Восстание племени аймара

Katari tupak

Самый сильный огонь восстаний запылал на территории Верхнего Перу. В этой борьбе участвовали десятки тысяч представителей второго самого многочисленного индейского народа Америки — аймара. Во главе ее встал аймарский индеец Тупах Катари.

Вождь индейцев аймаров Тупах Катари

В отличие от Тупака Амару, человека знатного и по индейским понятиям богатого, Тупах Катари (по-испански его называли Хулиан Апаса) с детских лет рос в нищете.

Bartolina SisaЕго отец умер на принудительных работах в серебряных рудниках в Потоси, и он, еще будучи мальчиком, был взят в услужение в приход в деревне Айоайо.

Затем была работа на примитивном сахарном заводике. Так, в нищете и однообразии, и проходили его молодые годы. Единственной переменой была свадьба с Бартолиной Сиса и новая совместная жизнь в горняцком поселке Сикасика.

Аймаракские горняки, которых нечеловечески тяжелый труд отучил от какой бы то ни было мягкотелости, были гораздо более решительными, чем крестьяне из индейских деревень Нижнего Перу. В 1779 году — еще до начала восстания нового инки — до Сикасики добрался Кечуанский посланец Томаса Катари, одного из главных союзников Тупака Амару. Посланец рассказал о готовящемся восстании в Нижнем Перу и призвал индейцев из Верхнего Перу присоединиться к ним.

Подготовка к восстанию

Хулиан Апаса воспринял призыв нового инки и начал тайно среди аймаракских горняков и крестьян вербовать себе сторонников. Подготовка аймаракского восстания длилась более девяти месяцев. Хулиан Апаса отказался от своего христианского имени и стал Тупахом Катари.

В первую очередь Тупах Катари овладел родным поселком Айоайо, местом своего жительства, и занял соседние аймаракские деревни. После первых военных успехов Тупаха Катари, привлекших к нему внимание всего народа аймара, он вновь объявил себя сторонником Тупака Амару и даже провозгласил себя вице-королем — заместителем инки в Верхнем Перу.

Аймаракский вице-король вскоре добился на поле брани более крупных успехов, чем сам король. Тупах Катари овладел всеми без исключения провинциями Боливии, населенными аймара (Сика- сика, Каранчас, Пакахес, Юнгас, Омасутос, Ларекаха и Чукуито).

Katari Tupac

Осада города Ла-Пас

Во время своих походов он собрал огромную аймаракскую армию (около 50 000 человек) и отправился завоевывать главный центр Верхнего Перу — сегодняшнюю столицу Боливии Ла-Пас.

la_pas

13 марта 1781 года Тупах Катари начал осаду Ла-Паса. Город был зажат железным кольцом его отрядов.  Жители Ла-Паса попросили сообщить им условия капитуляции. Требования вождя для колониальных властей были просто неслыханными.

Условия капитуляции Тупах Катари изложил в пяти основных пунктах. Он требовал, чтобы:

испанцы сдали индейцам все оружие; ликвидировали все свои крепости и все укрепления Ла-Паса и других городов Верхнего Перу; выдали для справедливого суда всех губернаторов; все белые (т. е. не только европейцы, испанцы, но и американцы-креолы) покинули Америку и вернулись назад в Европу; суду индейцев были преданы не только губернаторы, но и отдельные лица, особо провинившиеся перед аймара.

Естественно, испанцы не могли принять такие требования. Тогда аймара усилили кольцо своих позиций вокруг города. Индейцы надеялись, что полная блокада города и последовавший вслед за этим голод все-таки заставят испанцев принять неслыханные условия.

Тупах Катари имел своих разведчиков в городе. И их глазами следил за тем, как умирают испанцы в осажденном Ла-Пасе. В течение ста девяти дней блокады в городе умерло 10 800 белых.

Но для взятия Ла-Паса Тупаху Катари все еще недоставало тяжелого огнестрельного орудия. К тому же командующий его артиллерией креол Хуан Мурильо был в тайном сговоре с испанцами.

Позднее предательство его было раскрыто. Вскоре после этого индейцы узнали, что и личный исповедник Тупаха Катари, тоже креол, готовит измену. Эти разоблачения привели вождя индейцев к убеждению, что зло индейцам несут не только представители колониальной администрации, не только испанские солдаты, но и все белые как таковые.

Вот почему Тупах Катари решил уничтожить всех без исключения белых в Америке. И вместе с этим отказаться от всего, что было привнесено белыми. Поэтому, например, он требовал, чтобы аймара перестали печь хлеб.

Второй раунд осады города Ла-Пас

Тупах Катари продолжал осаду Ла-Паса более ста дней. Однако с приходом многочисленных испанских отрядов, направленных из Буэноса-Айреса вице-королевством Ла-Плата, блокада была прервана. Во главе спасательной экспедиции стоял сам главнокомандующий испанскими войсками вице-королевства Игнасио Флорес.

Индейцы действительно открыли спасательной экспедиции путь в город, а сами отступили. Но потом партизанскими набегами они стали уничтожать отряды, которые Флорес оставил перед воротами Ла-Паса.

 

indeec

Командующий с остатками своих войск предпочел покинуть Ла-Пас, чтобы сохранить хотя бы самого себя. Тупах Катари беспрепятственно дал уйти Флоресу и вновь занял первоначальные позиции вокруг несчастного боливийского города. И продолжал ждать капитуляции испанцев.

Осада Ла-Паса продолжалась. Один из участников ла-пасской блокады позднее рассказывал, что жители города ели даже кожу погибших животных и считали удачей, когда им удавалось купить кошку (она стоила тогда шесть золотых песо) или сдохшего мула (за тридцать золотых).

Во время второй осады Ла-Паса вспыхнуло еще одно восстание в боливийском городе Оруро. Повстанцы взяли верх над местным испанским гарнизоном и захватили власть не только в самом Оруро, но и во всей его округе.

Особенностью этого орурского восстания было то, что здесь впервые и, к сожалению, не на долгое время, был воплощен в жизнь призыв Тупака Амару к единству всех угнетенных американцев — белых, метисов и индейцев.

Теперь, когда был взят Оруро, один из самых крупных городов сегодняшней Боливии, индейцы решили овладеть и осажденной столицей.

Попытка затопить город Лас-Пас

У Тупаха Катари, как уже было сказано, не было, по существу, тяжелого огнестрельного оружия. Ближайший сподвижник вождя Андреас Тупак Амару, член семьи нового инки, по счастливой случайности избежавший топора и казни, попытался взять Ла-Пас другим совсем необычным оружием.

Андреас Тупак Амару однажды уже использовал его при осаде испанского города Сорато: он построил над Сорато настоящую плотину, огромную речную дамбу, и, когда водоем наполнился, пробил его — река затопила город, Теперь на реке Нокейяпу под его руководством строили плотину одиннадцать тысяч аймаракских воинов, бывших горняков.

На пятый день, когда плотина должна была сбросить на Ла-Пас смертоносные потоки воды, часть ее преждевременно прорвало и наводнение в результате этого не имело разрушительных последствий.

Нужно было чинить плотину и ждать, пока водоем снова наполнится. Но до второго сброса воды дело не дошло, так как и на этот раз в игру вступил предатель. После безуспешной попытки затопить Ла-Пас Тупах Катари уехал на несколько дней в деревню Ачакачи, куда его пригласил отдохнуть ближайший друг — вождь по имени Липе.

Предательство Тупаха Катари

Липе уже тайно привлек к сотрудничеству командующий новой испанской спасательной экспедицией генерал Расенкин. Аймаракский иуда устроил для вождя большой пир. Когда пир закончился, он вызвался сопровождать своего командующего назад, в расположение аймаракских войск, в район осажденного города. Липе привел Тупаха Катари прямо в объятия солдат Расенкина.

Вождь аймара сопротивлялся героически, но не смог противостоять во много раз превосходящей силе испанцев. Он был схвачен и пленен. Так как воины аймара тотчас после предательского пленения своего вождя прекратили осаду и ушли, свидетелями жестокой казни Тупаха Катари стали лишь изголодавшиеся боливийские испанцы.

tupac kazn

Испанцы истребили и всю семью аймаракского повстанца. Всех своих предполагаемых или возможных индейских врагов колониальные власти выискивали теперь с невероятным упорством.

Так, например, они целых два года разыскивали семилетнего сына Тупаха Катари, который случайно избежал топора ла-пасского палача.

Они стремились к тому, чтобы здесь уже никто и никогда не мог поднять голову и воспротивиться власти испанского короля, чтобы Америка всегда оставалась испанской, а индейцы — покорными подданными короны. Но шел 1781 год. И за каких-то двадцать лет вся кастильская империя в Америке превратилась в прах и пепел. Аймара, кечуа, арауканы живут здесь и по сей день.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *