«Пенсия» в Древней Руси

«Пенсия» в Древней Руси
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Слово «старый» в Древней Руси означало не совсем то, что сейчас. По определению видного знатока древнерусского языка проф. В.В. Колесова, «старый» по-древнерусски – это крепкий, «затвердевший», сильный мужчина «в самом расцвете сил». Мужчина, имеющий взрослых детей, занимающий прочное положение в обществе, опора семьи и государства. На плечах «старых мужей» держалась и война, и работа. Образно говоря, они подпирали собой социальный свод, давая возможность юным («мягким», «зеленым росточкам» по проф. Колесову) вырасти, затвердеть, и сменить со временем на боевом посту стариков.

Дело это было непростым. Тяжелый труд, половецкая стрела или моровое поветрие прерывали жизнь человека в среднем гораздо раньше, чем это случается теперь. Даже князья, условия жизни которых были лучше условий простого ремесленника или землепашца, редко доживали до пятидесяти лет.

Легендарный князь Святослав погиб в возрасте Лермонтова, а Дмитрий Донской едва перевалил за возраст Пушкина. Владимир Мономах, проживший семьдесят один год считался долгожителем. Такой возраст назывался уже не просто «старостью», а «старостью велицей», то есть «великой».

Таких стариков окружало всеобщее уважение и почет. Они возвышались седыми исполинами среди сменяющих друг друга волн молодежи. Средняя продолжительность жизни даже в предреволюционной России равнялась двадцати восьми лет у мужчин и тридцати у женщин. Поэтому старцы, люди, прожившие долгую жизнь, много повидавшие, были неисчерпаемым источником знаний о жизни, законодателями социальных норм и хранителями культурной традиции.

Один из самых известных долгожителей Древней Руси – воевода Ян Вышатич, проживший девяносто лет. Его возраст назван летописцем «страстью маститой». Он родился в эпоху тяжелых междоусобиц, начавшихся после смерти князя Владимира I . По ходу жизни Ян был свидетелем и участником многих важных политических событий XI века.

О них его подробно расспрашивал автор нашей древнейшей летописи – «Повести временных лет». Многое из событий того времени мы знаем со слов Яна Вышатича. Последние  годы жизни он проводил в покое и почете среди монахов Киево-Печерского монастыря.

Увы, индустриальная и постиндустриальная современность не дает нам возможность даже близко подойти к тому отношению к старости, которое было в обществе средневековом. Дело  в том, что средневековый мир менялся медленно. Поэтому опыт, накопленный стариками, оставался актуален и для молодого поколения.

Старик учил юношу жить, и юноша прилежно внимал, ибо знал, что жить и действовать ему предстоит в тех же условиях, что и деду. Теперь ситуация другая. Если школьник-тинейджер возьмется строить биографию, буквально соблюдая указания деда-пенсионера, то его ждет немало ошибок: мир стремительно меняется.

«Пенсия» в Древней Руси

Но вернемся в доиндустриальную  эпоху. Государственных пособий по старости не было. Князья (например, князь Владимир I) иногда устраивали угощение для малоимущих слоев населения. Но такие случаи происходили крайне редко. Собственно, летопись сообщает об одном таком общенародном пире в 996 году.

Обойтись без пенсий позволяли древние устои, согласно которым пожилых родителей содержали дети. Для русской древности и средневековья старец в великих годах был украшением рода. Стариков, которые по тем или иным причинам лишились поддержи родственников, принимали к себе монастыри.

Иной благочестивый старец мог и по своему желанию стать насельником монастыря, чтобы встретить «возраст мудрости» в покое и молитве (так, например, поступил упомянутый Ян Вышатич). Как правило, пожилые люди не оставались без присмотра. Я написал «как правило», поскольку история знает и другие примеры, поистине ужасающие.

На территории современной Украины, в Полтавской губернии в конце XIX в. был зафиксирован страшный обычай. Если человек, доживший до преклонного возраста, становился немощным, родственники, дождавшись зимы, отвозили его в лес. В лесу старика или старуху сталкивали в глубокий овраг. А чтобы они наверняка съехали на дно, не зацепились, их сажали на кусок древесной коры – то есть «на лубок». Там обессиленного человека без тёплой одежды, в одном белье оставляли умирать на морозе. Таким вот образом избавлялись и от «лишнего рта», и от «проблем», связанных с уходом.

По утверждению мифологов, подобные обычаи изначально в глубокой древности у некоторых народов возникли как реакция на неурожай и голод. Их сакральная логика была в том, что род как будто посылает самого старшего, а значит, самого уважаемого своего члена в «горний мир», на встречу с языческими богами для  того, чтобы испросить их милость. Эта версия вполне правдоподобна, но что думали крестьяне Полтавской губернии история умалчивает.

Ученые спорят о глубине древности и широте распространения этого обычая. Древнерусские источники подобных примеров не знают, но вероятность того, что подобные случаи бывали и раньше – ненулевая. Впрочем, в исторической ретроспективе геронтоцид – все-таки не норма, а исключение.

Отношение к старикам и старости в Древней Руси базировалось на двух основах: на родовых традициях и на православной этике, которые, дополняя  друг друга, сформировали представление о «старости велицей» или «старости маститой» как о достойном уважения жизненном рубеже.

Автор: Вадим Викторович Долгов — российский историк и писатель. Доктор исторических наук, профессор.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *