Как немцы тракторы в танки превращали

Как немцы тракторы в танки превращали
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Задолго до того, как ограничения, наложенные Версальским договором были официально дезавуированы, веймарская Германия скрытно вела разработку своих первых экспериментальных танков, называя их «сельскохозяйственными тракторами». В декабре 1933 года правительство заключило контракт с Круппом на создание бронированной боевой машины, которая показана внизу. Измененная английская модель, не больше автомобиля, «Панцер I» был недостаточно вооружен и имел слабую бронезащиту. Но это было началом, в конечном счете, армия Гитлера имела их 1800 единиц.

Лучшие машины уже были на подходе. «Панцер Пс», появившийся в 1935 году, имел в два раза мощнее бронезащиту и небольшую пушку во вращающейся башенке. Первые в серии бронированные разведывательные машины появились в 1937 году и первоначально были вооружены только пулеметами. Ранние модели могли развивать скорость до 77 км в час по ровной дороге.

Так называемый «отец панцеров» имел два легких пулемета и мог развивать скорость до 40 км в час.

Как немцы тракторы в танки превращали

Такая бронированная разведывательная машина была оснащена единственным пулеметом, вмонтированным в низкую открывающуюся башенку. Четырехколесная тяга и надежное управление обеспечивали разведывательному автомобилю маневренность и удовлетворительное преодоление пересеченной местности.

К 1935 году командиров танковых войск, вплоть до роты, оснастили прочными и надежными радиостанциями. Гудериан и Луц уточнили новые типы танков, чтобы заменить неадекватный «Панцер I». Это были «Панцер II» — улучшенный образец предшественника, с 20-мм основным орудием и чуть более толстой броней; «Панцер III», предназначенный для уничтожения танков, имел 37-мм пушку, а «Панцер IV», многофункциональный танк с 75-мм орудием и запасом хода до 200 км, являлся танком для проникновения в оперативную глубину обороны противника. Ни одна из этих моделей не пригодилась в течение нескольких лет, а ограниченные фонды, предназначенные для этого, привели к компромиссным решениям. Бронирование «Панцер I» и «Панцер II» было слишком легким, чтобы выстоять против чего-либо, кроме стрелкового оружия. И хотя «Панцер III» и Панцер IV» имели более толстую броню, Франция и Англия разрабатывали танки с гораздо более мощной броневой защитой.

Однако главная сила первых «Панцеров» была заключена внутри поверхностных ограничений — это первоклассная конструкция их дви-гателей, коробок передач и гусениц. Это сделало их надежными при не-благоприятных боевых условиях и облегчило производство более мощных моделей в будущем. Конструкторы могли добавить больше брони и укрупнить орудия к имеющейся формуле и быть уверенными, что механические узлы и агрегаты выдержат нагрузки. Кроме того, тяжелые танки, которые выпускали конкуренты Германии, имели серьезные проблемы. Французский «Шар-Б», который появился в конце 30-х годов, например, выделялся тем, что имел броню в четыре раза толще, чем «Панцер IV», но его большое 75-мм орудие было неподвижно, а башня его конкурента, «Панцера IV», имела шарнирное устройство. Такие конструкторские недостатки вместе с просчетом французских тактиков в понимании того, что будущая эффективность танков зависит более от скорости и маневренности, чем от массы или огневой мощи, будут иметь катастрофические последствия для французов, когда немецкие танковые войска пересекут их границу весной 1940 года.

Кстати, один из танковых корпусов поведет Гудериан, карьера которого как полевого командира началась в октябре 1935 года, когда его перевели с должности начальника штаба танковых войск и предложили возглавить одну из трех новорожденных танковых дивизий. В то время как Гудериан намеревался той осенью приучить командный состав к новому способу ведения войны, тысячи других немецких офицеров были заняты более прозаической обязанностью — привлечением гражданского населения к военной службе для пополнения расширяющейся армии, иметь которую Гитлер официально потребовал в марте. Иронично, но поставленная Гитлером цель достичь мощи в тридцать шесть дивизий по 10 тысяч человек в каждой совпадала с таким же масштабом наращивания, за который выступали в то время и высшие генералы.

Но если генералы предвидели это только к 1938 или 1939 годам, то Гитлер хотел достичь цели к началу 1936 года. Установленный крайний срок оставлял командующим мало времени для новых подходов. Десятки тысяч новобранцев нуждались в основательной подготовке.

Неожиданное увеличение армии крайне перегружало небольшой офицерский корпус. Армия была вынуждена сократить подготовку для кандидатов в офицеры. Теперь большое количество офицеров запаса возвратили для заполнения тыловых и технических должностей, а офицеры из числа штурмовиков и военизированной государственной полиции тысячами вошли в состав армии. Многие из вновь прибывших оказались далеки от аристократических традиций старого рейхсвера, и это помогло становлению близких взаимоотношений между офицерами и солдатами в новом гитлеровском вермахте.

Главным же резервом армии, по мере того как торопили с подготовкой новобранцев, было готовое пополнение превосходно обученных сержантов. В отборной стотысячной силе, которую вырастил генерал Сект, рядовые были профессионально подготовлены так же, как сержанты и ефрейторы в странах-соперниках. По мере увеличения армии эти блестящие солдаты оказались готовыми стать на уровень сержантов и обучать новобранцев. Со временем они помогут выковать одну из наиболее подготовленных армий в мире.

Но начальные последствия численного развертывания армии проявились ослаблением старой, отборной силы. Каждый батальон существовавшего полка становился ядром для образования двух и более новых полков.

Это была болезненная для армии процедура, которую едва успели осуществить к установленному Гитлером сроку. К началу 1936 года, когда он составил планы по оккупации Рейнской области, число готовых к боевым действиям полков было недостаточным, чтобы полностью соответствовать вооруженной силе соседней Франции. И специальные танковые дивизии, которые были обучены Гудерианом и его коллегами, оставались все еще далеко не укомплектованными, потому что германские заводы придерживались того, чтобы соответствовать требованиям ограничений по производству бронированных машин.

Если Гитлер чувствовал себя не совсем уверенным в силе сухопутной армии или военно-воздушных сил в случае войны, то еще меньшая надежда была у него на военно-морской флот, который сильнее всего пострадал от ограничений Версальского договора. Все же в этой службе, как и в других, готовились планы по обновлению. Наиболее значительные изменения привнес своими идеями бывший командир подводной лодки Карл Дёниц, усвоивший горькие уроки Первой мировой войны.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *