Сын лесника-партизана

партизан вов

В первые дни войны лесника Антона Калистратовича Харе вызвали в район. Тогдашний секретарь райкома партии, взяв его под руку и проводив в соседнюю комнату, сказал:

— Мы хорошо знаем вас. Поэтому лесную сторожку в Бравичах включили в список конспиративных адресов районного комитета партии.

— И что от меня потребуется? — спросил лесник.

— Пока ничего. Ожидайте. Когда понадобитесь, мы вас разыщем. Значит, мы можем рассчитывать на вашу помощь?

— Какой может быть разговор?!

В годы войны несколько групп парашютистов, организованных и заброшенных через линию фронта молдавским отделением Украинского штаба партизанского движения, имели задание выйти на конспиративную явку к лесной сторожке Антона Хари в Бравичах, но не всем суждено было добраться до нее. Сразу после приземления часть парашютистов погибла в жестоких схватках с фашистскими карательными отрядами в окрестностях молдавских сел Зэйканы и Иванча.

Для других лесная сторожка стала прибежищем и служила своего рода «перевалочным пунктом» на пути в окрестные районы Кодр. Сам лесник, зная только ему известные тайные тропы, помогал партизанам уходить от карателей. Он укрывал, спасал патриотов во время частых облав, проводившихся оккупантами.

После боя в Ральском лесу захватчики взяли многих. Были заполнены все окрестные тюрьмы в Цыганештах, Онештах, Таборе и Курке.

Попали в руки палачей Антон Харя и его дочь Екатерина. Когда ее доставили на допрос в Куркский монастырь, она на очной ставке встретилась с отцом. Екатерина с трудом узнала его, избитого, искалеченного.

Больше ей не суждено было увидеть отца. Дни и ночи проводила тетушка Веруца у ворот монастыря в надежде узнать хоть что-нибудь о судьбе своего мужа. Его расстреляли , ничего не сказав родным.

Сын лесника Петря Харя, один из немногих, был очевидцем героических событий минувших лет.

После боя партизан с карателями Петря ненадолго нашел пристанище в лесу. А когда проголодался, вышел на опушку, подошел к овечьему загону и попросил у пастухов чего-нибудь поесть. Но не успел он ничего сказать о себе, как появился конный патруль.

— Ты из какого села? Как тебя зовут?

— Он сын Антона Хари. Я его знаю, — сказал один из всадников.

Всю дорогу — до самого жандармского поста в Онештах — его хлестали кнутом. Затем заперли в сарае во дворе Андрея Котеля, где уже находилось много арестованных местных жителей. Перед рассветом чья-то сильная рука сорвала засов, настежь распахнула дверь.

— Выходите, люди добрые, — раздался в темноте голос незнакомого мужчины.

— Смотрите не споткнитесь о труп часового. Бегите и не попадайтесь больше этим псам…

партизаны вов

Оказавшись на воле, Петря вместе с другими ушел в Кодры к партизанам. Здесь со своим односельчанином Ионом Грэждану он участвовал в отдельных диверсиях против фашистских воинских частей в окрестностях села Бравичи.

В одну из вылазок их задержал немецкий патруль. Связанных Иона и Петрю привели в село Фрумоаса, где находился штаб немецкого артиллерийского полка.

— Что вы ищете на огневых позициях наших батарей? Кто перерезал кабель?

Петря Харя не успел произнести ни слова, как допрашивавший его офицер наотмашь ударил парня по лицу, били зверски, пока он не потерял сознание. Затем принялись за Иона. Но друзья держались стойко и не выдали своих товарищей.

Когда стемнело, фашисты связали их и под конвоем отправили в Рэчулу. У колодца, что за перевалом, неожиданно раздались ружейные выстрелы. В мгновение ока кто-то перерезал веревку.

— В лес, быстро! — скомандовали им.

Кто были их спасители, так и не удалось узнать. Не исключено, что это сделали партизаны из соседних отрядов или разведчики советских частей.

Вскоре наши войска прорвали фронт.

Грохот артиллерийской канонады прогремел над окрестными холмами, удаляясь на запад, в сторону Прута. Петр Харя вместе с другими жителями вернулся в родное село. Всюду царило запустение, заборы пообвалились, дворы заросли бурьяном.

Односельчане трудились не покладая рук: чистили колодцы, дворы, ремонтировали дома, вставляли двери, рамы, которые захватчики унесли на дрова в ближайшие окопы.

— Петря, дорогой мой! — несказанно обрадовалась сыну Веруца. — А ведь я считала тебя мертвым, даже крест на кладбище поставила.

— Поторопилась, мать. Чего искать мне на том свете, когда нам предстоит совершить здесь столько дел…

Петря Харя устроился ездовым при хлебопекарне в Бравичах. Среди первых в селе он был принят в Ленинский комсомол.

В том же победном 1945 году Петре пришла повестка в армию. Он был первым новобранцем в родном селе. И провожать его на армейскую службу пришли все жители.

В рядах Советской Армии Петря Харя освоил специальность киномеханика, которой остался верен на всю жизнь..

Он удостоен почетного звания заслуженного работника культуры Молдавской ССР и четырех медалей ВДНХ СССР.

— Когда я впервые показывал у нас в Бравичах кинокартину «Чапаев», — вспоминает Петр Антонович, — взволнованные зрители к концу фильма стали громко кричать: «Не убивайте Чапаева, он должен остаться в живых».

Сначала под кинотеатр было приспособлено помещение бывшей синагоги. Теперь в его распоряжении прекрасный зрительный зал в сельском Дворце культуры. Рядом в парке возвышается памятник советским воинам-освободителям.

Да, настоящие герои продолжают жить в душах, в памяти признательных людей. Со временем и сам Петря Харя стал героем документального кинофильма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *