Первый бой бронепоезда «Пермский рабочий»

Первый бой бронепоезда "Пермский рабочий"
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Приказ выехать из Москвы на фронт 30-й дивизион получил уже в конце февраля 1942 года.

Путь наш лежал через Клин, Далинин. Впервые мы увидели разрушенные, опустошенные города. На вокзалах — обгоревшие вагоны, разбитые здания, на улицах — сплошные развалины. На крупной узловой станции Бологое, куда мы прибыли поздно вечером, впервые сами попали под бомбежку. Узел был крепко защищен зенитными средствами, но отдельным самолетам время от времени удавалось прорываться.

Сразу после налета поехали дальше. Часто и подолгу стояли на станциях, так как дорогу почти беспрерывно бомбили, пути то и дело приходилось восстанавливать.

Но, несмотря на задержки, к месту назначения прибыли вовремя: станция Любница в Валдайском районе Новгородской области. Это была уже прифронтовая станция, здесь разгружали воинские эшелоны, отсюда отправляли раненых. Для вражеской артиллерии станция была недосягаема, но бомбардировкам подвергалась частым и жестоким.

Для нас было подготовлено специальное место стоянки — тупичок в глухом лесу у разъезда Быльчино в 23 километрах от линии фронта. Легкий же бронепоезд стоял чуть поближе к передовой — невдалеке от Любницы.

Командовал Северо-Западным фронтом в ту пору генерал-лейтенант П. А. Курочкин. Мы прибыли в Любницу в первой декаде марта 1942 года и поступили в оперативное подчинение 34-й армии генерал-майора Н. Э. Берзарина, впоследствии первого советского коменданта Берлина.

Пока шла разведка, выявление и уточнение огневых точек и средств противника, налаживание связи с передовой и с железной дорогой, экипаж и боевые расчеты занимались учебой, отработкой предстоящих боевых задач.

До предела были заняты связисты. Не меньше работы было и у разведчиков, которые не выходили с наблюдательного пункта с утра и до глубокой ночи — выявляли вражеские огневые точки, заносили их на схему и передавали на командный пункт. А уж там готовили данные для артиллерийского и пулеметного обстрела. Командование наше вместе с командованием полевых частей выбирало огневые позиции для бронепоездов, откуда они должны были наносить удары по врагу.

Линия фронта проходила между станциями Муры и Лычково. К передовой выезжали почти ежедневно. Здесь держала оборону одна из частей окруженной под Старой Руссой 16-й немецкой армии.

Часто бронепоезда попадали под минометные обстрелы и налеты вражеской авиации, особенно возле самой станции Лычково, где железнодорожное полотно проходило через открытое, без единого деревца, поле. Правда, в первую неделю боевых действий, с 8 по 15 марта, налеты были еще не особенно сильными, зенитчики успешно справлялись с ними.

В середине марта перед дивизионом была поставлена конкретная боевая задача: помочь пехоте занять хорошо укрепленную станцию Лычково.

Но для этого прежде всего надо было выбить противника с господствующей высотки, с которой хорошо просматривалась и простреливалась вся местность. Пехота наша, залегшая в заболоченной низине, находилась в очень тяжелом положении: противник буквально не давал поднять головы. Удобно было действовать с высотки и фашистским снайперам. Именно от снайперской пули погиб разведчик Кирьянов.

На огневые позиции бронепоезд прибыл часам к восьми. Первые вражеские траншеи располагались всего метрах в 800 от железнодорожного пути. Уже начинало светать. Утро вставало солнечное и морозное — первое утро не оборонительных, а активных боевых действий. Железнодорожное полотно поднято высокой насыпью. Все люди на своих боевых местах и настроены по-боевому.

Поступил приказ открыть огонь из всех орудий. Для начала выпустили по 30 снарядов. Потом с наблюдательного пункта стали корректировать огонь по заранее выявленным целям.

Но и противник на высоте не молчал, вел по бронепоездам минометно-артиллерийский огонь. Одна из мин угодила в бронеплощадку. Броня выдержала, лишь порвало несколько болтов крепления

На одном месте бронепоезду стоять противопоказано. Он то и дело продвигался вперед или откатывался назад на заранее подготовленные позиции. Так же активно действовал и МБВ.

Бой затих в четвертом часу дня. Но с передовой отошли только с наступлением темноты.

Первый бой бронепоезда "Пермский рабочий"

На основной базе в Быльчино бронепоезд привели в порядок: прочистили орудия от нагара и зачехлили, собрали стреляные гильзы, пополнили на стеллажах запасы снарядов и патронов. За ужином старшина Владимир Батраков расщедрился: впервые выдал фронтовые сто граммов. Но все равно долго не спалось: каждый заново переживал все перипетии первого боя.

На другой день опять рано поутру выехали на передовую, заняли позиции — один бронепоезд в полукилометре от другого.

В этот раз задача была поставлена несколько иная: обоими бронепоездами одновременно провести получасовую артподготовку на узком участке фронта, чтобы дать возможность стрелковому батальону атаковать высоту. Было видно, как скрытно подтягивалась на исходный рубеж пехота. Через наблюдательные щели высотка как на ладони: там бушевало сплошное море огня. Ровно через 30 минут бронепоезда перенесли огонь в глубину вражеской обороны, а наша пехота поднялась в атаку.

Однако атака была отбита — с немалыми потерями.

Тогда командование решило сосредоточить огонь на огневых точках, выявленных в процессе боя. Войсковая артиллерия помочь бронепоездам почти не могла: у нее был чрезвычайно ограниченный запас снарядов.

Весь день прошел в обоюдной перестрелке. И весь день тянулись с передовой раненые. Одни ковыляли сами, других тащили на специально приспособленных лыжах, третьих волокли на шинелях и плащ-палатках. Не оставляли на поле боя и убитых. Перевязочный пункт был оборудован невдалеке, в насыпи железнодорожного полотна. После первичной обработки раненых отправляли дальше — в госпиталь на станцию Максатиха.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *