Навстречу фашистам

Навстречу фашистам
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Капитан Матвей Зотов был любимцем полка. Величали его Зотычем, хотя по отчеству он был Иванович.

Летчики всегда охотно делились с ним мыслями, заботами и чувствами. Зотов платил им тем же. Он уважал и любил своих подчиненных. Знал их, верил им.

Жарким летом 1943 года 427-й истребительный авиаполк, штурманом которого был майор Зотов, сражался на Воронежском фронте. Полк все время пополнялся новыми самолетами и молодыми летчиками. Надо было не только решать боевые задачи, но и упорно овладевать новой техникой и боевым опытом. «Учились, как говорится, на ходу. На первый план выдвигались вопросы слетанности пар, звеньев, эскадрилий, отработка техники пилотирования и воздушной стрельбы. После каждого боевого вылета проводились подробные разборы действий летчиков полка, анализировались собственные промахи, детально изучались технические действия врага, его слабости и ошибки.

— Слетанность пар — это главное! — постоянно твердил Зотов. — Пара — это кулак. И разжимать его — значит бить врага растопыренными пальцами.

Верный своему правилу — быть впереди, воодушевлять подчиненных личным примером, Зотов не знал усталости и по четыре-пять раз в день поднимался в небо на выполнение боевых заданий, хотя по положению он мог иногда оставаться на земле в группе наведения.

Пересесть с тихоходного самолета на скоростной истребитель Як-9 или Ла-5 — дело не простое. Кроме изучения новой техники и приобретения твердых навыков пилотирования на скоростных машинах надо было находить и новую тактику боя, чтобы успешно сбивать фашистские модернизированные «фокке-вульфы», «хейнкели» и «хейншелю», появившиеся в небе над Курской дугой.

Надо было учитывать и то, что в составе двухтысячной армады гитлеровского воздушного флота на Курский выступ прибыли истребительная эскадрилья «Мельдерс», легион «Кондор» и другие авиационные части и соединения, в составе которых было немало воздушных асов.

С утра и до вечера вспыхивали жаркие воздушные схватки. Небо, словно черной тучей, заволакивалось вражескими самолетами. Сколько их летело на Курск 22 мая? Не сосчитать. А 2 и 3 июня в налете на город участвовало 560 фашистских бомбардировщиков и истребителей.

Навстречу фашистам

Только за эти дни в воздушных боях было сбито 155 вражеских самолетов.

На рассвете 7 июля майор Зотов стоял перед строем летчиков и кого-то распекал за неумелое ведение боя. Голос его звучал взволнованно.

— Так и погибнуть можно ни за понюх табаку. Сидит, словно извозчик в тарантасе, дует по прямой и хлещет длинными очередями, как кнутом по оглоблям. И все мимо цели. Думать надо, а не только шлемофон носить. И учиться надо днем и ночью. Боевая техника, что раскаленный металл,— голыми руками не возьмешь.

— А на таран, товарищ майор, можно попробовать? — послышался тонкий юношеский голосок.

Зотов внимательно посмотрел на молоденького желтоволосого летчика, по лицу которого, густо усеянному веснушками, робко пробежала чуть заметная улыбка.

— На та-ран, на та-ран… — растягивая слова, произнес Зотов. — Конечно, можно и на таран. Но ведь на таран идут в крайнем случае, когда все возможности исчерпаны, а враг наседает. Таранить тоже надо уметь, а не просто — ударил лбом во вражескую машину, и сам погиб. Нам до Берлина еще долго пикировать.

— А как же лейтенант Хлобыстав: в одном бою двух фашистов сшиб тараном, а сам остался жив? — переспросил кто-то.

— И Борис Ковзан, сосед наш по полку, говорят, уже троих срубил и все тараном! — дополнил командир первой эскадрильи.

— Вот-вот, об этом я и говорю: надо научиться так летать и управлять самолетом, как Ковзан и Хлобыстав. Они же отличные мастера пилотирования! А осмотрительность у них какая! Дай бог каждому. Вот Алеша Хлобыстов, например, всего кусок правой плоскости потерял, а двух фашистов в землю вогнал. Вот это — мастерство! — заключил Зотов.

Беседу прервала команда: — Боевая тревога!

Через мгновение полк под командованием Героя Советского Союза подполковника Якименко поднялся в воздух. Истребители набирали высоту. Машина Зотова шла рядом с командирской. Вокруг разливалась голубизна июльского неба. А на земле, среди багровых островов пожаров, в дымной пелене мелькали белые мазанки Верхопенья, Березовки, Беленихина, Лучков…

Вражеские бомбардировщики в плотном строю шли курсом на восток. Издали они были похожи на косяки перелетных птиц.

Якименко и Зотов с каждым боем все лучше и успешнее применяли знаменитую формулу воздушного боя, высказанную А. И. Покрышкиным: «Высота — скорость — маневр — огонь». Летчики полка все чаще переводили бой из горизонтальной плоскости в вертикальную. Но тут же, на Курской дуге, фашисты применили новинку в тактике воздушного боя, названную «чертовой мельницей». В первые дни воздушных боев эта «чертова мельница», примененная гитлеровцами в противовес нашей «этажерке» — эшелонирование групп истребителей по высоте, доставила советским истребителям много неприятностей.

Но уже через день наши командиры нашли новый прием — «слоеную мельницу». Вот ее и хотели проверить на практике командир полка и его штурман.

— Ну как, Зотыч, угостим фрицев «слоеным пирожком»? — послышался в шлемофонах голос Якименко.

— Так точно. Мы их «чертову мельницу» раскусили!

—  Атакуем головную группу! — последовала команда.

— Вас поняли, вас поняли… — ответил Зотов.

Используя преимущества в высоте, с пологого пикирования Зотов первым пошел в атаку на замыкавшего строй фашиста. Пули легли вдоль фюзеляжа «юнкерса». Вражеский самолет вспыхнул и горящим факелом пошел вниз.

Набирал высоту, Зотов увидел еще три падающих к земле «юнкерса» и другое — как над ним и немного правее два «мессера» атакуют его ведомого. Решение созрело мгновенно. Зотов резко взял ручку на себя, рванул машину вверх, затем перевел ее в левый вираж и устремился навстречу врагу.

Закружилась воздушная карусель. Зотов дрался всегда молча, а тут почему-то крикнул:

— Нет, гад, так просто не возьмешь!

Уйдя переворотом от огненной трассы немца, поймал врага в перекрестие прицела и прошил его длинной очередью. «Мессер» заковылял к земле. Но задымился и самолет ведомого. Мысленно Зотов упрекнул себя: «Как же я, опытный летчик, опоздал с помощью ведомому! Нет, пеленг пары устарел, надо летать строем фронта.» Зотов немедленно приказал молодому летчику следовать на свой аэродром и прикрыл его от вражеских ударов.

Фашисты, разъяренные боем, очевидно, заметили подбитый самолет и решили его доконать. Несмотря на то, что подбитый шел почти на бреющем полете, два «мессеры» устремились в атаку.

Зотов бросил свой самолет навстречу фашистам и ударил по наиболее назойливому из пушки. Не выходя из пике, гитлеровец врезался в рощу.

Итак, три самолета в одном бою сбил майор Зотов в тот памятный день. Бензочасы показывали, что горючее на исходе. Надо садиться.

Выйдя из кабины, Зотов почувствовал страшную усталость: ноги отекли, глаза резало от напряжения, словно от едкого дыма.

— Зотыч, ты же настоящий герой! — воскликнул командир полка, обнимая Матвея. — Молодец! Право, молодец!

— Какой там молодец, чуть не потерял ведомого, — отпарировал Зотов. — Точка. Летать только фронтом, на одной линии пара и на увеличенном интервале до 200 метров. Это не только улучшит взаимное наблюдение, но и можно будет обыкновенным доворотом прийти на выручку друг другу.

В вихре боев Матвей Зотов искал новые формы боя, чтобы с наименьшими потерями добывать победу.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *