Тепло души в блокадном Ленинграде

тепло души
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В 1941 г. я была студенткой 5-го курса Ленинградского педиатрического института. В связи с войной нас 6 сентября 1941 г. досрочно выпустили из института. Большая часть выпускников была направлена в военные госпитали, а часть — в детские поликлиники и больницы Ленинграда.

Я была направлена в 1-ю детскую поликлинику Дзержинского района, которая помещалась на улице Чайковского, 73. Главным врачом здесь много лет работал Заслуженный врач РСФСР Николай Васильевич Лебедев.

Николай Васильевич родился в 1887 г., окончил Военно-медицинскую академию. Работал сначала детским инфекционистом, а затем просто педиатром. Это был требовательный и суровый человек, но за суровостью скрывалась огромная человеческая доброта к людям. Он не имел своих детей и все тепло своей души отдавал больным детям и организации их лечения.

1-я детская поликлиника была хорошо оснащена, имела все необходимые отделения и кабинеты, большой зал для лечебной физкультуры, диагностическое стационарное отделение на 25 коек, которое и послужило в дальнейшем базой для развертывания стационара по лечению детей, больных дистрофией.

Сначала был организован стационар на 50 коек, а затем 70% здания заняли стационаром на 150 коек. Н.В. Лебедев проявил огромную энергию, организаторские способности и знания при создании такого стационара в блокадных условиях.

Ему активно помогал весь наш коллектив. Кровати для больных брали из закрывшихся детских садов и из бывшей гостиницы «Нева», которая до войны находилась на углу улицы Чайковского и Литейного проспекта. До войны поликлиника располагала прекрасной аптекой с большим запасом и ассортиментом лекарственных средств, который и был использован вместе с текущими поступлениями пищевой глюкозы, витаминов для лечения больных детей.

Больница имела печное отопление, с довоенного времени остался двухгодичный запас дров. Поэтому постоянно работали две ванные комнаты, что обеспечивало помывку больных детей и персонала.

Дети к нам поступали из детских приемников при отделениях милиции, детских домов, а также по направлениям наших врачей, которые помимо работы в больнице, выполняли функции участковых врачей, ходили по квартирам и направляли в стационар детей, болевших дистрофией и часто обнаруживаемых возле умершей матери. Мы ходили в одиночку, с санитарной сумкой, и единственными нашими защитниками были пропуск на право хождения по Ленинграду в запретное время и ручной фонарик.

тепло души

В начале войны основная часть наших врачей была мобилизована для работы в военных госпиталях. Остались, в основном, врачи старших возрастов и мы, вновь принятые выпускники Педиатрического института. В декабре 1941 г. к нам поступила моя однокашница по институту Наталья Ивановна Ериносова. Она пришла к Н.В. Лебедеву с маленькой дочкой. Он спросил, почему девочка такая худенькая, на что Наташа ответила: «Мы голодаем». Николай Васильевич сразу же распорядился отправить девочку в стационар, несмотря на то, что ей еще не было и трех лет (в стационар брали детей от 3 лет). Вот так он спасал многих детей от голодной смерти.

В составе персонала больницы были родственники репрессированных. Н.В. Лебедев при приеме на работу ставил только два условия — честность и добросовестность. Остальное — второстепенно. Так, в пищеблоке больницы работала Лидия Орестовна Филиппова, жена репрессированного известного профессора-химика Ипатьева. Она была исключительно честным и порядочным человеком, много делала для того, чтобы дети получили положенное им питание.

Работа пищеблока в условиях блокады особенно важна. Дежурные врачи обязаны были в 6 часов утра присутствовать при закладке продуктов. Можно с уверенностью сказать, что больные дети получали по норме все, до единого грамма. В этом большая заслуга диет-сестры Нины Владимировны Колешко (матери кандидата медицинских наук Института фтизиопульмонологии Лидии Ефремовны Колешко). Весной 1942 г. мы получили огород около станции Удельная, работа там велась нашим персоналом, полученные овощи шли в детский котел.

Н.В. Лебедев, несмотря на огромную занятость, терпеливо учил нас, молодых врачей, овладевать знаниями и практикой лечебной работы. В самые тяжелые дни он не прекращал проводить ежедневные конференции и обходы с врачами всех больных, давая «разгон» врачам и сестрам за те или иные упущения. Вечером он сам посещал больных, требующих особого внимания.

Мы имели мобилизационные предписания МПВО и должны были дежурить у входа в наше здание. На наших глазах падали от истощения люди, идущие вечером с работы. Мы их подбирали, согревали, поили горячим чаем с глюкозой и оставляли ночевать. Утром они снова уходили на работу.

Весь наш коллектив и, в первую очередь Николай Васильевич, вложили много сил в восстановление и успешную работу больницы, что дало возможность спасти от голодной смерти большое количество детей и подростков. В больнице я была председателем местного комитета профсоюза и проводила информации о событиях в нашем городе. В январе 1943 г. меня из-за плохого самочувствия вследствие переутомления положили в стационар.

Когда была прорвана блокада Ленинграда, ко мне в палату пришли и спросили, буду ли я проводить митинг. Я ответила, что когда нужно было сообщать о снижении нормы хлеба, то я это делала, а о таком радостном известии я, тем более, хочу сама сообщить. Встала и пошла проводить митинг (Динора Григорьевна Баланевская)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *