В тылу врага

партизаны в лесу

Лето сорок второго года.

Вновь сформированная бригада, в которой Илья Балдынов, к тому времени уже подполковник, стал начальником штаба, не выходила из боев. Особенно трудно пришлось ей близ Майкопа. Оттуда гитлеровцы нацеливали свой основной удар, намереваясь вдоль железной дороги выйти на побережье моря к Туапсе и разрезать наш Северо-Кавказский фронт надвое.

В долинах быстрых горных речек, на лесистых склонах, в ущельях и среди скал много дней шли бои. В горах не утихал гром канонады. Бригада стойко держала свои рубежи. Но враг был силен, потеснил соседние части, прорвался на флангах. Бригада оказалась в окружении.

Искусно сочетая маневр и контратаку — и в этом была немалая заслуга начальника ее штаба, — бригада, трижды прорвав вражеское кольцо, вышла из окружения и углубилась в горные леса. Теперь она находилась в тылу противника, отрезанная от своих, без связи с командованием фронта.

Но бригада продолжала действовать и пополняться — за счет партизан и населения — абхазцев и русских. Бригада выросла до дивизии. Удалось установить связь с командованием по радио. Был получен приказ: пройти через линию фронта, соединиться со своими войсками.

С помощью проводников — местных жителей — дивизия глухими горными тропами незаметно для немцев прошла между их позициями со всеми обозами, ведя с собой полуторатысячное стадо быков, и вышла недалеко от озера Рица к своим, пробыв во вражеском тылу около двух месяцев. На горном перевале командующий фронтом маршал Буденный встречал дивизию. Ее поставили в оборону на самый трудный участок — снова на подступах к Туапсе. И враг не смог потеснить ее с этих рубежей.

После разгрома фашистов под Сталинградом началось наше большое наступление. Еще ранее двинулся вперед Северо-Кавказский фронт. К этому времени полковник Балдынов был назначен заместителем командира 30-й Иркутской гвардейской дивизии. В числе других соединений дивизия приняла участие в штурме «Голубой линии» — последнего немецкого рубежа на Кубани, после чего наступающим открывался путь на Тамань, к Керченскому проливу.

Есть на Кубани, неподалеку от Новороссийска, станица Крымская с узловой железнодорожной станцией, а возле — господствующий над местностью округлая высота. Теперь она называется Высота Героев. Еще и сейчас в кустарнике, покрывающем ее, можно заметить, правда не без труда, сглаженные временем следы траншей, ходов сообщения.

Когда-то здесь находились укрепления немцев — высота была их ключевой позицией над «Голубой пинией». Во время боев за «Голубую линию» в начале мая сорок третьего года эта высота была средоточием ожесточенных схваток. В бой за нее были втянуты с обеих сторон артиллерия, танки, авиации.

ВОВ освобождение Кубани

Атака захлебнулась. Не выдержав вражеского огня, стрелковый батальон залег перед высотой на бугристом, давно не паханном ноле, где из-под засохшего прошлогоднего бурьяна уже поднялась молодая трава.

Полковник Балдынов находился на самом ответственном участке наступления дивизии, в стрелковом батальоне, который подошел ближе других к немецким позициям на высоте. От того, удастся ли батальону атака, зависело теперь многое, может быть, даже исход боя.

Семь раз за последние двое суток гитлеровцев сбрасывали с нее. И все-таки они вернули высоту себе. Значит, придется брать ее в восьмой.

Отсюда, с батальонного исходного рубежа атаки, полковнику и без бинокля хорошо была видна высота, вся изъязвленная воронками, изрезанная окопами; только кое-где на ней торчали остатки кустов, посеченных осколками, выкорчеванных взрывами, — гора выглядела почти голой. Казалось, там, на вывороченной взрывами желтоватой земле, нет ничего живого, что там — ни души: так обычно всегда выглядит передний край противника. Но сколько настороженных вражеских глаз глядит оттуда, сколько пулеметных стволов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *