Спасенная в последний день войны

спасенная
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Этот случай произошел в мае 1945 года, в последний день войны в Чехословакии. По дороге, что тянулась за городом мимо каменоломни, шел советский солдат.

Вдруг в придорожном окопчике он заметил маленький сверток. Солдат склонился над ним, приоткрыл уголок белой скатерти с набивными цветами и… отшатнулся. В свертке был ребенок всего лишь нескольких дней от роду. Ребенок уже не плакал, умирая от голода и холода.

Боец бережно поднял его, поправил автомат и вышел на дорогу. С ребенком на руках он отшагал пять километров до ближайшей деревни Нова-Вес. Сначала о малышке заботились в местной гостинице, потом здесь решили, что ребенка надо отнести туда, где его нашли и девочку доставили обратно.

В Горни-Церекеве ее удочерили в семье Гржималовых, у которых было двое сыновей, а вскоре родился и третий. Мирка, так назвали девочку, росла, училась, работала, очень тяжело переживала, узнав, что мать и отец Гржималовы не родные ей. Мирка — ровесница Победы. 9 мая она отметила свое тридцатилетие.

Все эти годы она думает о советском солдате, который спас ей жизнь и которого она чтит, как родного отца. В Горни-Церекеве никто не знает имени солдата. Но здесь все помнят о нем и ждут встречи с ним. Где ты, солдат? Отзовись!

А о том, как это произошло, спустя тридцать с лишним лет рассказал на страницах «Красной Звезды» специальный корреспондент газеты. Теперь, когда минули годы, не так-то просто восстановить подробности этой истории.

О судьбе человека, спасенного много лет назад, ему рассказал Вацлав Шплихал — преподаватель истории педагогического института в чехословацком городе Йиглава… Ее родители были расстреляны гестаповцами, как участники подполья, а девочку бросили в каменоломни.

Судьба спасенной девочки там, в Чехословакии, на ее родине, взволновала и приковала внимание многих людей не только местечка Горни-Церекев, но и всех жителей Йиглавского района. Все они выражают огромные чувства благодарности воинам Советской Армии, спасшим девочку. Сотни, тысячи людей живут сейчас и у нас, в городах и селах чуть ли не всей Европы, спасенные советскими воинами в огне войны.

спасенная

А разве сможет когда-нибудь забыть Илонка Брушкова из Праги того, кому она обязана, что живет,— старшего лейтенанта Виктора Крюкова, одного из героев Уральского добровольческого танкового корпуса, чьи боевые машины вошли в Прагу 9 мая сорок пятого года. Восьмилетняя Илонка бежала к краснозвездному танку с букетом сирени, когда свинцовая очередь вражеского пулемета преградила ей путь. И тогда, рванувшись из укрытия, боевая машина своей броней прикрыла малышку…

Никогда не забудет об этом и Мирослава Новотнова. Ее спасли, как установил А. Кочетков, разведчики 9-го гвардейского полка 4-й гвардейской ВДД.

…То майское утро последнего дня войны просыпалось рано, настороженное и теплое, напоенное первыми вешними грозами. Внезапно на перекрестке разведчики попали под артобстрел. Залегли, затаились, напрягая слух. И вдруг через шум боя пробился слабый, едва уловимый писк, похожий на зов голодного птенца.

— Плачет, слышите?— старший сержант Иван даже привстал и замер от неожиданности.— Ребенок плачет. Товарищ старший лейтенант, товарищ…

— Что у вас, Трубицын? — спросил командир.

— Ребенок… гляньте, цел.

Развернули сверток, в нем — девочка: она уже не плакала, не шевелилась — сил не было. Разведчики зашарили по карманам и вещмешкам. Один достал банку сгущенного молока, другой протягивал потемневший кусочек сахара.

— Нет, не берет, совсем крохотуля!

Тогда они направились в село, зашли в крайний дом с закрытыми ставнями — ни души. Заглянули в соседний и лишь в пятом или шестом нашли наконец того, кого искали,— кормящую мать.

— Принимай, мать, пополнение,— улыбнулся Кузьменко и бережно передал сверток в руки хозяйки. Та не сразу поняла, что ей сказал русский, но когда развернула одеяльце, все стало ясно. Накормила, уложила ребенка в кроватку и тут же спохватилась, бросилась за порог, побежала к дороге, хотела о чем-то спросить, да тех русских и след простыл. Но она ясно запомнила, что кто-то из них называл девочку Миркой. Что ж, Мирка, так Мирка. Ласковое, славное имя…

О себе Мирка рассказывала коротко и взволнованно. «Да, это верно, спасли меня 9 мая 1945 года. С шести лет пошла учиться в основную восьмилетнюю школу. В семье меня все любили, а мама Мария называла ласково королевой. Ведь я у них одна росла дочка. А то, что была приемной, узнала лишь в день совершеннолетия, когда мне исполнилось восемнадцать лет. Не поверила и никогда бы не поверила людям, если бы сама мама Мария не сказала. А ей, поймите, очень не хотелось выдавать эту святую семейную тайну. И все же поведала мне всю чистую правду».

А. Кочетков попросил Мирославу черкнуть несколько слов в его блокноте на память, она взяла ручку и написала: «Спасибо советским солдатам, которым я обязана тем, что живу…» На секунду задумалась и опять склонилась над страничкой: «Спасибо всему советскому народу и его богатырской Красной Армии — они вызволили человечество от фашистского рабства и защищают мир на земле». И еще добавила; «Я счастлива!» И, положив ручку, посмотрела на дочку и мужа, и лицо ее осветила улыбка, счастливая и благодарная…

…Идя на смертный бой во имя Родины, наши воины мечтали о мире, о счастье на земле, о светлом будущем своего народа. И многие, очень многие отдали за это свои жизни. Но герои не умирают. Они идут с нами в одном строю, служат для новых и новых поколений примером беззаветного мужества и патриотизма, верности воинскому долгу.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *