Произвол немецкой армии

произвол
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

«В колхозе имени Фрунзе (Белорусская ССР) немцы схватили председательницу колхоза, изнасиловали, отрезали ей левую грудь и нанесли две ножевые раны»,—рассказывает младший сержант Агафонов.

«В конесовхозе Дубровка, близ Порхова, пьяные фашисты насиловали женщин. Даже 12-летнюю девочку, дочь сторожа совхоза, не пощадили и изнасиловали. Протестующих крестьян расстреляли. Двух красных бойцов, захваченных немцами в плен, истязали и расстреляли»,—рассказывает красноармеец К. П. Шепель, находящийся сейчас на излечении в военном госпитале.

В колхозе «Колос» (деревня Малые Лози, Ленинградской области) немцы поймали 18-летнюю девушку Анастасию Дроздову. Офицер долго выпытывал у нее сведения о том, куда колхозники угнали скот. Советская девушка отказалась отвечать. Ей пригрозили поркой. Она молчала. Пригрозили истязанием. Она молчала. Ничего не сказала она и тогда, когда ее повели на расстрел. Анастасию Дроздову привели в поле, в густой ржи банда извергов в 12 человек изнасиловала ее и расстреляла.

Командир роты И. В. Украинец, рассказывает: Я находился в разведке в деревне Большая Земляница, в 28 кило-метрах от Пропойска. Утром 25 июля немцы заняли эту деревню. Я видел, как фашисты ножами изрезали старика после долгих пыток.

Из земляных укрытий они вывели пять старушек 60-65 лет и трех мальчиков в возрасте от 10 до 14 лет и погнали к центру местечка. По дороге фашисты непрерывно избивали их шомполами и нагайками. В деревне Прудок фашисты на моих глазах убили выстрелами из револьвера старика и 13-летнего мальчика, а 15-летнюю девочку закололи штыком».

Помощник командира взвода С. Г. Пляшечный в районе города Пропойска.

«Я зашел в тыл противника,—рассказывает т. Пляшечный,— и видел, как фашистские изверги издевались над стариком, мальчиком и маленькой девочкой. Я находился невдалеке от места казни. До меня доносились душераздирающие детские крики. После долгих издевательств их застрелили.

«В одну деревню, названия ее сейчас не помню, это было километрах в 18 от города Либавы,—рассказывает политрук Веремей,— влетели на мотоциклете два германских офицера. В каждого встречного они стреляли из пулемета. Так были убиты немецкими офицерами две женщины и трое детей. Двое детей в возрасте 4-5 лет были тяжело ранены».

произвол

Красноармеец Д. С. Орлов, находящийся сейчас на излечении в военном госпитале № 126, рассказывает:

«6 июля мы заняли одну деревню. Я сидел в дозоре. Смотрю— идет незнакомый человек. Кричу—стой! Человек остановился. Мой помощник подбежал к нему. При опросе оказалось, что это был местный крестьянин. «Бейте без пощады наших врагов, они пакостят нашу землю да издеваются, живодеры, над людьми»,—говорил крестьянин, указывая на вырытое в горе убежище, откуда он шел. Утром я заходил в это убежище. Там лежал старик лет 65 и молодая женщина со следами насилия. Обе груди были вырезаны, тело—в ножевых ранах. Лицо старика было изуродовано. Видно, что его зверски избивали. Его борода была сожжена».

Корреспондент газеты «Правда» беседовал с жителями городов и сел Бессарабии, занятых немецко-румынскими войсками. Вот что рассказали эти люди. Озлобленные тем, что большинство крестьян оккупированных сел ушло в глубь страны, румыно-немецкие варвары стремятся выместить злобу на оставшихся стариках, детях и особенно женщинах, мужья которых находятся в рядах Красной Армии.

В обозе немецко-румынских войск движутся полчища агентов сигуранцы, бояр и помещиков. Появляясь в каком-нибудь городке или селе, они, как жадная саранча, набрасываются на хозяйства крестьян, забирают все, что попадает под руку, избивают плетками и шомполами стариков, насилуют женщин и несовершеннолетних девочек.

Неописуемую экзекуцию устроили немцы и румыны над мирными жителями села Варница. Войдя в это село, румынские офицеры пытались силой согнать крестьян на улицу. Сначала офицеры предъявили крестьянам обвинение в том, что они вступили в колхоз. Однако колхоза в этом селе не было. Тогда фашисты начали предъявлять другие обвинения: зачем молодые мужчины ушли с Советами, почему они угнали скот и т. п. Робкие, перепуганные старики и женщины ничего не могли ответить. Тогда их стали пороть до крови плетками и шомполами.

Вопли и крики стояли на всю деревню. Люди в страхе метались от одного двора к другому, не зная, где спрятаться. Изнасилованные и обесчещенные девушки кончали самоубийством. Когда к ночи фашистская вакханалия улеглась, многие крестьянки с детьми, девушки переплыли речку и прибыли в расположение наших воинских частей.

«Никому не пожелаю того видеть, что довелось видеть и пережить мне в этот проклятый день»,—рассказывает пожилая крестьянка Катерина Подарь, бежавшая от царящего в Варницах произвола.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *