Даже офицеры не знали что отправляются на войну

солдаты перед боем

Новогодняя ночь 1941 года выдалась в Казани на редкость морозной. Вдобавок дул сильный ветер, и снег, поднимавшийся вихрем, жег лицо до колючей боли. Улицы были пустынны, из-за сугробов замерли трамваи.

С трудом прошагав расстояние от Кольца до второго здания педагогического института, что у трампарка, я очутился, наконец, в тепле. У меня как заместителя декана была приятная миссия — открыть новогодний студенческий бал. И вот речь произнесена. Загремела музыка, закружились в вальсе пары. Мог ли кто-нибудь тогда подумать, что впереди всего полгода мирной жизни?

Последние два месяца перед войной были для меня временем напряженной работы. К тому же в мае я был призван на лагерный сбор. Наспех сдав дела по деканату Мансуру Абдрахманову, отправился в Ягодинские казармы, где располагался 208-й полк 18-й дивизии. А через несколько дней наш третий батальон убыл в лагеря. Там собралось около трехсот запасников. Обучали нас кадровые офицеры.

Истекло время сборов, но по домам никого не распускали, и мы не знали почему. Правда, еженедельно комиссар полка отпускал меня в город для чтения лекций в вечернем университете марксизма-ленинизма.

Так как занятия проходили за городом, в клубе имени Урицкого, мне разрешалось ночевать дома. Там, общаясь с тестем, который работал на заводе, я узнавал последние новости. Они вызывали тревогу. Неужели будет война?

Наконец, 17 июня, спустя несколько дней после инспекции комбрига Ковалева из Наркомата обороны, всех командиров— кадровых и запаса — собрали в березовой рощице за лагерной линейкой и построили в каре.

Поляна была оцеплена патрулями. Мы понимали: произойдет нечто важное. Вскоре прибыли командир дивизии, комиссар и начальник штаба. Нам объявили о передислокации на Украину для участия в маневрах. При этом было сказано, что командиры запаса задерживаются на неопределенное время и следуют со своими батальонами.

В последующие дни шла подготовка эшелонов. Отпуска и свидания с родными в районе лагеря запрещались. Трудно было политрукам убедить нас, что переброска дивизии никак не связана с приближением военного столкновения с фашистской Германией. Отношение к Договору 1939 года о ненападении было неоднозначным.

пехота

Не случайно генерал И. И. Людников в книге «Дорога длиною в жизнь» пишет: в середине июня 1941 года «…самые горячие заверения, что идем на учения, не могли утешить матерей и жен. Предчувствие близкой беды не обмануло. Прощаясь с женой и сынишкой, я почти не сомневался, что ухожу на войну».

Наш 208-й стрелковый полк, которым командовал участник гражданской войны полковник Нурминский, вышел из лагерей около восьми утра в воскресенье 22 июня. Мы не знали еще о вероломном нападении фашистской Германии на нашу Родину. Но вот в лугах за озером Дальний Кабан показался всадник, скакавший со стороны города.

Он спрыгнул около головы колонны и что-то доложил командиру полка. Последовала команда «стой!», батальоны выстроились четырехугольником. В тревожной тишине прозвучал сильный, взволнованный голос командира. Он сообщил о нападении гитлеровской Германии на СССР. Остаток пути до вокзала прошли молча. Никто не подавал команд, но люди шли слаженно, незаметно убыстряя шаг.

На привокзальной площади был сооружен забор из свежего теса: погрузка шла скрытно. В почтово-пассажирские вагоны старого образца складывались уставы, брошюры, мишени, учебное оружие, другое имущество, необходимое в лагере и вовсе не нужное на войне.

Пока шла погрузка, трудно было понять настроение людей. Они сосредоточенно делали то, что им полагалось. И только когда эшелон тронулся, все столпились у окон вагонов, чаще обычного курили и, пока уходила вдаль панорама кремля, молчали. Спало нервное напряжение, пошли разные разговоры, в которых обнаруживались и затаенная тревога, и неотступное ожидание серьезных перемен.

Следующей ночью наш состав обогнул Москву и к полудню 24 июня остановился на полустанке где-то под Вязьмой. Полковник Нурминский предложил провести стрельбы из пистолета «ТТ». Мы израсходовали почти все патроны, стреляя по консервным банкам или наскоро сделанным из бумаги мишеням.

Ночью проехали Смоленск, а утром 26 июня стало ясно, что эшелон следует не на Украину, а в Белоруссию. Лишь в Могилеве во время обеда мы пережили первые минуты реальной опасности.

Фашистская авиация бомбила город и район вокзала. Налет начался в момент, когда казанцы делились хлебом и кашей с первыми беженцами из Белоруссии. В глазах матерей уже можно было видеть недоумение и страх перед внезапностью неумолимой войны. После бомбежки наш эшелон был выведен за город, а затем повернул на север.

4 комментариев на тему “Даже офицеры не знали что отправляются на войну
  1. Редкий случай,когда пишут о ПРЕДВОЕННОЙ подготовке к войне!
    Насчёт начала войны,хоть и принято говорить,что Сталин ее «прозевал» — непохоже! Именно центральное руководство страны делало максимум возможного,чтобы усилить перед ней наши западные границы! Это даже дало основание как Геббельсу,так и «историкам» типа Резуна,Бунича,и др. говорить о подготовке СССР к нападению на Германию.
    Некоторые факты:
    — призыв на военные сборы перед войной резервистов — фактически скрытая мобилизация;
    — переброска к западу страны войск — самое известное — передислокация с Кавказа на Украину 19-й А Конева;
    — что-то было (до истины я так и не докопался) 18 июня 1941 года,когда войска ВСЕХ западных приграничных округов были вооружены и выведены на боевые позиции — правда,потом уведены к местам постоянной дислокации;
    — практически ВСЕ Особые военные округа на западных границах буквально непосредственно накануне войны переименованы во фронты!

    1. Этот редкий как вы выразились случай видимо был настолько засекречен был свое время….Конечно знали что начнется война…

    2. «ВСЕХ западных приграничных округов были вооружены и выведены на боевые позиции — правда,потом уведены к местам постоянной дислокации».
      Пограничными округами на момент начала войны являлись: «Северо-Западный пограничный округ»; «Управление пограничных войск УССР» (бывший Западный пограничный округ) и «Молдавский пограничный округ». Все пограничные округа всегда были вооруженными. Их боевые позиции — на границы.

      «практически ВСЕ Особые военные округа на западных границах буквально непосредственно накануне войны переименованы во фронты»!
      Не просто переименованы. Все было сложнее. 18 июня в округа пришел приказ о создании на базе окружных штабов — фронтовых штабов с передислокацией их в места, подготовленные для расположения фронтовых штабов. Переезд (мемуары Баграмяна) начался 20 июня. А оперативный отдел КОВО, возглавляемый этим самым Баграмяном, выехал из Киева в Тарнополь (место дислокации штаба ЮЗФ, где был уже Кирпонос) лишь вечером 21 июня на машинах. Причем Баграмян прихватил с собой ещё и шифровальный отдел. В итоге в ночь с 21 на 22 июня те самые знаменитые первые шифровки Жукова и Тимошенко в Киеве (остатки КОВО и в Тарнополе (создающийся штаб ЮЗФ) принимать могли, так как просто радисты были, а вот расшифровать их так и не смогли. Лишь к полудню 22 июня 1941 года Баграмян со своим оперативным отделом и прихваченным шифровальным отделом прибыли в Тарнополь.

  2. Редкий случай,когда пишут о ПРЕДВОЕННОЙ подготовке к войне!
    Насчёт начала войны,хоть и принято говорить,что Сталин ее «прозевал» — непохоже! Именно центральное руководство страны делало максимум возможного,чтобы усилить перед ней наши западные границы! Это даже дало основание как Геббельсу,так и «историкам» типа Резуна,Бунича,и др. говорить о подготовке СССР к нападению на Германию.
    Некоторые факты:
    — призыв на военные сборы перед войной резервистов — фактически скрытая мобилизация;
    — переброска к западу страны войск — самое известное — передислокация с Кавказа на Украину 19-й А Конева;
    — что-то было (до истины я так и не докопался) 18 июня 1941 года,когда войска ВСЕХ западных приграничных округов были вооружены и выведены на боевые позиции — правда,потом уведены к местам постоянной дислокации;
    — практически ВСЕ Особые военные округа на западных границах буквально непосредственно накануне войны переименованы во фронты!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *