Я опять сказал, что у меня нет свечки, на этот раз он засмеялся и отошел. Эту ночь мы переночевали в убежище и ушли из него на другой день. Со второго же дня нас начали посещать незваные гости и брать то, что им хочется.

ужасы немецкой оккупации

Я с первого же дня стал не выходить на улицу, боясь немцев. Но дома сидеть без конца тоже нельзя, поэтому я вышел и сразу же нарвался на солдата, который заставил меня нести отнятое у соседки сено. Пришлось подчиниться и отнести сено. Сено мне приходилось носить не раз и даже свое собственное. Приходилось и выполнять другие работы и не раз получать пинки. Однажды двое немцев пришли к нам в дом, отобрали у меня и моего дяди документы и велели следовать за ними.

Из сочинения Зотова Юрия

До последнего дня я не знал, что мне делать. Пугала перспектива очутиться у врага, предстоящие ужасы немецкой оккупации. В то же время не верилось, что это может случиться. Казалось, что Калуга явится именно тем рубежом, о который ра-зобьются полчища врага, наступит перелом в военных действиях и наши войска погонят фашистов назад. Проводив отца, я возвращался домой с тоскливой мыслью: «Лучше ли я сделал, что остался и не поехал вместе с отцом?» Ночь на 13 октября я с мамой и сестрой провел в убежище, вылезать было страшно: в саду несколько раз разрывались снаряды, дом против нас был ими разрушен. Наутро стрельба прекратилась, мы пошли в дом. Стекла были выбиты, пробита крыша, было холодно. Я наскоро забил окна фанерой, в комнате стало темно, сидели с лампой.

Я вышел на улицу и в первый раз увидел немцев. Они приехали на грузовой машине, установили около нас радиомачту и стали возиться около нее. Зеленые шинели, низкая приземистая машина, чуждая речь и какие-то резкие, лающие слова  производили ошеломляющее впечатление. Все еще не верилось, не хотелось верить, что это действительность. Ко мне подошел один с нашивками унтер-офицера, снял с меня фуражку и спросил: «Jude?»  Я сказал, что я русский. Он покачал головой, отошел. Потом несколько человек пришли к нам в комнату, лазали в шкаф, спрашивали сахар.

Следующие дни как-то путаются в моей памяти. Мы попрятали вещи и сидели одетые, никуда не выходя. К нам поставили трех солдат. Они сразу расположились, как хозяева, заставили маму стирать им белье. Мне раньше как-то не верилось в их ничем не вызванную жестокость. Но теперь я убедился в этом. В пустом доме напротив нас осталась собака со щенками. Она зарычала, когда немцы подошли к дому, и за это они ее убили. Это было так отвратительно!

Немцы жгли и ломали вещи, книги. Увидев бюст Пушкина, солдат схватил и разбил его. Это варварское действие поразило меня еще более, чем убийство собаки. Я старался не выходить из дома, боясь открыто обнаружить свое возмущение. Эти два месяца во власти врага слились у меня с картиной темного погреба, когда я сидел в нем, ожидая как комсомолец ареста.

Из сочинения Кондрашова Василия

Грабьармия, войдя в город, начала учинять убийства, грабеж. Они убивали женщин, детей, стариков — это все происходило на моих глазах. Как только немецкие войска вошли в город и начали грабеж и разбой, то на улицах города сразу стало пусто, скучно, а скучно потому, что мы оказались оторванными от своей любимой Родины и всегда обращали свои взоры на восток, откуда мы ждали свою освободительницу — Красную Армию, Я сам пережил эту гнусную картину, которую учинили немцы.

Идя из деревни домой, меня останавливает фриц и кричит: «Копин, копин!»  Я, конечно, подошел, а он мне предложил снять сапоги. Я не снимал, но он сам меня разул, и, смеясь, проворчал: «Gehen sie»  Я остался босым и мне пришлось бежать в самые заморозки домой разувши. Прибегаю домой, а у нас в квартире шарят гестаповцы и, найдя хорошие вещи, ушли, посмеиваясь. С тех пор я не стал выходить на улицу и все время сидел дома.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
7 комментариев на тему “Мародерство немецкой армии
  1. На войне так всегда было, есть и будет: существо (мразь) одетое, обутое, накормленное, вооруженное и обученное каким-то государством идет убивать, грабить и т.д. людей другого государства. Даже когда получит по морде и уже давно окончится война, даже не раз побежденный все равно считает себя выше других народов, редко меняет свои он взгляды. И менталитет этот каким-то непонятным (скорее понятным) передается другим поколениям, другим народам. Им часто присваивают какие-то названия: фашисты, нацисты и т.д., но это всё дешёвая обёртка — убивают людей все те же мрази, которые всегда себя считали цивилизацией, но их поступки открывают совершенно иное — это что-то звериное, чудовищное и доисторическое… И куда бы они не пришли, везде оставлен ими кровавый след… У них в странах всегда сохранялся культ веры в бога. Что это за вера у них такая, что это за цивилизация если они почти не меняются уже более 2000 лет и со временем снова идут по тому же кровавому пути?

    1. Правильно написал, но то же самое касается и советской и российской армии

    2. Вы что настолько глупы что не видите что эти фотографии фотомонтаж? Причём фотомонтаж низкой пробы.

    3. вот то же самое или очень похожее можно написать про настоящих гауляйтеров которые воцарились у нас в Советской Родине и ретиво выполняют заветы Адольфа и преступлениям их нет числа и тоже крестятся в новоиспечённых храмах… .- За новый СОЦИАЛИЗМ!!!

  2. Только , когда Советская армия вошла в Германию, Сталин издал приказ:»За мародёрство — расстрел!»
    И ещё. Некий канал хотел провести опрос, а не стоило ли сдать Ленинград, что бы избежать лишних жертв среди мирного населения. Ну как в Париже. Вот только в занятых немцами советских городах было отнюдь не как в Париже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *