Свидетельства поражения японцев на Тихом океане

война
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Принятая форма отчета слагается из шестнадцати очень лаконичных обзоров главнейших событий, рассматриваемых с момента их зарождения и заканчивающихся оценкой итогов и значения каждого сражения, операции или кампании для общего хода войны на Тихом океане.

Исключение составляют две главы: «Планирование японцами морских операций», представляющая, как бы сводную статью отчета, и краткое изложение результатов по уничтожению японского судоходства», проводившихся систематически е момента нападения на Пёрл- Харбор до последнего дня войны. Естественно, что обе эти главы удобно было выделить из общего хронологического перечня.

Собственно, анализ, его процесс или методы, которыми пользовалась комиссия, почти не воспроизводятся, и читателю предлагаются уже готовые выводы и заключения. Также совершенно отсутствуют конечные выводы, обобщающие итоги и заключения по опыту всей войны в целом.

Очевидно, в соответствии с подзаголовком и здания каждый из разделов труда морского отдела комиссии сопровождается интересными приложениями, раскрывающими состав и организацию сил обеих враждовавших сторон, их потери и повреждения, полученные в итоге боев на море, в воздухе и на суше; кроме того, приводится перечень источников и материалов, которыми пользовались члены комиссии при составлении каждого обзора, и, наконец, воспроизводятся некоторые японские оперативные документы, карты, схемы и графики, относящиеся к рассматриваемым событиям.

Двум страницам, посвященным бою в Коралловом море, соответствуют четыре страницы приложений, а четырем страницам «Боя у о. Мидуэй» — девятнадцать дополнительных страниц с таблицами и схемами, которые с успехом могут быть использованы для самостоятельного исследования некоторых других проблем, поставленных войной.

Что касается перечней исходных документов, то они позволяют каждый раз определять степень обстоятельности работы морского отдела комиссии и ее направленность, кроме того, дают возможность сопоставлять их с материалами, опубликованными на основе других источников.

Даже беглое ознакомление с библиографическими перечнями показывает, какими богатейшими возможностями располагала комиссия так же, как и последующие исследователи США. Все, о чем мечтал академик А. Н. Крылов, ратуя за объективную разработку итогов войны,— от частных рапортов и донесений до отчетов и журналов боевых действий кораблей и штабов, включая мемуары участников и материалы опросов пленных,— все это было в огромном количестве монопольно предоставлено в распоряжение авторов отчета.

Можно ли сказать, что такие богатые возможности привели к таким же богатым результатам? Отнюдь нет, если к тому же учесть, что на подведение первых итогов ушло почти два года, если иметь в виду огромный состав комиссии и исключительные условия, созданные для ее работы, возможность осмотра всех исторических мест и опроса уцелевших участников.

война

В то время этот отчет будет служить для той же цели одним из справедливых материалов и не потеряет своего справочного значения до тех пор, пока архивные фонды Пентагона и охваченные им японские материалы не станут доступными для непосредственного изучения.

Особое внимание привлекают к себе бывшие в свое время сугубо секретными японские оперативные документы, которые в соответствующих приложениях цитируются полностью или в выборках, начиная с директив императорской ставки и кончая приказами главнокомандующего флотом, журналами боевых действий кораблей и многими другими документами, находящимися в настоящее время в монопольном ведении американских штабов или исторических органов.

Хотя в докладе, конечно, приводятся не все важнейшие документы и отбор их обусловлен специфическими соображениями комиссии, все же ознакомление с ними открывает многое из того, что оставалось неизвестным или недостаточно ясным в общей цепи исторических событий, протекавших на Тихом океане, и в частности в недрах руководства и штабов японских вооруженных сил.

И несмотря из то, что публикуемые директивы и приказы имеют не только чисто оперативный, но в значительной мере и пропагандистский характер и часто маскируют истинные, т. е. захватнические, цели их авторов разговорами об обороне или защите империи, все же они являются богатым материалом для исследования политических, стратегических и многих других вопросов, возникавших при столкновении двух империалистических держав, претендовавших на господство в этом районе мира.

Приложения вскрывают такие пружины японской военной машины, как символ власти «микадо», порядок «доступа к тропу»; система воспитания воинственных традиций от детей до придворного генералитета; политические и военные доктрины различных оттенков у различного вида сил; организация руководства, состоящего из многочисленных звеньев, находящихся в сложной и не всегда последовательной зависимости друг от друга (микадо, ставка, кабинет, тайный совет, высший военный совет, военный и морской министры, генеральные штабы армии и флота и, наконец штаб Объединенного флота, не имеющий аналогии в других флотах мира, и др.).

За армией и флотом стояли различные монополии, конкурирующие между собой, и в то же время своеобразно сочетавшие старые кастовые традиции с новыми противоречиями эпохи империализма, было известно и прежде, хотя больше в декларативном или описательном виде. Теперь все это обрело конкретные формы кризиса политической, экономической и социальной системы под влиянием крушения антикоммунистической оси Берлин —Рим — Токио, разгрома Квантунской армии и поражения флота на Тихом океане, т. е. в результате полного политического и военного поражения.

В дополнение к штабным документам комиссия приводит некоторые протоколы опросов японских офицеров по проблемам, которые оставались неясными после ознакомления с захваченными архивами.

Для подтверждения относительной ценности всех этих материалов надо напомнить. что о Японии долгое время советский читатель вынужден был довольствоваться односторонней информацией. В японских вооруженных силах наших наблюдателей или военных корреспондентов не было. Американцы, даже став союзниками, также ограничивали для представителей Советского Союза возможность наблюдать непосредственно на месте течение наиболее значительных событий.

Волей-неволей приходилось пользоваться открытыми сводками и продукцией частных телеграфных агентств или бюро информаций, которые имелись не только при основных военных департаментах, но и при главнокомандующих родами сил США и важнейшими районами театра.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *