Политические взгляды Николая II

Политические взгляды Николая II

Последний русский царь был одним из тех многочисленных мужчин, которые совершенно сознательно и весьма охотно подчиняются воле своей жены. Без сомнения, Александра Федоровна была самой сильной и значительной личностью в семье; именно она решала все, что касалось семейных дел, от бюджета до поездок, и делала это с типично немецкой обстоятельностью.

Однако Николай II прекрасно понимал, что в политике его жена была гораздо менее компетентна. Здесь она проявляла себя ревностной православной христианкой, считая царя «помазанником Божьим»; этого ей было достаточно для того, чтобы объяснить и оправдать любую ситуацию.

Александра Федоровна настойчиво защищала прерогативы неограниченной царской власти и часто позволяла себе вмешиваться в решение государственных вопросов, так как была уверена, что иногда муж проявляет слабость и посему нуждается в советах, которые она ему щедро поставляла. В этом также сказывалось самомнение царицы, принимавшей свою бесспорную силу характера за непогрешимость.

Когда в последствии на сцене появился Распутин, она нашла в его лице мощную поддержку. Александра Федоровна полагала, что ее глубокая религиозность в сочетании с «чудотворной» силой «старца» может разрешить те серьезные проблемы, которые терзали страну.

Личная трагедия Николая II была в том, что государь являлся совершенно заурядным, «обыкновенным человеком», и поэтому был не способен ни подняться до высот своих предшественников, ни продолжать их традицию. Вся его жизнь представляла собой постоянное проявление «заурядности».

Николай II был очень добрым, но слабовольным и чрезвычайно быстро шел на уступки; он не обладал тем глобальным видением мира и его проблем, которое необходимо монарху. Он был одним из многих, человеком порядочным, в чем-то, может быть, слишком наивным, и поступал лишь так, как подсказывали ему его убеждения, его совесть и вера в Бога. Но этих многочисленных положительных качеств было недостаточно для того, чтобы удержать такую бескрайнюю империю, как Россия.

Когда изучаешь период царствования Николая II во всем объеме, начинаешь понимать, что за эти двадцать три года царь провел значительные реформы и предоставил даже чрезмерно много возможностей для распространения революционных идей. Но, идя на реформы, он действовал слишком медленно, поэтому складывалось совершенно противоположное впечатление; например, уже существовала Дума, но всем казалось, что царь все еще твердо стоит на позициях абсолютизма.

Трагедия Николая II — трагедия слабости, неуверенности и неспособности вписаться в существующую традицию. Царь вызывает сострадание: это был человек трагической судьбы, не обладавший, однако, чертами трагического героя. Он предчувствовал опасность, видел, что страна приближается к краху, но не знал, как нужно действовать. И совершал все ту же ошибку: с одной стороны, шел на уступки, а с другой — поступал необдуманно и жестко, прикрываясь императорскими прерогативами.

Среди них была одна, которой не обладал ни один из европейских монархов: в России, начиная с Петра I, царь и Бог были понятием единым. Петр I провозгласил себя главой церкви, принизив тем самым роль патриарха. Не имело большого значения, что русские цари, включая самого Петра I, были почти все достаточно циничными и, в каком-то смысле, атеистами. Их далеко не «православное» поведение и их убеждения считались делом сугубо личным: для подданных важно было то, что эта символическая власть была отобрана у церкви и у патриарха, высшего представителя православия.

Николай II твердо верил в формулу «помазанник Божий», благодаря которой он отвечал за данную ему власть только перед Богом. Царь вовсе не считал «помазание» простой метафорой и, обладая неограниченной — как он полагал — властью, думал, что это освобождает его от необходимости выслушивать мнение и советы других людей. Писательница русского происхождения Нина Берберова в своей автобиографии «Курсив мой» пишет, что Николай II был твердо убежден: Господь действительно сделал его своим «помазанником» и строжайше запретил ему делить с кем бы то ни было свою власть.

Определенная легковесность и беспечность характера были неизбежным последствием весьма поверхностного образования, которое получил будущий царь. К тому же по своей натуре Николай Александрович никогда не любил добираться до сути вещей, а его вечная привычка создавать видимость чего-либо привела к тому, что даже предостережения судьбы не оставляли в его душе ни малейшего следа.

Его решения в области политики были губительны, поскольку Николай II часто действовал неосмотрительно и безответственно. Царь получил воспитание, типичное для военного, и был рабом некоторых условностей, присущих этой среде. Он ощущал себя главой привилегированной касты и, как бы парадоксально это ни звучало, отражал антиправительственные устремления ничтожно малой группы людей, которая с презрением относилась ко всему остальному населению.

Политические взгляды Николая IIНиколай II мыслил как гвардейский офицер — его даже будут называть в насмешку «маленьким полковником», — и ему был неведом образ мышления «первого гражданина» огромной империи. Эта каста военных пребывала в анахронической уверенности, что ее потребности безоговорочно являются самыми важными, а также что именно ей принадлежит право занимать первое место в государстве. Николай II — элегантный, светский и изысканный, всегда оставался военным, как в наружности и манерах, так и при принятии решений; этим же объясняется его поведение верного союзника по отношению к странам, вступившим в войну на стороне России.

Говорили, что Николай II мог бы стать прекрасным царем в рамках конституционной монархии, и вполне вероятно, что так бы оно и было; как настоящий военный, царь бы подчинился конституции, предоставив широкие права премьеру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *