Чудовищная акция немцев в сентябре 1941 года

Сентября 1941
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Из показаний на следствии обвиняемых — Деменчука, Концевича, других подсудимых — полицаев, участвовавших в жестоком истреблении тысяч евреев, дальше с содроганием читаем:

«…Во дворе табачной фабрики стоял ужасный крик, плач, женщины рвали на голове волосы, грызли себе пальцы, обливались кровью и теряли сознание, но всех, кто терял сознание, там же на месте расстреливали из пистолетов».

«Зрелище было ужасное», — признаются сами палачи — Деменчук и Концевич.

Эти изверги-садисты «забавлялись» предсмертными муками обреченных людей, что также подтверждают свидетели, наблюдавшие из виноградных кустов и деревьев за расстрелом…

Также осенью 1942 г. была расстреляна и моя семья в Ростовской области (6 человек).

Немецко-фашистских оккупантов в селе не было — они ушли далеко на восток — через Дон, к Сталинграду и там вместе со своими союзниками румынами, итальянцами, венграми (мадьярами) вели ожесточенные бои против наших войск…, но во многих оккупированных селах Ростовской области безнаказанно хозяйничали их ставленники — изменники Родины, предатели, полицаи.

Одни из них бежали из плена в начале Великой Отечественной войны, других — выпустили из порем, но все они (в большинстве) ненавидели Советскую власть, коммунистов, евреев, «инакомыслящих», «инородцев», рады были прислужить своим новым «хозяевам», и поживиться чужим имуществом, тряпками, чем попало.

Они-то и торопились провести эту жестокую акцию уничтожения моих родных — единственной еврейской эвакуированной семьи, мирно трудившейся полтора года (1941—42 гг.) в далекой Большинке.

Сентября 1941

В конце ноября 1942 года уже была слышна по ночам артиллерийская канонада западнее Сталинграда, а фронт продвигался к Ростову, к Дону, к тем местам, где жила моя семья, — в страхе и тревоге ожидая освобождения, не зная ничего обо мне, о моей судьбе — их старшей дочери Аси, сестры…

Знаю все это в деталях (не понаслышке), т.к. сама находилась в это время южнее Сталинграда, на Волге, в 194-м Армейском стрелковом полку 5-й Армии и рядовой участвовала в формировании маршевых рот для обороны Сталинграда, а в начале 1943 г. — в освобождении Ростова и области, но опоздала!

О трагедии моей семьи Векслер узнала в мае 1943 г. в г. Краснодоне, когда служила в штабе 51-й Армии у генерала Я. Г. Крейзера.

Когда через 10 лет после Победы — в 1955 г. в Ростове судили группу полицаев за их злодеяния в годы Великой Отечественной войны (в т. ч. и за уничтожение в 1942 г. еврейской эвакуированной семьи Векслер), то эти фашистские холуи и предатели сами подробно рассказали на суде о трагической участи моей семьи:

«К сельскому домику, где жила эвакуированная семья Векслер, в конце ноября 1942 года вечером, на подводе подъехали полицаи и сказали: «Собирайтесь! Берите с собой самые ценные вещи. Повезем вас в Миллерово (это за 60—70 км)».

Отъехав за край села Большинки, пьяные полицаи свернули в Грековскую балку и там всех расстреляли — 55-летнего отца, мать, двух молодых замужних сестер, не пощадив их двух крохотных детей!

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *