Ни одной ошибки

саперы
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

На первый взгляд трудно было понять, что же делали саперы. В узких лесных проходах, в искусственных завалах они протягивали малозаметную паутину проволоки, что-то носили, прятали.

Они долбили лунки на дорогах, рыли узкие ямки поперек троп и, когда уходили, после них не оставалось никаких заметных следов их работы. Дороги и тропы казались ровными, а запрятанную проволоку засыпал чистый пушистый снег. Но уже через несколько часов открывался след работы саперов. Огромной силы взрывы то здесь, то там разворачивали дороги, и от них далеко в стороны разлетались обломки фашистских автомобилей, навсегда замирали у дорог танки с белыми крестами и свастикой.

Высокое мужество и беззаветную храбрость проявил Трифонов в боях. Всю войну имел дело с минами, а это значит — он всегда был впереди, умелыми руками отводил смерть от своих товарищей, вовремя разгадывал вражеские сюрпризы и ловушки, прокладывал проходы во вражеских укреплениях нашим танкам и пехоте.

Еще в боях под Понырями сержант А. Трифонов с бойцами своего отделения в течение одной ночи обезвредил 40 вражеских мин и проложил 6 проходов для наших танков, которые на другой день успешно пошли в наступление на врага.

…Темной ночью 6 октября 1943 года группа саперов во главе с Андреем Трифоновым поползла к переднему краю противника в направлении деревни Дитятки. Обнаружив на подступах к селу минное поле, саперы разминировали его в нескольких местах и проложили 8 проходов.

Затем они незаметно проникли в тыл врага, напали на немецкий конный обоз, уничтожили до двух десятков фашистов, захватили унтер-офицера и притащили его в расположение своей части. Орденом Славы III степени был награжден за этот подвиг сапер Андрей Трифонов.

…Во время Ясско-Кишиневской операции, в августе 1944 года, когда части дивизии готовились к переходу в решительное наступление, отделение сержанта А. Трифонова в количестве 6 человек в течение 3 ночей проложило 36 проходов через минные поля вражеской обороны, не потеряв при этом ни одного человека из своего отделения. Орден Славы II степени украсил грудь отважного сапера за этот подвиг.

…Румынский город Турда. Уже более недели идут здесь тяжелые бои. У гитлеровцев крепкая оборона. На 10 подступах к городу сплошные минные поля, ловушки, сюрпризы. Пехоте не было пути вперед, пока за дело не взялись саперы. И вот в одну из сентябрьских ночей Л. Трифонов, А. Клочко и В. Кисельников, выполняя приказ командира батальона капитана Буданцева, были уже впереди, у линии врага.

саперы

Они работают не первый час. Крепко стиснуты зубы, напряжены нервы. Над головой свистят пули и совсем рядом ухают вражеские снаряды. А надо ползти и ползти вперед, надо искать эти чертовы мины и надо искать их так, чтобы самому не взлететь на воздух, не погибнуть от шальной пули, иначе грош цена такой работе. Там, позади ждут танкисты, стрелки и артиллеристы, они готовятся к наступлению на рассвете.  Бой грохотал уже в глубине вражеской обороны, и Андрей Трифонов, вытирая пот со лба, говорил:

— Пошли наши ребята, хорошо пошли, молодцы!

Ранней весной 1945 года наша дивизия вышла к реке Грон. Гитлеровцы, отступая за Дунай, взорвали все мосты. Но один мост через Грон в районе Эстергома они взорвать не успели. Но и он был подготовлен к взрыву, под него уже заложена взрывчатка, и он должен вот-вот взлететь в воздух.

Командованием дивизии было принято решение спасти этот мост. Командир батальона вызвал к себе сержанта А. Трифонова и сказал:

— Вот что, Трифонов, нужно спасти этот мост. Он нужен нам для удара по врагу. Подберите человек пять наиболее опытных ребят и ночью отправляйтесь на задание.

То, что мост заминирован, было известно достоверно. Но где именно, в каком месте — этого никто точно не знал.

Шумел многоводный и бурный Грон. Зарево пожарищ изредка освещало темный силуэт моста… Саперы бесшумно подползли к нему поближе. Клочко и В. Висельников спустили Трифонова на веревках вниз, к фермам. Там Андрей нащупал какие-то толстые трубы, но тола и проводов нигде видно не было. Где же тол, где сотни килограммов взрывчатки? А надо торопиться. Ведь фашисты могли в любую минуту дать ток и взорвать мост.

Медленно тянется время… А саперы продолжают искать, ощупывая каждую чугунную решетку, каждую трубу. Прошло более 2 часов, уже почти весь мост подвергнут осмотру. И вот у пиши последнего пролета Трифонов нащупал какой-то шнур. Это был провод к батарее, с помощью которой гитлеровцы намеревались произвести взрыв. Саперы перерезали и разбросали провод, обезвредили батарею, сняли взрывчатку и спрятали ее в глубокой воронке недалеко от моста.

— Пригодится,— сказал Андрей. И не ошибся…

На другой день фашисты открыли бешеный артиллерийский огонь по нашим позициям, а после артиллерийской подготовки пошли в контрнаступление, использовав для этого и уцелевший мост. По нему они пустили танки и бронетранспортеры. Вражеская атака была отбита. А сержанта А. Трифонова в тот же день вызвал командир батальона и приказал ночью взорвать мост.

— Не будем рисковать, Андрей Алексеевич, с этим мостом,— сказал он.— Его надо взорвать, таков приказ командования, а когда пойдем в наступление, то мы его восстановим.

И опять темной ночью саперы незаметно пробрались к мосту. Но на сей раз им было уже легче, так как всё они здесь знали. Страшной силы грохот разорвал ночную тишину. Всполохами огня озарилось небо, и тяжелый чугунный пролет рухнул в реку. В тот же миг повисло в небе несколько осветительных ракет, застрочили фашистские пулеметы, забухали у моста снаряды. Но отважные саперы были уже далеко от моста, в расположении своих войск.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *