Как французы помогали белым воевать с большевиками

Крымско-Азовской армии
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

25 февраля рабочие в Севастополе вынесли постановление прекратить работы на Добровольческую армию в мастерских и в учреждениях. Французский начальник гарнизона боялся, что это может распространиться и на портовых рабочих, ремонтировавших французский броненосец «Мирабо».

Французы объявили все суда на военном положении и выслали наряды войск для поддержания порядка в городе. Военное положение было объявлено и на железных дорогах, хотя необходимости в этом не было. К тревогам в Севастополе прибавились неудачи на фронте. Казалось, будто какая-то невидимая сила направляла действия противника.

26 февраля началась эвакуация Мелитополя. Рабочие в Севастополе к работе не приступили. На фронте большевики все сильнее и сильнее давили, и 1 марта пришлось Мелитополь очистить. Весть эта встревожила население Симферополя и Крымское правительство.

война

В это время, когда Крымско-Азовская армия вынуждена была отходить за перешейки, в Одессе 27 февраля генерал д’Ансельм пригласил к себе только что возвратившегося из Севастополя генерала Санникова и заявил ему, что он решил взять на себя всю полноту власти в Одесском районе и образовать в помощь себе совещание из политических и общественных деятелей. Протесты Санникова не привели ни к чему.

На следующий день в газетах появилось объявление французского командования о формировании Южно-Русской армии. Но для выполнения этого приказа нужно было прежде всего расширить Одесский плацдарм, на чем и настаивал генерал Деникин, а не мешать русскому Главнокомандующему объявить мобилизацию. Французы же не продвигались вперед, хотя у них было достаточно войск в резерве.

Таким образом, после этого приказа генерал Деникин лишался права распоряжаться добровольческими войсками генерала Тимановского в Одесской зоне.

7 марта стало известно, что в Одессу приехал генерал Франше д’Эспре и ожидается прибытие его в Севастополь. Ходили слухи, что он имеет полномочия разрешить все недоразумения политического и военного характера между Ставкой и французским командованием. В Севастополе ожидалась высадка отряда греческих войск численностью около 2 тыс. человек.

В Симферополе спешно организовывалась бригада пехоты из немецких колонистов, решивших по своей инициативе встать в ряды Крымско-Азовской армии. Это произошло совершенно неожиданно. 4 марта к полковнику Аметистову пришли четыре офицера немецкого происхождения из колонистов, знавшие Аметистова как земельного собственника , и просили его помочь в снабжении оружием, патронами и обмундированием, так как свыше 1 тыс. немецких колонистов готовы идти сражаться против большевиков. Аметистов немедленно довел это до сведения Пархомова, который, согласившись в принципе, решил все же повременить и запросить Ставку.

Тем не менее, не ожидая ответа из Екатеринодара, колонисты начали собираться в Симферополе. Аметистов волновался. Надо было их размещать, кормить, дать оружие и пр. Все это осуществлялось с большим трудом. Между тем 10 марта стало известно, что в Одессе генерал Франше д’Эспре произвел переворот.

Представители генерала Деникина, генералы Санников и Гришин-Алмазов, были высланы в Екатеринодар. Генерал Шварц был назначен командующим русскими войсками и генерал-губернатором в Одессе. Генерала Шварца я не знал и никогда с ним не встречался, но с его начальником штаба генералом Прохоровичем был хорошо знаком еще со школьной академической скамьи. Прохорович был умным, серьезным и порядочным человеком.

Он умел разбираться в обстановке и был известен как очень хороший офицер Генерального штаба. 11 марта прибыл в Севастополь генерал Франше д’Эспре. 12-го состоялась его встреча с генералом Боровским, которого сопровождал Пархомов. Последнего офицеры штаба почему-то называли «политик ближнего плавания». Боровский был встречен генералом Франше д’Эспре более чем холодно.

Разговор велся чисто в деловой форме и сопровождался «поучениями», как русские должны воевать. Франше д’Эспре сообщил, что в Севастополе высадился эшелон греческих войск в 1 тыс. человек, а 13-го высаживается еще одна тысяча. Начальником союзного гарнизона был назначен вместо полковника Рюэ полковник Труссон.

Французы обещали Боровскому обеспечить тыл в Крыму, но требовали, чтобы все русские силы были бы выдвинуты на фронт. Было дано обещание об оказании помощи снабжением формировавшейся в Симферополе бригаде немецких колонистов, командиром которых был назначен генерал Диденко.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *