Переправа через Волхов рассказ участника

Разрушенный дот зима ВОВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Только что отметили приход Нового года, как новый приказ — выступать в направлении станции Малая Витера. Преодолевая сопротивление врага, глубокий снег и лютые морозы, освободили станцию Гряды. Вишеру взяли наши соседи. Вышел я на железнодорожное полотно и вспомнил, что где-то на этой линии мой Вышний Волочек. Стало как-то грустно: рельсы разобраны, прямо по полотну движутся повозки со снарядами. А когда-то здесь мчались пассажирские поезда. Где ты, легендарная «Стрела»?

В наступательных и оборонительных боях артполк понес большие потери. В орудийных расчетах осталось по 2—3 человека. Такое же количество орудий в батареях. Решением командования мы переведены в резерв для пополнения.

Однако соблюдается готовность выступить в любое время суток. Сосредоточились в лесу. Рыли блиндажи и окопы, мастерили шалаши, утепляли их снегом. Прибыло пополнение из госпиталей. Получили и орудия. Занимались боевой выучкой. Фронтовой уют скромен. Но без острого словца, без песни нельзя.

Словом, в каждом взводе должен быть свой Теркин. У нас его роль с блеском играл лейтенант Давыдов. В самый, казалось бы, неподходящий момент, когда усталость сбивает с ног, ломит все кости, он брался за гармошку и в который раз заводил русскую народную: «А колокольчик, дар Валдая». Сразу у костра становилось уютнее, теплее. Прижимались друг к другу поплотнее, от души смеялись шуткам и анекдотам нашего заводилы, и все разом засыпали.

— Тревога! Становись! Шагом марш!

Маршрут был длинный, изнурительный. Привалы прямо на дороге. Мимо с грохотом двигались танки, повозки, машины, но этот гул не мог разбудить нас, пока не раздавалась команда «Подъем!» Бывало, засыпали прямо в строю, на марше, натыкались на спину впереди идущих.

Засыпали верхом на коне и падали с него. Но команда «К бою!» быстро снимала сонливость. Да, многое может выдержать человек, тем более молодой, как мы в то время.

Проходим мимо сел Папоротное, Александровка, Селищенские казармы, что на восточном берегу Волосова. Все они сильно разрушены, сожжены. Сохранилось лишь громадное неуклюжее здание Аракчеевской казармы. Где-то-здесь в свое время служил Лермонтов. Во всяком случае так утверждали историки.

В подвалах казармы расположился госпиталь. Приютили временно и нас в небольшом отсеке. Немцы постоянно его бомбят, несмотря на огромное полотнище Красного Креста. Но мы уже привыкли к тому, что для фашистов нет никаких священных слов и законов.

Нашему полку предстоит форсировать Волхов и выйти на рубеж станций Мясной Бор и Спасская Полнеть, что на линии Новгород — Ленинград. В далеком прошлом эти поселения проезжал Радищев, совершая свое путешествие из Петербурга в Москву.

Меня вызвали к начальнику штаба полка майору Резникову. Он сообщил:

— Противник продолжает разрушать лед на Волхове, да и сама река коварная — кое-где встречаются полыньи, присыпанные снегом. Нужно найти такое место, где можно переправить артиллерию. Вам, Березин, и поручается это сделать. Людей возьмете из своего взвода. Из офицеров возьмете, наверное, Раевского. Вы ведь друзья? Так и порешим!

Снарядили мы две подводы, вооружились ломами, лопатами, отправились на Волхов. Найти нужное место и районе общей переправы было невозможно: немцы постоянно обстреливали и бомбили этот район. То и дело над рекой взмывали вверх столбы воды и обломков льда.

Сразу подумалось о рыбе, которой в реке, наверное, много. Эта мысль приходила частенько, потому что с продуктами уже тогда было трудновато. Подвоз снарядов и продуктов постоянно нарушался. В тот момент, когда мы подъехали к Волхову, на наше счастье, погода была нелетная, самолетов не было.

Река Волхов зима ВОВ взорванный мост

К работе приступили сразу. Па льду то и дело встречались трупы наших солдат. Героической смертью пали они в битве за Ленинград. Тут же работала команда захоронения — солдаты старшего возраста. Они на волокушах вытаскивали погибших на берег к братской могиле.

Когда разговорились с ними, закурили, они рассказали, что у большинства солдат нет медальонов. Отдали жизнь за родину, а будут числиться пропавшими без вести. И сколько их таких героев и поныне, числящихся в «пропавших»?

Исследуя лед, мы прошли от одного берега к другому, и за это время рядом разорвалось несколько снарядов. Решили, что здесь налаживать переправу нет смысла.

Подыскали такой участок, который не обстреливался и где толщина льда позволяет пройти тягачам и автомашинам. Лишь в нескольких местах лед пришлось нарастить для подстраховки: положили ветки, засыпали снегом, залили водой.

Прибыли комполка Квак, помощник начальника штаба капитан Минганок и еще кто-то. Они придирчиво осмотрели переправу и приказали открыть движение. Идут и идут полки навстречу грядущему бою, за великий город Ленина. Вьюга, мороз, словно на ухо шепчут: «Спешите». И мы поторапливались. Думали о теплом ночлеге. Только надежды наши не оправдались. Немцы спалили все. Лишь печные трубы сиротливо и печально встретили нас.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *