Огонь по «орешку»

Огонь по «орешку»
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

26 апреля штаб 1229 гаубичного артиллерийского полка находился в лесу под Берлином, где нашими войсками была окружена крупная группировка противника. Фашисты принимали отчаянные попытки, чтобы вырваться из окружения, метались из стороны в сторону, нападали на наши подразделения. Схватки носили жестокий, скоротечный характер. В середине дня довелось схватиться с гитлеровцами и нам.

Как раз в это время командир полка майор И.Г. Войтенко уехал к командиру дивизии за получением новой задачи. Сначала штаб обстреляли из 81 мм минометов. Вражеская мина угодила в штабную машину, где находилось полковое знамя. Затем в атаку пошли немецкие автоматчики, ведя на ходу огонь трассирующими и зажигательные пулями. Несколько машин запылало. Штабная команда заняла круговую оборону. Но силы были неравны. Однако радист успел передать по радио в штаб дивизии о нападении.

Комсорг полка Григорий Турукало, увидев горящую машину со знаменем, уже будучи раненным в левую ногу, бросился туда. Рядом разорвалась мина. Комсорга взрывной волной отбросило в сторону, контузило. Он потерял сознание. Придя в себя, распахнул дверь и его обожгло пламя. На полу лежали убитые знаменосцы, И.В. Терехов и А.И. Иванов. Огонь быстро распространялся, угрожая боевому знамени.

Комсорг схватил воинскую святыню, затем по очереди вытащил погибших солдат. И тут же упал, распластавшись на знамени. Его автоматные очереди усилили огонь штабной команды. Гитлеровцы залегли. Но радоваться было еще рано. Вдали виднелась большая группа немцев, бегущих к штабу. В это время появился командир полка с разведчиками управления дивизии. Развернувшись в цепь, он повел их в контратаку.

Фашисты не приняли рукопашной. Отстреливаясь, начали отходить, оставляя на поле боя убитых и раненых. Майор, вернувшись к штабу и увидев погибших знаменосцев, догорающую машину, понял, что полковое знамя сохранить не удалось, представил себе позор в связи с утерей знамени, выхватил пистолет — хотел застрелиться. Начальник штаба повис на его правой руке.

— Товарищ командир, знамя сохранено. Его спас комсорг полка. Да вот он идет. — Майор И.Г. Войтенко развернул знамя и увидел на полотнище 12 пулевых пробоин. На глазах командира блеснули слезы.

За спасение святыни полка комсорг Григорий Порфирьевич Турукало награжден орденом Отечественной войны первой степени.

Комсорг Турукало, спасая знамя, спас не только символ воинской чести, но и, проявляя мужество, сохранил честь его командира и всего личного состава.

Огонь по «орешку»

… А тогда, договорившись о взаимодействии с комбатом, выхожу на улицу. Пожарище осветило все вокруг, было светло как днем. Прижатые к земле пулеметным огнем, ползем с разведчиком по густой желтой пыли на свой наблюдательный пункт. А затем вместе с командирами огневых взводов выбираем огневые позиции для стрельбы прямой наводкой. Так поступали всегда, когда нужно было вести точный огонь по мощным огневым точкам врага. Делать это приходится тоже ползком. В полночь выдвигаем гаубицы к переднему краю. Сейчас ударим по новым целям! Но тут подходит командир орудия сержант Дмитрий Демин.

— Товарищ капитан, нет бронебойных снарядов, — озабоченно говорит он.

— Где же они, — спрашиваю. И вспоминаю: Демин приготовил их для ведения огня по рейхстагу. У Дмитрия особый счет к фашистам: они расстреляли под Винницей его родителей, невесту, брата. Когда сержант узнал об этом из письма односельчан, он поклялся отомстить фашистским извергам. И вот долгожданный час возмездия приблизился.

— Ладно, Демин, — говорю ему. — оставь свой «подарок» для Гитлера. Стрелять пока будем фугасными.

Сержант бежит к орудию довольный.

Сквозь густой туман проступает бледная полоса зари. В небу взлетает зеленая ракета. И не успевает она рассыпаться и погаснуть, даю команду: «Огонь!».

Лязгают затворы. Черные пасти зарядных камер заглатывают тяжелые снаряды.

— Огонь! — Батарея открывает огонь по «орешку» — заданию, где засели гитлеровцы. Из жерл орудий вырываются огненные языки пламени и через мгновение верхний этаж дома заволакивает дымом. Веером разлетаются кирпичи, рамы. Второй залп рушит стены.

— С одним покончили, — удовлетворенно произносит сержант Демин. И… падает, намертво сраженный осколком разорвавшегося вражеского снаряда. Всю войну мечтал Дмитрий Демин дойти до Берлина. Дошел…

Гремят выстрелы орудий, и тут же слышны разрывы снарядов.

Погибшего Демина заменил комсорг Турукало. Батарейцы действуют с полным напряжением, уничтожая одну за другой вновь появляющиеся цели.

Серия красных ракет извещает об атаке наших пехотинцев. Командир батальона вызывает меня к телефону.

— Молодцы, артиллеристы, — одобряюще говорит он. — Отлично работаете!..

С противоположной стороны площади из сквера выползает «тигр» и два самоходных орудия.

— Товарищ капитан, разрешите открыть огонь, — обращается ко мне лейтенант Тимофей Скачко, командир огневого взвода.

Действуйте!

До танка около семисот метров. Стволы четырех орудий медленно плывут вправо, замирают. Выстрел. Все ударили по тигру», он шел первым. С жадностью смотрю в сторону сквера «Тигра» окутывает дым. Из него вырывается красно-желтое пламя. Следующими залпами уничтожены самоходки. В это Время радист Иван Шавшин зовет к радиостанции. В наушниках звучит баритон командира полка. Он приказывает открыть огонь по Рейхстагу. Тут же поднялись на крышу соседнего дома. С нее видно далеко вокруг. Впереди в дыму поблескивает купол Рейхстага. Начинаем пристрелку. У орудия сержанта Демина аккуратно разложены бронебойные снаряды. На каждом из них надпись: «За Ленинград», «За Киев», «За слезы наших матерей». Эти надписи сделал Демин.

Комсорг на одном из снарядов написал мелом: «За сержанта Демина».

Голос звучит взволновано, когда подаю команду:

— По логову фашистского зверья… Огонь!

В стереотрубу вижу, как горит Рейхстаг, окутываясь черными клубами дыма. Снаряды Демина летят в логово Гитлера…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *