Безрезультатная борьба с немецкими минами

буксир СП-12

К вечеру первого дня войны подорвался на мине и потонул морской буксир «СП-12», проходивший по проваленному району. Позже подорвался при выходе из бухты сошедший с фарватера эсминец «Бодрый». Командир выбросил корабль на мель у Константиновского равелина.

Незавидная участь постигла и буксир с плавучим двадцати пятитонным краном. Когда после взрыва осел огромный столб воды, на поверхности остались лишь деревянные обломки да несколько сорванных с крепления спасательных кругов.

Самый тщательный анализ событий не давал представления о характере поставленных фашистами мин. Какого они типа — магнитные, донные?

Чтобы разгадать хитрость врага, было решено пожертвовать железной несамоходной баржей. Для увеличения магнитного поля ее загрузили металлоломом и стали буксировать в миноопасный район. Эта рискованная операция была возложена на экипаж катерного тральщика «Валерий Чкалов» под командованием мичмана Михаила Шевцова.

Кстати, в ОВР входили 9-й и 12-й дивизионы катерных тральщиков, переоборудованных из деревянных рыболовецких судов. Все они были окрашены в зеленый цвет, поэтому дивизионы в шутку называли «зелеными».

Любой вид боевых действий требовал штурманского обеспечения, тем более не могли обойтись без опытного специалиста в тралении. В первый опасный рейс на катере, буксировавшем трал-баржу, вышел штурман 2-го дивизиона морских охотников старший лейтенант Николай Дьяконов.

«Валерий Чкалов» без происшествий достиг Инкерманских створов, развернулся и лег на курс, ведущий по оси фарватера. Все, кто находился на палубе, затаив дыхание, с минуты на минуту ожидали взрыва. Но мина не срабатывала. Прошли один галс (отрезок пути судна, идущего ломанным курсом), и легли на обратный курс.

мина

— Странное дело, — разводил руками командир тральщика. — Казалось бы, на барже достаточно железа, чтобы заговорила «Магнитка», так нет — молчит, проклятая.

— Не торопись с выводами, — урезонивал мичмана Николай Дьяконов. — Ведь это — экспериментальный рейс, мы проверяем трал.

Вскоре с такими же баржами вышли катера «Байдуков» под командованием Беззубова и «Комсомолец» – (командир — Кирилл Баштаник).

С тех пор ежедневно три тральщика отправлялись на «прочесывание» севастопольских фарватеров, но все попытки воздействовать на вражеские мины были безрезультатными.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий

  1. Андрей

    1. Что такое “проваленный район”?
    2. “Двадцатипятитонный” пишется слитно!

    Ответить
  2. Георгий

    Протраленный…

    Ответить
  3. Виктор

    мой отец служивший на торпедных катерах Г-5, делал проходы в минных полях проходя на полном ходу через минное поле, из за большой скорости мины рвались далеко позади, правда был случай когда мина разорвалась близко и волной накрыло катер, двигатели заглохли , осмотрелись, “отряхнулись” завели моторы и продолжили. и так продолжалось пока Курчатов не придумал как размагнитить корабли. мины были магнитно- акустические.

    Ответить
  4. Cemen

    “но все попытки воздействовать на вражеские мины были безрезультатными”. Автор нужно более подробно изучать материал прежде чем выкладывать что то в сеть и делать такие поспешные выводы. На флоте было много хороших минеров-специалистов которые хотя пока и не знали устройства новейших немецких магнитно-акустических мин но они далеко не были беспомощными. С самого начала стали предприниматься попытки поднять и разоружить мину после нескольких попыток и потерь личного состава это удалось. Но пока шло изучение мин, с минами боролись элементарно были выставлены на побережье посты которые следили в какой район приводнится сброшенная с самолетов мина, затем на место сброса выходил катер с водолазами, водолаз спускался к мине и закладывал подрывной патрон, когда случайно заметили что взрыв глубинной бомбы вызывает детонацию мин то стали тралить фарватер с помощью глубинных бомб, а затем когда изучили устройство мин то слали применять кратность проходов нагруженных железным ломом барж на буксире, и применили размагничивание корпусов судов. Необходимо отметить что в результате принятых мер потери на немецких минах были минимальные, гораздо более серьезные потери наш Черноморский флот понес от собственный якорных мин, подрывы были от схода с курса корабля и приход в район минного заграждения, а также подрывы на сорванных штормом минах которые имея положительную плавучесть дрейфовали в различных направлениях.

    Ответить