Воспоминания защитника каменоломен Аджимушкая Ефремова

Малые каменоломни аджимушкай Крым

«Г. М. Бурмин с самого начала закрепился в литейном цехе и котельной, в стенах которых вырубили узкие амбразуры. К заводу стали прорываться разрозненные группы солдат. Гитлеровцы непрерывно атаковали, но раз за разом откатывались на прежние позиции. Здесь же в подвалах зданий разместили раненых.

По скрытым переходам передвигались с места на место, потом вынуждены были держать круговую оборону. Но силы обороняющихся таяли, и остался единственный выход — прорываться к каменоломням по открытой незнакомой местности, идти на прорыв ночью.

Вблизи заводской территории оборону занимала рота 768-го стрелкового полка, которой командовал лейтенант Иван Скрыль.

Шли третьи сутки обороны. Рота И. С. Скрыля оказалась отрезанной от каменоломен, присоединилась к защитникам завода и вместе пошла на прорыв. Ночью первая группа бесшумно выступила вперед по выемке подъездных железнодорожных путей.

Вторая группа, куда входили раненые и помогающие им гражданские лица, продвигалась медленно и была обнаружена противником.

Завязался бой. Противник открыл минометный огонь, но все кинулись вперед и достигли карьера, по которому вошли в каменоломни. Подземный гарнизон увеличился сразу на полторы тысячи человек».

«Прораб каменоломен Н. С. Данченко снова крепко выручил подземный гарнизон. Вместе с сыном он разыскал вырубку, по которой разведчики стали пробираться в один из дворов поселка. Наблюдательный пост оказался превосходным.

Отсюда было отчетливо видно, что гитлеровцы предпринимают в котловане и на поверхности над катакомбами. Николай Семенович и его сын подросток, пользуясь этим лазом, обнаружили склад с боеприпасами, который гитлеровцы оборудовали в старой церкви. Ночью этот склад взлетел на воздух». Ягунов приказал оформить наградные листы на прораба и его сына.Маленькие каменоломни Аджимушкай

Малые каменоломни — рукой подать. Но подземного хода туда из Центральных не было. Николай Семенович Данченко знал катакомбы как свою квартиру, но и он не выискал ни одной лазейки. Ягунов прикрепил к бывшему прорабу двух топографов, служивших в штабе фронта.

Они вместе облазили штольни и составили отличную карту каменоломен. Ее исполнили в нескольких экземплярах. Один висел в «кабинете» Ягунова, другой — а штабе гарнизона, остальные — в штабе батальонов, большое дело! По этим картам теперь моментально находили, любую штольню.

А связь с соседями нужна была позарез: совместно действовать всегда выгоднее, чем порознь.

Послали трех разведчиков, следом еще двоих, в том числе радиста Григория Киселя. По словам Ф. Ф. Казначеева, Григорий оставил записку: «Если погибну, то только геройски, о чем прошу сообщить родным после освобождения Украины в село Васильевское Киевского района».

Ягунов долго сидел в отсеке радистов. Неужели не дошли разведчики? Далеко за полночь на условной радиоволне морзянка отстукала цифры «77». Значит, связь установлена, рация Малых каменоломен заработала. Григорию Киселю пришлось повозиться, пока он восстановил рацию в Малых каменоломнях.

Вернувшись, разведчики рассказали, что в Малых каменоломнях трудностей еще больше. Хотя там всего 2011 бойцов и командиров и лишь семь гражданских лиц, но с продовольствием хуже, чем в Центральных. Совсем плохо с водой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *