Первый день Яссо-Кишиневской операции рассказ участника

Карта Яссо-Кишиневской операции вов

Наступательные бои требуют много жертв. Потери так велики, что от дивизии и полков остаются в основном одни названия. Поэтому нас снова отводят на пополнение. Приказ гласит:

«Сдать на плацдарме занимаемый рубеж, артиллерийские орудия, транспортные средства и средства связи и под покровом ночи переправиться на восточный берег».

В ночь на 1 Мая 1944 года все полки 4-й гвардейской Апостоловской Краснознаменной стрелковой дивизии были в селе Глинное, где и отпраздновали День солидарности трудящихся.

Район дислокации командование определило недалеко от Одессы. Наш полк располагался близ села Кассель, другие полки — в ближайших лесах.

Печальную весть принес мой друг капитан Каракумов: во время вражеской бомбежки на марше погиб наш товарищ Володя Раевский. Отважный и умный офицер. У нас в блиндаже собрались все, кто начинал службу с Володей. Помянули и молча разошлись.

Дивизионы пополнились до штатного расписания, получили боевую технику, транспорт, средства связи, оружие, боеприпасы. По возможности заменили обмундирование. И нужно отдать должное труженикам тыла, в сравнении с прежней техникой, новая была значительно совершеннее.

Теперь предстояло овладеть ею. Чем мы и занимались ежедневно, а иногда и ночью, в течение трех с лишним месяцев. Боевую готовность проверил командир дивизии полковник Парфенов. Перед строем он сказал:

— Товарищи гвардейцы! Вы дни и ночи занимались боевой и политической подготовкой. Это не прошло даром. Объявляю вам благодарность. Желаю успехов.

Прокатилось громкое «ура».

А вскоре августовской ночью мы покинули обжитые землянки и блиндажи и на своих транспортных средствах двинулись к линии фронта. Марш-броски проходили строго по намеченному маршруту и только ночью.

К тому времени фронт в Белоруссии продвинулся на запад на сотни километров. Освобождены Минск, Вильнюс. Наши войска подошли к границе фашистской Германии, пересекли границу Польши. На юге дела шли не столь успешно. Но это объясняется тем, что Верховное командование стянуло значительные силы в направлении главного удара.

Теперь настал и наш черед. На марше стало известно, что дивизия входит в состав 46-й армии. Наши соседи — 34-я и 40-я гвардейские дивизии. Это и был состав 31-го гвардейского корпуса под командованием генерала Бобрука.

Перед нами молдавские села Толмаз и Чобручи. Это южнее Тирасполя и совсем рядом с Глинным, которое я не раз уже упоминал. По сведениям разведки дивизии, которую мы сменили, села превращены в огневой оборонительный узел. Выяснилось, что вот уже месяц почти нет перестрелки. Решено ничем себя не проявлять, готовиться к наступлению.

Оборудовали огневые позиции, наблюдательные пункты. Прямо в яблонево-грушевом саду. Плодов на деревьях было больше, чем листьев. Бойцы ели их с большим наслаждением. Пристрелку вели, но только одним орудием. Наблюдение за передним краем противника велось днем и ночью.

Связисты установили устойчивую связь с батареями, штабами, НП, ПНП. Работы хватало всем: разведчикам, вычислителям, расчетам, штабистам. Чем лучше мы подготовимся, тем меньше братских могил будет после боя. Воевать-то мы уже научились.

19 августа прошла генеральная репетиция. Раннее утро 20 августа. Тишина. Туман. Гвардейцы молча завтракают. Придется ли обедать и даже ужинать? Этого не знает никто. Связисты колдуют у телефонов и раций.

— Тропа, как слышишь?

— Киев, нормально.

— Тропа, понял, порядок.

Все расчеты заняли свои места. Последние минуты перед артиллерийской атакой. Тишину разрезают залпы «катюш». Заговорили дружно и наши батареи.

С наблюдательного пункта виден сплошной вал разрывов, передний край противника заволакивается дымом и пылью. Два часа идет артподготовка. Кажется, там, где рвутся снаряды и мины, не осталось ничего живого.

Наступление Яссо-Кишиневской операция ВОВ

Две красные ракеты означают начало атаки пехоты. Сейчас мы узнаем результаты своей стрельбы. Да, ответный огонь жидковат, и гвардейцы 3-го стрелкового полка, форсировав старое русло Днестра — Турунчук, овладели селом Толмаз и повели наступление на Емоклию.

В районе Каушан противник открыл сильный орудийно-минометный огонь, и во фланг наступающих под прикрытием 10 самоходных установок ударили гитлеровские автоматчики. Тут сказалось мастерство наших батарейцев и полковых артиллеристов Ивакина. Они подожгли три машины противника и помогли советским пехотинцам отбить контратаку.

Наша авиация уже господствовала в воздухе. Штурмовики утюжат фашистские позиции, истребители сторожат небо от бомбардировочной авиации врага. В тот день летчики, штурманы, стрелки особенно старались: ведь 20 августа—День авиации.

К концу дня Емоклия тоже наша. Фашисты отступают. Так прошел для нас первый день операции, вошедший в историю Великой Отечественной войны Яссо-Кишиневской.

Теперь главное — не дать фашистам закрепиться. Значит, надо гнать их и днем, и ночью. Командование укомплектовало передовой отряд, в который вошли рота автоматчиков, батарея минометчиков и наша 7-я артбатарея. В отряд вошли также связисты, разведчики, расчеты противотанковых ружей (ПТР).

Передовой отряд ушел вперед. Вместе с хорошими известиями приходят и печальные. Погиб начальник разведки дивизиона Нечепуренко.

Один комментарий на тему “Первый день Яссо-Кишиневской операции рассказ участника

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *